Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #11(244), 23 мая 2000

Виталий СКУРАТОВСКИЙ (Хамельн, Германия)

МОИСЕЙ МЕНДЕЛЬСОН - НЕМЕЦКИЙ ФИЛОСОФ И ПЕРВЫЙ ЕВРЕЙСКИЙ ПРОСВЕТИТЕЛЬ

В 1749 году Готхольд Эфраим Лессинг, великий немецкий драматург, теоретик искусства и литературный критик-просветитель, написал свою одноактную пьесу "Евреи", в которой, наверное, впервые на немецком языке создал положительный образ еврея. Хорошим человеком выведен только один еврей - главный герой пьесы, при этом подразумевалось, что другие евреи, во всяком случае, их подавляющее большинство, обладали всеми пороками, которые им приписывало тогдашнее христианское общество. Но и эта робкая попытка гуманиста Лессинга придать еврею черты благородного (опять-таки по тогдашним христианским меркам!) человека вызвала большой резонанс в обществе, хотя и не у всех положительный. Но, так или иначе, негативное отношение к евреям как к нации было поколеблено. Хулители огульно всех евреев были посрамлены. Как писал один критик: "На представлении пьесы Лессинга христианская публика сидела в театре и одновременно на скамье подсудимых".

"Какое унижение для нашей гонимой нации! Какое чрезмерное презрение! Весь христианский народ рассматривает нас (евреев) как отбросы природы, как нарыв на теле общества. Только от образованных людей ожидаю я благосклонного отношения (к евреям)", - с этими словами по поводу пьесы Лессинга "Евреи" и существовавших в немецком обществе национальных предрассудков и вошел на литературную сцену Германии еще неизвестный тогда Моисей Мендельсон.

Мендельсон (собственно - Мозес бен Мендель Хейман) родился в 1729 г. в Дессау в бедной семье. Он одним из первых евреев научился читать и писать по-немецки, что было тогда строго запрещено в еврейских общинах. С 1742 г. Мендельсон жил в Берлине, где стал сначала домашним учителем в семье одного фабриканта - владельца фирмы по пошиву изделий из шелка, а затем бухгалтером и совладельцем фирмы. С юности Мендельсон стремился углубить свои знания, в частности, в области литературы и философии. Большое значение имела для него его дружба с врачом Аароном Соломоном Гумпертцом, который ввел его в образованные круги Берлина и познакомил со многими выдающимися людьми того времени, в частности, с Лессингом.

С самого начала своей литературной деятельности Мендельсон писал статьи на морально-философские и этические темы, а также литературно-критические заметки. В 1755 г. Лессинг издал первое сравнительно крупное произведение Мендельсона на немецком языке - "Философские разговоры". Мендельсон рассматривал себя как немецкого философа, а к религии относился, как к частному делу, хотя сам был ортодоксальным евреем, регулярно посещавшим синагогу. В распрях, существовавших тогда в еврейской религиозной среде Берлина, он не принимал никакого участия, а идиш отвергал. В 1761 г. он женился на дочери гамбургского торговца Абрахама Гугенхайма.

В 1763 г. за свою статью "Об очевидности в метафизических науках" Мендельсон получил приз за лучшую разработку философской темы на конкурсе, объявленном Прусской академией наук. Мендельсону присудили приз несмотря на то, что на эту почетную награду претендовали многие известные философы той поры, в том числе и Иммануил Кант, и на то, что Прусская академия была недовольна статьей Мендельсона "Поп-метафизик". В этой статье, написанной вместе с Лессингом и изданной сначала анонимно в 1755 году, оба друга-философа защищали теодицею (стремление согласовать наличие мирового зла с идеей благого и разумного бога) великого немецкого философа Лейбница от нападок английского поэта Александра Попа. Недовольство Прусской академии было вызвано не сутью статьи, т.е. не философской позицией авторов, а тем, что в ней защищали Лейбница, бывшего тогда у этого состава Академии в немилости.

Вместе с Лессингом Мендельсон участвовал и в сборнике "Письма о новейшей литературе", где он, демонстрируя свое проницательное мышление и используя четкий язык, довольно резко раскритиковал позицию самого короля Фридриха II Великого в вопросе о немецкой литературе. Король был не только прекрасным полководцем и реформатором в духе так называемого "просвещенного абсолютизма", но и писал еще статьи по вопросам философии и литератгуры. Одну из статей короля - "DE la litterature allemande" ("О немецкой литературе"), написанную на французском языке и высмеивающую немецкую литературу как неполноценную по сравнению с французской, и осмелился критиковать Мендельсон. Ирония ситуации заключалась и том, что в своем письме-апологии еврей Мендельсон защищал немецкую литературу от нападок немецкого короля. И немецкий король, к самолюбию которого, обычному для большинства авторов, примешалось еще чванство прусского монарха, не забыл эту критику. Он использовал свое право верховной инстанции, утверждающей прием новых членов в Прусскую академию, и дважды (!) вычеркивал из списка новых академиков имя Мендельсона, которого Академия была бы рада видеть в числе своих членов.

Появившаяся в 1767 г. работа Мендельсона "Федон или три беседы о бессмертии души" сделала его известным. Со всех сторон он получал восторженные отклики, его хвалили за прозрачность и ясность мысли, формы и стиля.

