Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №11(244), 23 мая 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ДВЕ СТОРОНЫ РАСОВОГО ПРОФИЛИРОВАНИЯ

Чтобы всем было понятно, о чем я говорю в этой статье, объясняю значение уже устоявшегося словосочетания "racial profiling", которое на русский язык переводится как "расовое профилирование".

Это словосочетание родили американские СМИ приблизительно полтора года тому назад в связи с тем, что организации, борющиеся за права афроамериканцев и латиноамериканцев, постоянно жаловались на предвзятое отношение полиции к своим подопечным: их гораздо чаще, чем белых, останавливают на дорогах, подвергают допросам, обыскам и т.п. За полтора года эти жалобы привлекли внимание как вашингтонской администрации, так и администрации большинства штатов и крупных городов Америки. Докатился этот снежный ком и до нашего Лос-Анджелеса. И наш городской совет призвал к ответу ЛАПД - лос-анджелесский полицейский департамент, шеф которого, между прочим, тоже афроамериканец, да еще и 25% всех его подчиненных либо черные, либо латинос. Так вот, наш шеф полиции начисто отвергает обвинения в том, что лос-анджелесские полицейские "профилируют" свои действия по борьбе с преступностью в зависимости от цвета кожи преступников.

По странному совпадению, протесты против использования расового профилирования правоохранительными органами совпадают с требованиями черных граждан вновь ввести расовую сегрегацию в американских тюрьмах. За последнее время в штате Калифорния резко участились драки между черными и латиноамериканскими заключенными. На пресс-конференции в начале мая убитая горем мать рассказывала о том, как в тюремной потасовке изуродовали лицо ее 19-летнего сына. Он был одним из 80-ти раненых в трехдневной расовой междоусобице в одной из тюрем штата Калифорния.

Я считаю нелогичным, когда, с одной стороны, оппоненты расового профилирования возражают против повышенного подозрения со стороны полиции по отношению к черным водителям (их считают преступниками), к туристам арабского вида (их считают террористами) или к латиноамериканцам (их считают торговцами наркотиками), а с другой стороны, никак не реагируют на требования введения сегрегации, т.е. расового профилирования, для заключенных.

Это классический пример избирательной слепоты, когда одни и те же люди возражают против расового профилирования правоохранительными органами, но с энтузиазмом поддерживают расовое профилирование, когда речь идет о таких программах, как "предпочтение меньшинств" ("affirmative action"), или "студентам разных рас - раздельные комнаты в студенческих общежитиях", или "избирательные участки должны очерчиваться по расовому признаку". Разве эти программы - не пример расового профилирования? Получатель льгот по программе "предпочтение меньшинств" удостаивается их не за способности или усердие, а только за цвет кожи. То же самое можно сказать и о том, как распределяют по комнатам черных и латиноамериканских студентов в общежитиях. Должен признать, что сегодняшняя сегрегация - добровольная, но от этого она не становится менее отвратительной для таких, как я, которые всегда были яростными противниками сегрегации, дозволяемой законом.

И все-таки, говоря о положении в тюрьмах, сегрегация может помочь избежать гибели многим заключенным. Здравый смысл важнее идеологии. К сожалению, в современном политическом мировоззрении здравый смысл присутствует редко. Отсутствует он и в дискуссиях по поводу расового профилирования. Представьте себе, что Всемирный торговый центр в Нью-Йорке взорвали не арабские, а ирландские националисты, заслужившие к тому же репутацию самых отъявленных террористов. Разве не было бы логично более дотошно проверять в аэропортах рыжих или блондинов с курносыми носами и веснушками, чтобы предотвратить другие террористические акты? Понятно, что большинство из них оказались бы ни в чем не повинными и имели бы право обижаться и протестовать, но, в соответствии со здравым смыслом, именно они, а не чернокожие или латиноамериканцы или арабы, могли бы гипотетически принадлежать к ирландской террористической группировке. А если бы евреи-ортодоксы взрывали православные церкви, то в районах, соседствующих с церквями, полиция имела бы основания останавливать и с пристрастием допрашивать всех мужчин с пейсами, в черных шляпах и сюртуках.

Вы считаете, что это абсурд? Если да, то и вам не чуждо расовое профилирование по отношению к ортодоксальным евреям.

Много лет тому назад показывали фильм "Рожденная свободной". В нем рассказывалось о судьбе львицы, воспитанной в человеческой семье. Когда она выросла, ее выпустили на свободу в африканские джунгли.

Представьте себе, что Вы отправились на сафари в Африку, и Вам навстречу несется львица. Прежде чем Вы выстрелите, будете ли Вы выяснять, кто это: дружелюбная ласковая Эльса, мечтающая потереться о Ваши ноги, или дикая агрессивная львица, добывающая хлеб насущный охотой? Ответ, я думаю, ясен. Конечно, это несправедливо по отношению к Эльсе, но здравый смысл диктует, что львице, скорей всего, нужно Вами поужинать.

Несколько лет тому назад сам Джесси Джексон - главный защитник прав афроамериканцев, сказал, что он бы чувствовал себя более уверенно, если бы поздней ночью ему встретилась группа белых подростков, а не черных. Расовое профилирование? Конечно, да.

Печально, но факт: у некоторых расовых групп нашего американского общества уровень преступности намного выше, чем у других. На это есть много причин. На пресс-конференции, требующей отделения черных заключенных от всех остальных, присутствовали только их матери, отцов там не было. Вот вам одна из главных причин - дети росли в семьях без мужчин. Почему? Потому что наши политики- демократы из самых лучших побуждений создали на государственном уровне уродливую систему социальной помощи, когда льготы женщинам и детям даются только при отсутствии мужчины в семье.

Профессионалы, которым мы платим за то, чтобы они защищали наше общество от преступников, находятся под очередной атакой. Конечно, в скандалах, связанных с полицейским отделением Рэмпорт, есть доля вины полицейских, но почему-то все гневные обвинения исходят от людей, не проживающих в этом районе. А вот жители района, наоборот, полицию поддерживают. Они знают и приветствуют рейды полиции по снижению преступности, потому что в результате этих рейдов опасные гангстеры оказались за решеткой. И почему же критикуют полицию за то, что она связывалась с иммиграционными властями, чтобы депортировать членов банд, оказавшихся в США нелегально? Что в этом плохого?

Слово "дискриминация" не всегда имеет негативное значение. Ведь наша способность отличать плохое от хорошего, красивое от уродливого, вкусное от невкусного и т.д. - это тоже своеобразная дискриминация. Полиция имеет право и обязана дискриминировать. Если поведение или одежда или еще что-нибудь вызывает у полицейских подозрение, они должны проверить подозреваемого. Понятно, что иногда под эти проверки могут попасть и невиновные, но если они на самом деле ни в чем не виноваты, то их это и трогать не должно.

В идеальном мире не будет рас, не будет расовой сегрегации, не будет ни наказаний, ни льгот по праву цвета кожи или расового признака. Но этот идеальный мир никогда не станет действительностью, если мы будем осуждать расовое профилирование в тех случаях, когда оно необходимо и полезно.


Содержание номера Архив Главная страница