Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №8(241), 11 апреля 2000

Людмила ШРОПШАЯ-РУСАКОВА (Оклахома)

ВЗРЫВ В ОКЛАХОМЕ И СУДЬБА РУССКИХ ФИГУРИСТОВ В АМЕРИКЕ

Девятнадцатого апреля исполняется пять лет со дня трагедии в Оклахоме. Страшный взрыв полностью разрушил государственное учреждение и унес 168 жизней.

Я хорошо помню тот день, забыть его невозможно. Я ехала по скоростной магистрали I-40 East в школу, Midwest City Hight School, где я работала консультантом русского языка. Мне нужно было проехать 25 миль и пересечь весь город с запада на восток. Центр города всегда на моем пути.

Было теплое солнечное утро. Ослепительно сверкало апрельское солнце, на ярко-голубом небе не было ни облачка. Я приближалась к центру. Окна в моей машине были закрыты, работал кондиционер - в апреле уже тепло. Я слушала магнитофонные записи русских песен, что я всегда делаю в Америке с первого дня, - хотелось отдохнуть от английского и послушать родную речь.

Вдруг мое внимание привлекло огромное черное облако, которое взметнулось слева на моем пути - как раз в центре, где у нас все высотные здания. Интересно, откуда оно, это облако, ведь никаких заводов в центре нет... Не успела я это подумать, как вдруг моя машина буквально выпрыгнула у меня из-под рук. Ее здорово качнуло. Что это? Землетрясение? Их в Оклахоме не бывает. Взрыв? Но я не слышала звука...

Не прошло и трех минут, как навстречу мне стали попадаться пожарные машины и машины скорой помощи. А за ними длинный хвост машин. Все они шли потоком с востока на запад. Я же ехала на восток, работа есть работа - опаздывать в Америке нельзя.

Когда я открыла школьную дверь, то очень удивилась: в коридоре не было ни души. Я всегда приезжаю в эту школу в одно и то же время, в перерыв, и в коридорах всегда шум и гам. А сегодня - никого! Что случилось?

Я вошла в свой класс и увидела, что все ученики прилипли к телевизору. Меня они не заметили. Я сказала "Привет!". Но никто не проронил ни слова в ответ. Я взглянула на экран телевизора и ужаснулась: там происходило что-то страшное. Рекой лилась кровь, с экрана на меня бежали в панике люди с перекошенными от страха лицами и безумными глазами. Кровь, дым, обломки, разрушенное высотное здание..... Мурашки побежали у меня по коже.

- Ребята, что это? Взрыв? - спросила я. В ответ ученики только кивнули.

Террорист, Тимоти Маквей, двадцати шести лет, был задержан в тот же день совсем случайно. Он превысил скорость, удирая, и был остановлен полицией в нескольких милях от Оклахома-Сити. Сейчас он в тюрьме. Его помощник Терри Николс был схвачен позже. С тех пор они оба дожидаются окончательного решения суда.

Обычный заключенный в оклахомской тюрьме обходится налогоплательщикам в 25 - 30 тыс. долларов в год. Эта парочка вместе стоит нам около ста тысяч. И неизвестно, во сколько она еще обойдется, потому что Терри Николсу, осужденному на пожизненное заключение, только что перевалило за сорок.

Невозможно было в тот день дозвониться до Оклахома-Сити: все линии были заняты. Мои московские родственники не могли соединиться со мной несколько дней. Они думали, что я погибла. Телевидение работало круглосуточно, журналисты разбили лагерь в нескольких метрах от места взрыва. Спасатели работали без отдыха в противогазах - жаркое солнце делало свое дело.

Теперь на месте взрыва ровная земля - красная земля Оклахомы. Через несколько месяцев после трагедии разрушенное здание было снесено методом направленного взрыва. Черно-оранжевая пыль взметнулась и осела в последний раз. Сейчас там забор, на котором сотни фотографий погибших, игрушки, цветы... Люди приходят сюда в любое время года почтить память погибших вот уже пять лет, каждый день.

Да, теперь весь мир знает, где находится Оклахома-Сити и что там случилось 19 апреля 1995 года. Плохая слава - тоже слава. Но только немногие знают, что тот страшный взрыв не только убил 168 американцев. Взрыв совершенно изменил жизни тридцати русских, по воле судьбы оказавшихся в этот момент рядом, в соседнем здании. Кто же они?

Русский Балет на льду приехал в Америку в январе 1995 г. Еще в Москве труппа нашла спонсоров из Калифорнии и отправилась в Штаты на гастроли. Предполагалось дать концерты в 35 городах Америки. Но сначала Балет прибыл в Оклахому, где самый дешевый в Америке лед для тренировок.

Июль 1995 г. Стоят (слева направо): Сергей Курочкин и Ольга Смирнова, Ольга Васильченко и Егор Великанов, Марина Аверченкова, Юлия Кириллова и её теперешний американский муж Рорик Пирс. Сидят (слева направо): Дима Бочаров и Ольга Жильцова, Валера и Лена Прудские, Настя Сенина.

Труппа состояла из молодых танцоров-профессионалов в возрасте от 20 до 22 лет, группы обеспечения и директора Михаила Белоусова, который в свое время работал у известного российского тренера Аллы Тарасовой. Никто из ребят не мог и предположить, что они застрянут в Америке надолго, может быть, навсегда.

Несчастливый рок преследовал Балет с самого начала поездки. По прибытии в Америку труппа узнала, что калифорнийские спонсоры отказались от их гастролей и подписывать контракт не собираются. Директор был в отчаянии. У Балета не было денег платить за отель и еду. Больше того, Балет был по уши в долгах за билеты на самолет и костюмы, которые все еще были в Нью-Йорке на таможне в ожидании денег спонсора. Это было тяжелое время. И фигуристы, и директор были растеряны, разочарованы.

Что делать, куда идти, где жить?

Над ними сжалился отель "Howard Johnson". Он приютил всю труппу бесплатно на один месяц. Церковь привозила продукты и горячую еду. Но в конце месяца отель стал терпеть большие убытки и был вынужден попросить Балет освободить номера - бизнес есть бизнес.

Отчаявшийся директор попросил помощи у телевидения. И четвертый канал Оклахома-Сити рассказал жителям о бедственном положении фигуристов. Добрые горожане не остались равнодушными к проблемам русских танцоров, и на этот раз YMCA приютила русских. Здание YMCA расположено на той же улице, что и то самое государственное учреждение, которое 19 апреля взлетело на воздух. Церковь пожертвовала одежду, кровати, постельные принадлежности и регулярно кормила группу. Директор принялся за поиски новых спонсоров. Фигуристы получили в городе бесплатный лед и тренировались несколько раз в неделю, чтобы оставаться в хорошей форме.

Девятнадцатого апреля утром в восемь часов фигуристы на улице ждали автобус, который должен был отвезти их на тренировку. Но вдруг последовал телефонный звонок: автобус опаздывает на час. И фигуристы решили вернуться в свои комнаты.

Никто из них в то время не знал, что это решение, возможно, спасло их жизни. Потому что ровно через час раздался тот ужасный взрыв.

Ольга Васильченко, серебряный призер Олимпийских игр 1980 г., объездила со своей командой весь мир. В Москве она работала в Спорткомитете, а с Балетом приехала в Оклахому как профессиональный массажист и медицинская сестра. Когда прогремел взрыв, Ольга находилась в одной из комнат вместе с несколькими девушками. Когда сорвались с петель двери и посыпались оконные стекла, Ольга решила, что это знаменитый оклахомский ураган. Она закричала: "Торнадо, торнадо! Как интересно!"

Но это был не ураган. Девушки вокруг нее кричали от боли и страха. Что это? Юля Кириллова лежала на полу, ее лицо было залито кровью и засыпано осколками стекла. Позже врачи наложат на ее лицо 32 шва, а через несколько месяцев она перенесет две пластические операции.

Валера Прудский был без сознания, у него в горле застрял большой кусок оконного стекла. Марина Аверченкова от сильного стресса потеряла зрение. Оно вернется к ней только через две недели, а до этого Марина будет в отчаянии, что, может, она никогда больше не увидит свет.

На счастье, в здании работал телефон. Ольга позвонила в скорую, оказала первую помощь Валере и девочкам и, схватив свою медицинскую сумку, бросилась на улицу. Почти три часа она оказывала необходимую помощь раненым, пока американцы не заметили, что она работает без резиновых перчаток. Они страшно удивились: американцы боятся контакта с чужой кровью.

Было невозможно оставаться в здании YMCA после взрыва. Не было дверей и окон, везде осколки, обломки и красная оклахомская пыль. Вечером несколько американских добровольцев разобрали группу по домам. Очень много сделала для фигуристов Рут Грин. С ее помощью большая часть труппы поселилась в 9 квартирах жилых комплексов Raindense и Qualridge бесплатно. Фигуристы проживут там три месяца. Счета будет оплачивать Армия Спасения, еду и одежду - привозить церковь. Жители Оклахомы помогут русским выжить в трудное для них время.

Но 19 апреля Русский Балет на льду распался. Несколько раненых фигуристов были отправлены в Россию. Остальные не знали, что дальше делать. Возвращаться домой неудачниками - без денег, в долгах - им не хотелось.

За эти месяцы Михаилу Белоусову не удалось найти в Америке новых спонсоров, и он решил окончательно распустить Балет. Директор собрал оставшуюся труппу и объявил, что с завтрашнего дня он снимает с себя всю ответственность и все могут сами распоряжаться своей судьбой: оставаться в Америке или уезжать в Россию.

Невеселое это было время. Ни денег, ни работы, ни машины, очень плохой английский. Их американские визы заканчивались.

Но русские не собирались сдаваться. Они были молоды и талантливы, и решили попытать счастья в Америке еще раз.

Русская школа фигурного катания - одна из лучших в мире. И фигуристы надеялись, что они найдут работу в Америке. Они разослали видеокассеты с записями своих концертов разным устроителям - может, кто-то заинтересуется и предложит им контракт. И предложили! Нью-Йоркский Дисней пригласил нескольких девушек участвовать в их шоу, и русские фигуристки начали свою новую жизнь в Америке - жизнь в отелях, в самолетах, на чемоданах и... на диете.

А где же остальные? Выжили ли они с того ужасного дня?

Выжили. Более того: некоторые даже преуспевают. Юля Кириллова, та самая, которой наложили после взрыва на лицо 32 шва, живет со своим американским мужем в Техасе, в Хьюстоне. Он влюбился в нее еще до взрыва и не оставил ее, когда у Юли было обезображено лицо. Юля работает тренером на катке и очень неплохо зарабатывает.

Еще несколько девушек - Ольга Жильцова, Инна Светочева и Марина Аверченкова - тоже вышли замуж и живут с американскими мужьями в разных городах. Они тоже работают тренерами.

Лена и Валера Прудские

А что же мальчики? Искандер Мажитов окончил университет и сейчас работает в Оклахома-Сити. Роман Кудрявцев женился на американке. Два года назад у них родилась дочка. Но через год после этого их брак распался - жизнь есть жизнь. Солист Сергей Курочкин и переводчица Ольга Смирнова подались в Нью-Йорк и нашли там работу. Но их почему-то тянет обратно в Оклахому. Еще один фигурист, Алексей Жуков, живет и работает тренером в Вашингтоне.

Ну, а как бывшая группа технического обеспечения Балета на льду? Они-то ведь не фигуристы! Поживают и очень даже неплохо. Двое из них выиграли в лотерею гринкарты и живут в Оклахома-Сити. Один из них - Владимир Попов. В России он работал техником по холодильным установкам и в Америку приехал по своей специальности - заботиться о качестве льда для балета. После выигрыша гринкарты он начал в Оклахоме со строительного рабочего, а сейчас уже командует слесарями и техниками группы по ремонту квартир и домов большого жилого комплекса. Два года назад он женился на той самой Ольге Васильченко, олимпийской медалистке. Она открыла в городе свой бизнес - делает оклахомцам профессиональный и спортивный массаж. В прошлом году Володя и Ольга купили большой дом, три спальни, две гостиные. У них большой земельный участок с вековыми деревьями. У Володи и Оли золотые руки - они все делают сами. Отремонтировали дом и привели в порядок участок, посадили розы и красную смородину. В свободное от основной работы время Володя ремонтирует все, что работает на электричестве: видеомагнитофоны, телевизоры, компьютеры. Ольга - шьет. Знай наших умельцев, Америка! Недавно Володя установил русское телевидение, и теперь семья засиживается у экрана иногда до утра.

Ну, а как директор? Ведь он умел только руководить. Ему приходится труднее всех. Он и сейчас еще где-то в Калифорнии, все надеется найти новых спонсоров. Он мечтает собрать снова всех фигуристов и основать в Америке русский Балет на льду. Может быть, и его мечта сбудется. Поживем - увидим.

Все фигуристы и их американские друзья поддерживают между собой связь. И когда проездом бывают в Оклахома-Сити, они останавливаются в доме Ольги и Володи. А на следующий день после приезда всегда идут на место апрельского взрыва, который так резко изменил их жизни.

Сейчас Оклахома собирает деньги на строительство мемориального комплекса на месте взрыва. Там будут парк и музей. Проект стоит тридцать миллионов долларов.


Содержание номера Архив Главная страница