Мендельсон снискал уважение в ученом мире, он дружил с философами Гердером и Кантом, писателем Виландом, естествоиспытателем и путешественником Александром Гумбольдтом и его братом Вильгельмом - филологом, философом и языковедом. Мендельсон был одним из немногих евреев в XVIII веке, которому удалось добиться признания и расположения образованных людей. Он стал примером для многих своих братьев по вере, и берлинская еврейская община гордилась им. Он имел успех и на своем коммерческом поприще. Но, несмотря на его известность в Европе, в Пруссии Мендельсона только терпели, и он мог находиться в Берлине только потому, что за него поручился один из так называемых Schutzjude, т.е. еврей, который в силу тех или иных обстоятельств приобрел покровительство местного властителя. Только в 1763 г. Мендельсон и сам (с помощью протекции одного из своих сановитых друзей) получил статус Schutzjude.

Когда швейцарский теолог Иоганн Лафатер в открытом письме предложил Мендельсону опровергнуть христианскую религию или же - в случае, если он не сможет это сделать - оставить иудаизм и принять христианство, Мендельсон оказался в трудном положении. С одной стороны, опровергать официальную религию - пусть даже и в академическом тоне - было просто опасно в тогдашней жестко-христианской Германии, с другой, Мендельсон ни за что не хотел отказываться от религии предков. Он с честью вышел из положения, отправив Лафатеру очень вежливые, хотя и полные иронии письма, в которых он, не сдавая своих позиций верующего иудаиста, мягко обошел острые углы проблемы, продемонстрировав таким путем свою мудрость и терпимость.

Ситуация с Лафатером была поворотным пунктом в судьбе Мендельсона. Он понял, что, как признанный в Европе человек, он имеет моральную обязанность посвятить себя целиком проблемам европейского еврейства. Используя свои связи в художественных и административных кругах, он всячески помогал немецким и иностранным евреям в разрешении различных вопросов, в том числе и тех, которые касались эмансипации гонимого народа. Кроме того, он всеми доступными ему средствами стремился приобщить евреев к немецкой культуре. При этом он сам восполнял свои пробелы в знании Библии и древнееврейского языка. "После длительных размышлений, - пишет Мендельсон в письме одному другу, - я пришел к выводу, что я должен посвятить весь остаток моих сил детям и, может быть, значительной части моего народа, дав им в руки лучший перевод и объяснения священных книг, чем они до сих пор имели. Это первый шаг к культуре, от которой мой народ - к сожалению - был так отдален, что возникло сомнение, а может ли вообще произойти в этом деле какое-либо улучшение".

В 1778-79 гг. Мендельсон перевел на немецкий язык и издал Пятикнижие Моисея и псалмы, написал к ним комментарий. Напечатанные еврейским шрифтом, эти переводы были доступны и для тех евреев, которые не умели читать по-немецки, но вызвали обвинения со стороны некоторой части раввината, усмотревшего в переводах святотатство, граничащее с богохульством, и запретившего всем верующим евреям под угрозой проклятия их чтение. Но значение этой работы Мендельсона было неоспоримо - переводы заложили фундамент просвещения среди евреев Германии. Все евреи, особенно восточноевропейские, которые могли читать только на идише, получили возможность доступа через религиозные тексты к немецкому литературному языку. А с другой стороны, переводы Мендельсона послужили делу обновления древнееврейского языка, дали новый толчок к развитию окостеневшей в течение столетий письменной традиции евреев и имели большое значение для развития литературы на древнееврейском языке, для культурного возрождения евреев Европы.

Мендельсон принадлежал к числу наиболее значительных популяризаторов философской школы Лейбница, выступал против критики Вольтером лейбницевской "Теодицеи" - труда, в котором великий немецкий философ оправдывает бога за существующее в мире зло и рассматривает вопросы свободы и необходимости. Мендельсон требовал веротерпимости и свободного выбора религиозных убеждений, предлагая разграничить сферы влияния государства и религии. Спор между Мендельсоном и Ф. Якоби о "спинозизме" Лессинга послужил поводом к дискуссии о пантеизме (религиозно-философском учении, отождествляющем бога с природой) Спинозы. В этом открытом споре приняли участие многие немецкие философы.

Мендельсон оказал большое влияние на развитие философской мысли и гуманистических традиций XVIII века. Он был, образно говоря, ледоколом, взломавшим лед предубеждений по отношению к евреям и проторившим им путь из отчужденного и тесного мира гетто к общемировым ценностям. Мендельсон не ассимилировался сам (в религиозном плане) и не призывал к этому других евреев. Он остался верующим евреем, но евреем, открытым всем веяниям современного мира, всем достижениям цивилизации. Многие считают, что прототипом главного героя появившейся в 1779 г. пьесы Лессинга "Натан Мудрый", направленной против церковной реакции и религиозной нетерпимости, был именно Мендельсон.

В конце жизни Мендельсон много страдал от болезней и старческой немощи. Он часто впадал в меланхолию, его мучило дурное настроение. Вскоре после опубликования в 1785 г. своего, можно сказать, философского завещания "Morgenstunden oder Vorlesungen ьber das Dasein Gottes" ("Утренние часы или лекции о существовании Бога") Моисей Мендельсон умер. После Мендельсона - и в большой степени благодаря ему! - дело эмансипации евреев и их приобщение к немецкой культуре пошло быстрее.


Содержание номера Архив Главная страница