Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #9(242), 25 апреля 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

ОДИССЕЯ ЭЛИАНА ГОНЗАЛЕСА

Дело, собственно, уже не в необычайных приключениях шестилетнего Элиана и не в нем самом, и даже не в том, сумеет ли он вернуться с отцом на Кубу или нет. Эта "одиссея" совершенно неожиданно переросла в проблему, не возникавшую на протяжении двухсот лет: обязаны ли граждане Соединенных Штатов при любых обстоятельствах беспрекословно подчиняться Закону, или дело дошло уже до того, что любая хорошо организованная политическая клика способна диктовать государству свои условия?

Такого рода вещи случались на самой заре существования Штатов, и первые президенты беспощадно боролись с этим - благодаря чему страна и выросла в современную мощную державу. При случае мы непременно поговорим об этом, а сейчас давайте взглянем на основные этапы одиссеи Элиана Гонзалеса и сопровождающие их катастрофические "побочные эффекты".

25 ноября прошлого года американская береговая охрана обнаружила недалеко от побережья Флориды барахтающихся в воде, уцепившихся за какие-то обломки, четырех человек - трех взрослых и малыша Элиана. Это все, что осталось от 13 кубинских "нелегалов", бежавших с "острова свободы" на утлом суденышке. Они не были борцами против режима, а простыми экономическим мигрантами, ищущими, где лучше. Среди девяти утонувших была разведенная мать мальчика и ее любовник. Отец Элиана, женатый на другой, остался на Кубе.

Пять дней спустя осиротевший Элиан оказывается в Майами, в Маленькой Гаване - общине кубинских иммигрантов, у своего двоюродного деда Лазаро Гонзалеса. А 6 декабря, когда мальчику исполняется шесть лет, этот день рождения торжественно отмечает вся Куба. Бородатый Кастро произносит зажигательную речь, требуя возвращения ребенка, и все юные пионеры, естественно, требуют того же. С этого момента политика начинает играть в "деле Элиана" доминирующую роль.

10 декабря она, политика то есть, перебрасывается в Майами: тамошние кубинские родичи Элиана, которые до этого были ко всему безразличны, после речи Фиделя звереют, и все их дальнейшие поступки можно охарактеризовать формулой, в переводе с вульгарного испанского звучащей, как "накося, выкуси!". И если Иммиграционная служба выражает желание незамедлительно переправить ребенка к отцу (воссоединение разбитых семей - основа политики США), то нанятые майамскими кубинцами адвокаты тут же пишут петиции о предоставлении шестилетнему Элиану права политического убежища. "Ибо, - сказано в петиции, - мальчика по возвращении на Кубу ждут пытки нравственного характера". Адвокаты отлично знают, что по закону политического убежища может просить человек 18 лет и старше, а не шестилетний малыш; но адвокатам хорошо уплачено, и они делают свое дело: разжигают политические страсти в стране.

5 января этого года Служба иммиграции издает категорическую директиву: к 14 января мальчик должен быть возвращен на Кубу к отцу. Но принцип "Накося, выкуси!" продолжает действовать: майамские кубинцы отвечают категорическим "нет!" и на следующий день добавляют к этому нечто более существенное: блокируют уличные перекрестки, остановив таким образом все движение.

И тут начинается настоящая фантасмагория. Полиция, этот блюститель законопорядка, не принимает никаких мер, зато флоридский окружной судья выносит, ко всеобщему ликованию, решение: родичи Элиана Гонзалеса признаются его опекунами! Все прыгают и вопят, растопырив пальцы, а телекамеры, кроме того, показывают Элиана: он совершенно одурел, он ничего не понимает, но тоже растопыривает пальцы. Вскоре, однако, выступает министр юстиции Джанет Рино и сообщает, что решение судьи отменяется, поскольку он сам - "родич", и выносить такое решение не имел права. Тогда кубинцы, в этот же знаменательный день, 10 января, собираются угрожающими толпами у штатных и федеральных учреждений и начинают истошно вопить, что Элиана спасла из воды лично пресвятая Мадонна Гваделупская - специально для них, что он - подобие Моисея или Христа, и что они скорее умрут в бою, нежели выдадут его. Марислейсис Гонзалес, двоюродная тетка Элиана, сделала заявление для прессы: они-де с мальчиком любят друг друга, отец ему вообще ни к чему, а мать ему вполне заменит она сама. Сделав это заявление, новоявленная "мать" тут же падает в обморок и отбывает в больницу; с этого дня Марислейсис называют не иначе, как "суррогатная мать".

29 марта "родичи" обращаются в местный федеральный суд с ходатайством: отменить решение Службы иммиграции о возвращении Элиана отцу. К их разочарованию, суд подтверждает решение Службы, а сама она снова грозно требует выполнить ее распоряжение. Но "родичи" уже почувствовали свою силу и бессилие государства. Плевать они хотели на федеральный суд! Такие дела, по их мнению, должен решать суд по семейным делам (на который им, положим, тоже наплевать, как и на решение президента по этому поводу, как и на решение министра юстиции). И тут в эту нечистую игру вступает вице-президент Гор. Он, пока что второе по значению лицо в Белом Доме, внезапно отмежевывается от президента и заявляет, что он согласен с решением майамских бунтовщиков. А как же: впереди выборы, и ему нужны голоса флоридских электоров. Клянусь, я не встретил ни одной солидной газеты, ни одного солидного политического комментатора, которые не назвали бы поступок Гора disgusting - отвратительным.

Продолжим ход событий. Противостояние продолжается, хотя опрос показывает, что 72 % американцев - за то, чтобы вернуть ребенка отцу на Кубу. И вот 23 марта Джанет Рино решительно заявляет, что время затяжек кончилось, и ребенок должен быть отправлен на родину немедленно. Она надеется, что это произойдет в ближайшие часы. Потому что происходящее на языке уголовного кодекса носит название "похищение ребенка". В ответ она получает шестидневное презрительное молчание. И она ничего не предпринимает - не смеет предпринять. А потом ей нагло ставят ультиматум: Элиан будет передан отцу только при условии, что тот приедет за ним с Кубы сюда, в Соединенные Штаты. Если же кто-либо явится к ним, чтобы увести Элиана против их воли, "родичи" возьмутся за руки, образуют вокруг дома "живое кольцо", и "мальчика уведут только через их трупы".

Посмотрите на карикатуру известного американского карикатуриста Тони Ота, которой иллюстрирована эта статья. Подпись под ней гласит: America's largest kidnapping ring. Слово Ring имеет, среди прочих, два значения, которые и обыграны в карикатуре: "кольцо" и "банда, шайка". Так что подпись под взявшимися за руки "родичами" вокруг дома с Элианом переводится так: "Самая большая в Америке банда похитителей". С чем я полностью согласен.

Итак, ультиматум был высказан, и единственная в мире сверхдержава не пикнула. Гонзалес-отец был приглашен, старый Фидель выразил согласие, и 6 апреля Хуан Мигель Гонзалес, с женой и ребенком, прилетает в Вашингтон.

Давайте решим одну психологическую задачку. Предположим, что это американский мальчик оказался на Кубе, и Фидель под разными предлогами не отпускает его в Штаты к отцу. Что произошло бы? Не требуется иметь семи пядей во лбу, чтобы ответить на это. Тут вам и санкции ООН, и полная блокада Кубы, и ракетный удар, и высадка морской пехоты, и мало ли что еще! Мы ведь - единственная сверхдержава, а не просто так.

А вот в нашем случае этой самой сверхдержаве противостоит банда кубинских уголовников, и она ничего не может с ними поделать. Насчет "уголовников" я не преувеличил: две журналистки из "Вашингтон пост" Карен Деянг и Сью-Энн Прессли побывали в Майами и лично ознакомились с тем, что собой представляют главари "родичей", возглавляющие движение неповиновения Закону. Или, как они сами выражаются цветисто, "борьбу за счастье и свободу" маленького Элиана.

Оба двоюродных деда Элиана, включая Лазаро, требующего, чтобы его сделали опекуном мальчика, дважды задерживались полицией за езду в нетрезвом виде и, отдельно, за пальбу из пистолета на улице - в таком же виде. "Большая пресса" об этом не упоминала, но "Майами гералд" сообщила об этом корреспонденту "Нью-Йорк таймс", о чем потом весьма сожалела: "родичи" мстительны и опасны.

Кузен Элиана Дельфин, один из главных борцов за опекунство, - запойный алкаш, дважды сидевший в тюрьме за езду против движения и связанные с этим несчастные случаи.

Есть еще два кузена-близнеца, сыновья сестры упоминавшегося выше Лазаро. Кузенам по 32 года, и оба они известны полиции как неоднократно арестовывавшиеся рецидивисты. Кузен Сид ожидает суда за нападение на туристку прошлой осенью и ограбление ее. Полиция нашла у него ожерелье и браслет, унесенные им после того, как он оглушил женщину ударом пистолета по голове. Этот борец за свободу и счастье ребенка отстреливался от полиции, что, естественно, увеличит срок наказания. А в 1994 г. с ним судилась его бывшая жена, которую он избивал и которой потом отказывался платить алименты за собственного сына. Братец же его Хозе привлекался к суду пятикратно - за грабежи со взломом и на улице, а также за поджог.

