Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №11(244), 23 мая 2000

Владимир НУЗОВ (Нью-Джерси)

"ОТДАВАТЬ МЕНЯ МАМА УЧИЛА..."

Интервью с американским бизнесменом и меценатом Сэмом Кислиным

Он похож то ли на Ван Гога, то ли на викинга. Седая щетина тому причина? Как знать...От случайности ассоциации избавляет счастливое озарение: викингов отличали отвага и смелость - они на хилых своих суденышках и до Америки доплывали. А с художником его роднит талант. Да, именно талант позволяет головокружительно зарабатывать и, не скупясь, тратить: ставить за свой счет библиотеки и больницы, помогать страждущим. "Отдавать меня мама учила", - скажет он просто, искренне, безо всякой рисовки...

- Сэм, вы, один из тех, кто добился в Америке выдающегося успеха в бизнесе. Какими качествами должен, на ваш взгляд, обладать человек, чтобы стать "богатым и знаменитым"?

- Мой успех в бизнесе основан, в первую очередь, на труде. Вкалываю - не побоюсь этого слова - по 12 часов в день, 60 часов в неделю. Ну, и удача - вторая составляющая успеха. Вовремя прийти, вовремя сойти со сцены...

- Насчет ухода вам, Сэм, рано, по-моему, говорить. Немного предистории: как вы оказались в эмиграции?

- В Одессе я был директором самого большого гастронома. По американским меркам это, конечно, бакалейная лавочка. Но у меня отоваривалось все городское начальство. И когда в 1972 году в Москву приехал Киссинджер и договорился с Брежневым о начале эмиграции, кто-то из одесских милицейских начальников мне шепнул, что на Одессу выделена квота: 8 тысяч виз. Если я хочу ехать, подсказали мне, я должен уволиться с работы, что я незамедлительно и сделал. Мы собрались уезжать, хотя сыну едва исполнилось восемь месяцев. Я был членом партии, меня должны были исключить из нее. Что тут началось! Как меня поливали газеты! "Мы кормили, поили, обучали шпиона! Он еще в утробе матери стал шпионом!" На собрании первичной партийной организации меня клеймили мои ближайшие друзья, стучали кулаком по столу, а через каких-нибудь два года я увидел их здесь, на Брайтоне, кое с кем из них мы потом даже встречались. Я не обижаюсь на них: все мы грешны, допускаем ошибки; та, советская, система во многом виновата. Года через три после приезда я поднял однажды тост за Брежнева и Никсона. Кто-то спросил: почему именно такое сочетание? Я объяснил: один меня выпустил, второй - впустил (смеется).

- Сегодня вы - Председатель Совета Директоров компании "Транс Коммодитиз. Инк.", ваш офис, где мы беседуем, находится в самом центре Манхэттена, у вас есть филиал в Москве. В двух словах - чем занимается ваша компания?

- Нашему представительству в Москве уже больше десяти лет, есть такой же филиал в Китае, во многих других странах мира. Что такое "коммодитиз"? Это цветные металлы, нефть и нефтепродукты. Мы одними из первых начали вести бизнес с Россией, рискнули в конце 80-х-начале 90-х годов инвестировать в ее экономику немалые средства. Многие, кто пришел вместе с нами, давно вышли из российского бизнеса, а мы упрямо не теряем надежды, что Россия оправится от тяжкой болезни. В России новое правительство, новый Президент, которого я лично очень хорошо знаю, и я уверен, что наша Родина снова займет свое историческое место среди сильнейших держав мира.

- Вы много своих средств вложили в Израиле: там построена библиотека имени Людмилы и Сэма Кислиных, на которую вы потратили более 3 миллионов долларов. Почему именно там вы занимаетесь основной благотворительностью?

- У вас неверная информация: основное внимание мы уделяем Америке. Здесь, как ни странно, много больных, старых, неимущих людей, которые не могут оплатить жилье, купить необходимые продукты питания. Мы отчисляем достаточно крупные суммы организациям, а те, в свою очередь, передают их нуждающимся. В работе этих организаций активное участие принимает моя жена.

Среди русскоязычных людей Америки довольно много богатых людей, но они держатся в тени, никому не помогают, их не учили этому. А моя мама мне всегда говорила: "Помоги, сынок, другим, Бог увидит - воздаст сторицей". И мой Бог меня пока что не оставляет...

Еще одно географическое место хочу упомянуть: Украину. В Одессе мы недавно построили и открыли противотуберкулезный санаторий для младенцев. Их буквально подбрасывали в подъезды, в мусорные баки, они умирали от туберкулеза. Надеюсь, что теперь их положение хоть как-то улучшится.

