Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #10(243), 9 мая 2000

Виктор СНИТКОВСКИЙ (Бостон)

ПРИВАТИЗАЦИЯ В РОССИИ

Интервью с экономистом Игорем Бирманом

- Российские газеты полны утверждений, что из России вывозится в год как минимум 18 миллиардов долларов. Есть утверждения - 40, 100 миллиардов и тому подобное. Известно, что Россия продает в год нефти примерно на 18 млрд. долларов, алюминия на 1 млд. и оружия на 2-3 млрд., в сумме не более 25 млрд. дол. Кредиты МВФ по сравнению с 25 млрд. дол. незначительны. Из этих денег производятся закупки за рубежом, выплачиваются государственные долги России и российских частных компаний зарубежным кредиторам, выплачивается зарплата в России и т.д. Я не представляю, что в этих условиях можно перевести тайно за рубеж больше заработанной суммы валюты или пусть даже половину.

Каким предельным значением вы оцениваете сумму денег, незаконно переводимых из России за рубеж ежегодно?

- Я тоже думаю, что украсть больше, чем продано, невозможно. Тем более что часть кредитов давалась в виде оплаты государственного долга России, поставок оборудования и оплаты полезных или бесполезных консультаций западных специалистов и так далее. Но часть зарубежных кредитов шла в виде живых денег. Тут возможностей для воровства было куда больше. Предполагаю, что официально объявленный объем продаж за рубеж мог занижаться. В этом тоже могут быть резервы воровства.

- В.Нейшуль в "Независимой газете" от 26 сентября 1991 г. писал, что люди "игнорируют действительность, в которой, хотелось бы еще раз подчеркнуть, де-факто государственной собственности почти уже не существует. На каждый кусок общественного имущества заявлены чьи-то права, и отобрать их без насилия будет трудно".

Крупнейший специалист в области финансов и банковских систем, нобелевский лауреат по экономике Милтон Фридман считал, что "ключ России к выживанию, а затем к процветанию - частная собственность, и ничего больше. Все, чем они сейчас там занимаются помимо этого - очевидное толчение воды в ступе... Сейчас главное - приватизация. Хуже или лучше, но процесс должен идти. В нем спасение нации, российского общества. Стало быть, худший (или, скажем, морально нечистый) процесс приватизации выгоднее, чем стояние на месте на одной ноге..."

Считаете ли Вы, что были иные пути приватизации, гарантирующие более справедливое распределение собственности? Можно ли было, по-вашему, сломить офицерские полки директоров предприятий, руководителей министерств, партийных и комсомольских работников, захвативших большую часть государственной собственности?

- Действительно, государственная собственность была растащена во многом руководителями предприятий. Но даже в тех случаях, когда собственность передавалась в руки трудовых коллективов, фактически она быстро переходила в собственность руководителей предприятий. Дело в том, что был проведен закон, по которому руководству заранее доставалась больше часть акций на человека, чем на рядового труженика.

Я внимательно прочел недавно вышедшую книгу Чубайса о приватизации. Она написана интересно и искренне, но я с ним не согласен. Чубайс утверждает, что в условиях постоянной борьбы с Думой ничего лучшего у них не получилось. Большим упущением приватизаторов было то, что они не уделили достаточного внимания малой приватизации. Часть собственности приватизировали откровенно жульнически. Вспомните, например, историю со "Связьинвестом".

- Тот же Фридман говорит: "В принципе, я не верю никому из тех, кто пытается предсказать развитие событий в России, кто уверяет, что знает правильный путь. Мы знаем точку, куда надо прийти. Но на вопрос о том, как переместиться из этой точки в ту, Бог не дал ответа. Невозможно предвидеть, какие конкретные обстоятельства возникнут".

А вот экономист Явлинский ("Новая газета", 9-12 марта 2000 г.) призывал своих доверенных лиц перед президентскими выборами сказать избирателям, будто он знает, "что нужно сделать для того, чтобы мобилизовать ресурсы страны для решительного рывка" и что он, Явлинский, "знает секрет экономического чуда". Или "Я прекращу бегство капиталов и добьюсь притока инвестиций".

Как Вы полагаете, это серьезно или демагогия?

- Вся беда в том, что Путин вообще не сообщает о своей программе. Более того, говорит, будто не хочет ее раскрывать, чтобы другие претенденты из нее ничего не заимствовали. Такое может быть только в России. Я подолгу живу в России, несколько раз там слушал по телевидению Явлинского и могу сказать, что он звучал довольно привлекательно. Он, конечно, больше политик, чем экономист, но я ему симпатизирую.

- Считаете ли Вы возможным сказать, что Гайдар, Чубайс и их сторонники процесс приватизации запустили и довели до необратимости?

- Тут есть некоторые особенности российского учета приватизированной собственности. Многие приватизированные предприятия и компании частично принадлежат государству. Например, телевизионная компания ОРТ. По российской статистике такие компании считаются приватизированными. Если сложить полную стоимость таких предприятий со стоимостью предприятий, полностью находящихся в частном владении, то приватизировано более половины бывшей госсобственности. Если из этой суммы вычесть долю государства, то в России приватизировано меньше половины госсобственности.

- Довлатов писал, что, если забрать капиталы у богачей и все распределить поровну между всеми, то через несколько лет бывшие богатые опять станут богатыми, а бывшие бедные обеднеют снова.

- Наверное, Довлатов прав. Это, конечно, шутка. Но в ней есть правда. Возможно, он имел в виду, что богатые умней, изворотливей... Но через сколько лет все вернется на круги своя, не знаю. Может, через несколько лет, а может быть, через 15-20.

- В тезисах Совета по внешней и оборонной политике России "Стратегия России в XXI веке", подписанных чекистом Кобаладзе, "яблочником" Лукиным и другими, есть такие слова: "Мы считаем призывы к полному ядерному разоружению своего рода "реакционным романтизмом"".

Советский Союз обещал не применять ядерное оружие первым. Обновленная российская военная доктрина отказалась от такого обещания. Как Вы думаете, это отразится на экономической помощи России?

- Конечно, отразится. То, что они написали, - преступление!


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница