Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #10(243), 9 мая 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Я ТАК И НЕ ПОБОЛТАЛ С ИЛЬЕЙ-ПРОРОКОМ...

Была у меня возможность поговорить с глазу на глаз с Ильей-пророком, но я ею не воспользовался. А теперь жди до следующего года, да и то неизвестно, явится ли он опять во плоти... Ведь по правилам, каждую пасху он обязательно посещает нас, но, так сказать, духовно, а чтобы вот так - сесть за стол и съесть тарелку куриного бульона с фрикаделькой из мацы - дождемся ли опять такого?

Пятый год подряд мы устраивали празднование пасхи для русскоязычных евреев. Я с удовольствием вел пасхальный седер, читал Агаду, составленную пять лет тому назад на русском языке специально для бывших советских евреев. Я включил туда не только традиционные молитвы, но и высказывания таких знаменитостей, как Альберт Эйнштейн, воспоминания подростка, погибшего в Освенциме, хасидскую притчу Мартина Бубера и еще многое, что, с моей точки зрения, соответствовало поводу.

В первый год пришло всего 150 человек, в основном, пожилых. Они смутно помнили о пасхе, но не очень представляли себе ритуал праздника - да и откуда им было знать? Главной религией в Советском Союзе был атеизм, а справлять религиозные праздники было даже небезопасно. Но после первого успешного седера каждый год стало приходить все больше народа. Из уст в уста люди передавали, что вечер идет на русском языке, что никаких непонятных молитв и странных обрядов не происходит, что все всем ясно и даже интересно. А молитвы и еврейские песни поет Светлана Портнянская - выдающаяся певица и кантор, любимица нашей общины, на чьи концерты билеты раскупаются в одно мгновение. Я подозреваю, что многие приходят, чтобы послушать Свету, а пасхальные тексты и обед идут как бесплатное приложение к ее выступлению, но не берусь утверждать. Так или иначе, на второй год к нам пришло 300 человек, и многие пожилые привели не только детей, но и внуков. Потом пришли 400 человек, и детей было побольше, а в этом году - рекорд: за два вечера пасху на русском языке отметило около 700 человек! И детишек было, как никогда, много, и все они получили замечательные подарки за афикоймен. А мы, взрослые, помолились, выпили положенные четыре стакана вина и прекрасно провели время. Единственный спорный момент за весь вечер - это мое пение. Дело в том, что я воспользовался своей властью и позволил себе спеть очень близкую моему сердцу песню - "Фараону", в которой Моисей говорит фараону: "Отпусти народ мой!" Мы всегда пели эту песню на демонстрациях в защиту советских евреев. Света, кстати, даже не поморщилась, а публика слушала с вежливым вниманием. Аппетита никто не потерял, никто раньше времени не ушел, так что я, на всякий случай, приношу свои извинения, но пообещать, что в следующем году не буду петь, не могу.

Когда пасхальный обед подходил к концу, и мы уже выпили третий стакан вина, ко мне подошла женщина и сказала: "Там пришел какой-то человек. Он говорит, что он голоден, что он - еврей, и хотел бы чего-нибудь поесть. Можно мы посадим его за наш стол и накормим?"

Я посмотрел туда, куда показывала женщина, и увидел мужчину средних лет в куртке и джинсах. Он смущенно улыбался, застенчиво глядя на меня. "Конечно, накормите его, - сказал я. - Мы ведь уже говорили сегодня, что за пасхальным столом принято кормить всех голодных и страждущих".

Незнакомца усадили за стол и принялись угощать с таким радушием, на которое способны только выходцы из России. Позже мне доложили, что кушал он с большим аппетитом, отдал особое предпочтение курице и картошке и вина тоже отведал, а кипа у него была своя собственная, довольно поношенная. Еще рассказали, что вообще-то он из Чикаго, но к нам в Лос-Анджелес приехал из Сан-Диего и что ему нравится калифорнийская погода. Я рассказывал всем собравшимся об Илье-пророке, который незримо посещает все еврейские дома в пасхальную ночь и приход которого знаменует лучшее и счастливое будущее для всего еврейского народа и для каждого из нас в отдельности. Мы налили вина в его стакан, и Света спела песню "Илья-пророк", и все ей подпевали. Не пел только незнакомец, он в это время был занят едой, но позже он пел еврейские песни вместе со всеми. Когда все встали, что бы спеть израильский гимн, он встал вместе со всеми и пел вместе со всеми, и я не заметил, как он исчез. Я не успел с ним поговорить...

Был ли это Илья-пророк? В разных обличьях являлся он людям, может, заглянул он под видом голодного незнакомца и на наш огонек? Как знать? Вообще-то я реалист и к чудесам отношусь очень скептически. И к мифу о визитах Ильи-пророка тоже. А все-таки, кто знает?...


Содержание номера Архив Главная страница