- Это очень скромно сказано, Сэм. Вы с женой попросту спасаете сотни маленьких человеческих жизней. Но я хочу поговорить вот о чем. Имя знаменитого человека обрастает легендами и - тут уж, видимо, никуда не денешься - слухами и сплетнями. Это - обратная сторона медали по имени известность. Все знают, что вы дружны с мэром Нью-Йорка Рудольфом Джулиани, всем это нравилось, всех это устраивало. И вдруг - перестало устраивать, поползли сплетни, повторять которые я не собираюсь. Не в политике ли тут дело?

- Конечно, первейшую роль играет политика, в которую я никогда не стремился. Мой друг Джулиани - один из лучших мэров Нью-Йорка за последнюю четверть века. Я надеюсь, что он будет избран в Сенат от штата Нью-Йорк, хотя его шансы на выборах примерно равны шансам Хиллари Клинтон, поскольку наш город традиционно голосует за демократов. Но поживем - увидим. Пользуюсь случаем еще раз поблагодарить мэра за то, что он мужественно встал на мою защиту, когда едва ли не все крупнейшие газеты мира обвиняли меня в мифической причастности к преступному миру. А Джулиани выступил и прямо заявил: "Я давно знаю эту семью и уверен, что ни к какой преступной группировке она не принадлежит, и вся эта кампания - не что иное, как политическая дрязга". Потом меня обвинили в том, что я вложил незаконно большие суммы в выборы Джулиани. Я действительно являлся одним из самых крупных дистрибьютеров его выборной компании, но я вложил в нее столько средств, сколько положено по закону - не больше, но и не меньше. Это не понравилось демократам, и они выдумали историю, что Кислин, мол, пересубсидировал Джулиани. Если бы это было так на самом деле, мы бы с вами сейчас не беседовали, правда? Я бы где-нибудь на нарах сидел (смеется).

- Еще вопрос в том же ключе. Неделю назад здесь, в Америке, на английском языке вышла книжка некоего Роберта Фридмана "Красная мафия", где есть такое утверждение: "Кислин - член группы Иванькова". Всем известно, что это абсурд, но это напечатано и размножено. Кто и что, по вашему мнению, за этим стоит?

- Снова, конечно, политика, снова кому-то хочется очернить меня и бросить тень на моих друзей. С господином Фридманом я встречался один-единственный раз: он приходил ко мне в качестве журналиста по уголовным расследованиям. Для него свобода слова означает, как видно, свободу писать все, что угодно. Что касается Иванькова, поверьте моему слову: этого человека я не знаю и никогда не видел. Может, из чистого любопытства стоило пойти на суд и хотя бы поглядеть на него. Я не совсем уверен, что его осудили честно и корректно - скорее, может быть, за то, что он был когда-то, в прошлом, преступником. Но судьям, как говорят, виднее. Может, при случае,я бы и непрочь был с ним познакомиться - много разного слышал о нем - но такого случая, повторяю, не представилось.

- Бог с ним, с Иваньковым, мы его вспомнили, может, ему там будет немного легче. Что вы думаете, Сэм, о будущем русской1 комьюнити в Нью-Йорке? Давно ходят разговоры о том, что ей надо иметь своего представителя в Сенате или Конгрессе США. Как вы к этому относитесь и насколько реально это осуществить?

- Русская комьюнити в Соединенных Штатах насчитывает 3,5 миллиона человек, в том числе в Нью-Йорке - около полумиллиона. Кубинцев же в этой стране - в три раза меньше2. А какой переполох они устроили в связи с этим несчастным мальчиком Элианом Гонсалесом! Мэр Майами встал на их сторону, правительство испугалось, даже Президент был встревожен. А почему же мы, 3,5 миллиона выходцев из стран бывшего Союза, не можем на законных основаниях влиять на политику этой страны, ее экономику?! Постепенно, я думаю, мы будем этот пробел в нашей общественной жизни в Америке восполнять. Начнем с Ассамблеи штата Нью-Йорк, уже найдены средства, чтобы наш представитель смог там работать.

- Речь идет о конкретном человеке?

- Да, это молодой человек, адвокат Алекс Красный - толковый, порядочный, хорошо разбирающийся в американской политике. Начав с Ассамблеи штата, мы, русскоговорящая комьюнити, заявим о себе как о реальной политической силе. Лиха беда - начало: и в Конгрессе США будут наши представители.

- Вы встречались со многими видными политиками, бизнесменами, деятелями культуры. Нет желания со временем написать мемуары?

- Со временем - может быть, а пока я к этому не готов. Я обыкновенный человек, мне не пристало выпячивать себя, кого-то учить жить. Для себя я какие-то записи делаю, веду что-то вроде дневника. Может, когда-нибудь моих внуков - а они, кстати, не только чисто говорят, но и пишут по-русски, хотя родились в Америке - это заинтересует, и это доставит мне большую радость.

- Сэм, а что-нибудь из записанного вы не могли бы рассказать читателям "Вестника"?

- Попробую вспомнить. В 1966 году пришлось мне искать правду в Москве. Брат Брежнева Яков устроил мне встречу с Генеральным прокурором СССР Руденко - помните такого? Это был, конечно, не цепной сталинский пес Вышинский, но и ангелом его трудно назвать.

- Да уж, лично допрашивал Пастернака, сажал диссидентов, высылал Солженицына.

- Так вот, вхожу я в его приемную, а там секретарь - молодая женщина невиданной красоты. Я прямо остолбенел. Она приглашает меня пройти к двери кабинета, а за ней, на расстоянии полуметра - вторая обитая кожей дверь, чтобы никакие звуки из кабинета не выбивались. Вхожу в кабинет, он такой длинный, хоть в бинокль рассматривай. Откуда-то голос: "Заходи, заходи!" Я долго - от волнения показалось: целую вечность - иду, никого не вижу. Дохожу до огромного, как площадь, стола, над ним торчит голова. Руденко-то карликом оказался! И прежде чем мы заговорили о моем деле, он мне стал рассказывать, как в начале 20-х годов избил пятерых хулиганов, пристававших у кинотеатра к девушке. Милиция его арестовала, потом-де выпустила и даже благодарность объявила. Я смотрю на него: мужичок с ноготок! - и тихонько думаю: "Послушай, ври, да знай же меру!". Однако страшная сила у него была, но другая. Я быстро изложил ему суть своего дела, он выслушал и, назвав меня по имени-отчеству, показывает на стопку папок на столе: "Здесь двадцать уголовных дел. Все преступники приговорены к высшей мере, завтра их должны расстрелять. А мне надо дела просмотреть еще раз - может кто-то осужден неправильно, нарушен закон. А вы ведь знаете, что советские законы самые честные, самые лучшие в мире". И тут же, без какого-либо перехода, спросил: "Чаю хочешь?" Вот вам штрихи к портрету одного из высших государственных чиновников послесталинской эпохи.

- Вы часто бываете в Москве?

- Пять-шесть раз в году. Я Москву знаю очень хорошо, и каждый раз, приезжая, удивляюсь изменениям в ее облике. Мэр города Юрий Михайлович Лужков за каких-то неполных десять лет буквально преобразил Москву - она стала современной европейской столицей. В то же время, если вы поедете в глубь России, то увидите настоящую нищету, люди лишены крова и элементарных человеческих удобств. Это ни в коей мере не упрек Юрию Лужкому, я говорю вам это просто потому, что сердце не только радуется за Москву, но и болит за всю Россию.

- Хорошо, Сэм. Не могли бы вы рассказать о семье: жене, детях? Чем дети занимаются? Помогают ли вам, или их интересы лежат в стороне от ваших?

- Жена - директор русского отдела UJA и один из 20 председателей Всемирного Еврейского конгресса. Нам с ней присвоено звание "Почетный гражданин города Нью-Йорка" - первым за всю историю города гражданам, родившимся за пределами Америки. Людмила много лет занимается благотворительной деятельностью, очень много делает в этом плане. Наш сын работает со мной, является президентом одной из компаний, у дочери собственный бизнес. У них свои семьи, дети, то есть я вполне законный дедушка, но силы и здоровье пока, слава Богу, есть, и я еще поработаю.

- Вы в хорошей физической форме. Соблюдаете диету, занимаетесь, как настоящий американец, спортом?

- С диетой дела обстоят не блестяще: я и выпить иногда могу, и ем что подают, не капризничаю. А вот спортом занимаюсь каждый день, в противном случае начинаю набирать вес. В клубе сперва бегаю по движущейся дорожке, потом поднимаю "железки". Делаю это, повторяю, каждый день, включая субботу и воскресенье, и другим советую.


Смотри также:


1 Под "русской" комьюнити подразумевается община выходцев из бывшего СССР, для которых родным языком является русский. - Прим.ред.
2 Сравнение "русской" и кубинской общины не вполне корректно. Практически вся кубинская община состоит из христиан-католиков. Община выходцев же из бывшего СССР по своей религиозной принадлежности очень неоднородна:помимо евреев, значительную ее часть составляют православные христиане, пятидесятники, баптисты и католики. - Прим. ред.


Содержание номера Архив Главная страница