Человек, представляющий эту семейку на всех переговорах, Гутьеррес, отмахнулся от криминальной деятельности кузенов Элиана, глубокомысленно заявив: "Ну и что? В любой семье есть кто-нибудь, на кого жалуются". Это вполне подходит человеку, суетящемуся вокруг мальчика перед телекамерами и обучающему его растопыривать пальцы в виде знака V.

Что касается "суррогатной матери", 22-летней Марислейсис Гонзалес, Элиановой двоюродной тетки, то с момента появления мальчика в их доме она семь раз попадала в больницу в бессознательном состоянии с диагнозами: "нервная реакция желудка" или "чрезмерная эмоциональная возбудимость". "В переводе на простой английский, это что-то вроде психопатки?" - спросили журналистки врача. "Ну, это несколько грубовато, но примерно так", - ответил тот.

Вот семья, где предстоит воспитываться Элиану, и вот кто руководит движением майамских кубинцев за это усыновление.

Продолжим рассказ. Итак, в соответствии с ультиматумом, Гонзалес-отец прилетает в Вашингтон, где он рассчитывает встретить сына и лететь с ним обратным рейсом на Кубу. Он прилетает, но сына не видит и спрашивает, где же Элиан? Служба иммиграции и Джанет Рино, в свою очередь, обращаются к родичам мальчика: ультиматум выполнен, отец прибыл, когда же можно забрать Элиана?

Два дня длится молчание, а потом вдруг, ко всеобщему изумлению, следует все тот же ответ: "Накося, выкуси!". Элиан останется у нас, и точка.

Упоминавшиеся журналистки спешат к так называемым "умеренным" кубинцам и спрашивают, чем объяснить такой странный поворот событий. А тем объяснить, пугливо озираясь, шепчут "умеренные", что "родичи", как говорится, облажались. Они-то рассчитывали, что Гонзалес-отец, едва выйдя из самолета, тут же завопит: "Прошу политического убежища!". К вящему посрамлению Кастро. А он, гад, не завопил, а наоборот, готов лететь обратно на Кубу. Вот они и взбесились. Закон? Плевать они хотели на закон - их никто не посмеет тронуть: это же всe потенциальные террористы. Америка еще хлебнет с ними горя, увидите.

И снова выступила Рино и сурово дала срок до такого-то часа. А на нее никто и внимания не обратил. "Родичи" торжественно вручили телевидению видеокассету; в ней дрессированный Элиан, как марионетка, размахивая руками, старательно выговаривал написанную "суррогатной матерью" речь: "Папа! Я к тебе не вернусь, если ты уедешь на Кубу. Только если ты останешься в Америке, я к тебе вернусь!". Несчастный мальчик.

А адвокат "родичей" жизнерадостно сообщил: дело передано в апелляционный суд в Атланте, и пока трое его судей не примут надлежащего решения, отцу не видать Элиана, как своих ушей. Правительство тоже обращается в тот же суд и лепечет что-то жалостное насчет отцовских прав и разбитых семей. Но наши кубинцы в прошлом прошли отличную школу. Не дожидаясь решения суда в Атланте, они начинают дело о "нарушении прав человека" в федеральном суде Вашингтона.

В документах, переданных в суд адвокатом Лазаро Гонзалеса и врученных им представителям прессы, говорится буквально следующее: "Элиан Гонзалес не может быть отосланным на Кубу, ибо это чревато для него риском преследования за попытку найти убежище в Соединенных Штатах. Мы убеждены также, что мальчику будут непрестанно внушать: твоя мать и ее спутник - предатели революции (traitors to the revolution). Посему мы обращаемся с просьбой к правительству США - либо позволить Элиану Гонзалесу остаться в Соединенных Штатах, либо отослать на Кубу, но при одном непременном условии: государственный департамент должен официально заявить, что на Кубе более не существует постоянных нарушений прав человека, и ее внутренняя политика полностью соответствует Декларации ООН о правах человека". Как некогда говорил Аркадий Райкин, "Здорово накручено!".

Этих "борцов за свободу и счастье ребенка" все прочие в Майами называют rabble - шпана. Я могу себе только представить, как правительство втихую проклинает тех, кто впустил сюда когда-то эту шпану, никого не уважающую и не повинующуюся Закону. Или ловко им манипулирующую.

И еще я подумал: какой это шикарный пример для всех прочих "противостоящих".


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница