Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #8(241), 11 апреля 2000

Марианна ШАТЕРНИКОВА (Лос-Анджелес)

"ОСКАРОВ" НАШЛИ НА ПОМОЙКЕ

В этом году высшие силы были немилостивы к Академии кино США, вручавшей 26 марта свои награды "Оскары" в 72-ой раз.Сперва не дошли до адресатов - членов Академии - бюллетени для голосования. На мешки с почтой забыли наклеить ярлыки "Доставка первым классом". Пришлось рассылать 5607 бюллетеней снова.

Затем 8 марта со склада транспортной компании в Балл, районе Лос-Анджелеса, пропали ни много, ни мало, целых 55 "Оскаров", доставленных с чикагского завода-изготовителя. Усилия полиции ничего не дали. Поэтому на "оскаровском" торжестве зал встретил хохотом выступление президента Академии, сказавшего: "Прошлый месяц у нас был интересным. Остро стоял вопрос: чем будем награждать?"

Вопрос помог решить пожилой чернокожий старьевщик Уилли Фулгир. За пять дней до церемонии, когда уже срочно делали временные копии "Оскаров", он обнаружил на помойке в Корея-тауне 52 золоченые статуэтки. Транспортники выдали Фулгиру 50 тысяч долларов, а Академия пригласила его на торжество, где он и восседал, облаченный в смокинг, и выглядел весьма элегантно.

Кто украл "Оскаров" и куда делись остальные три, неизвестно. Ведущий комик Билли Кристал (это его седьмое "оскаровское" шоу) сказал, что нечего Джеку Николсону так уж гордиться своими тремя наградами: у какого-то парня из Балл теперь их столько же.

По всему миру вручение "Оскаров" смотрели сотни миллионов телезрителей. Почти три четверти 30-миллионного бюджета Академии ежегодно поступают от телевидения за право показа церемонии.

Дамы на сей раз блистали длинными платьями и большими декольте. Бриллиантовых украшений они взяли напрокат больше, чем когда бы то ни было: 5 тысяч каратов общей ценой в 100 миллионов долларов. Тележурналисты, встречавшие звезд у входа (в том числе и вполне серьезные критики), подозрительно часто осведомлялись, от какой фирмы их наряды. Так что не исключено, что Дома моды - а для них нет лучшей, к тому же бесплатной рекламы своих изделий, чем "оскаровское" шоу - оказали Академии финансовую поддержку в обмен на эти настойчивые вопросы.

За звание лучшего фильма соревновались пять лент.

Экранизация романа Стивена Кинга "Зеленая миля" (The Green Mile) не удостоилась ничего, кроме шутки Билли Кристала. Действие фильма происходит в тюрьме. Кристал сказал, что картина понравилась вице-президенту Элу Гору, однако он просил, чтобы электрический стул перевели на питание от солнечной энергии (Гор - истовый защитник окружающей среды).

Не повезло и фильму ужасов "Шестое чувство" (The Sixth Sense), хотя там играет Брюс Уиллис вместе с поразительным 11-летним исполнителем Хайли Осментом, и зрительский успех картины был огромным.

Фильм Майкла Мэнна "Свой" (The Insider) в прокате, наоборот, провалился, но очень нравился критике и был выдвинут Академией на 7 "Оскаров". Тема картины "горячая": изобличение табачного бизнеса, против которого идет настоящая война. Но все это не помогло ей получить хотя бы одного "Оскара".

Четвертой (и, по-моему, самой удачной) кандидатурой была экранизация романа Джона Ирвинга "Правила Яблочного дома" (The Cider House Rules). Ирвинг - известный писатель, обычно вплетающий в свои сюжеты весьма суровый и даже шоковый жизненный материал. Не изменил он себе и на этот раз: чего стоит хотя бы эпизод с чернокожей девушкой, забеременевшей от своего отца и убивающей его... Но главная фабула довольно сентиментальна. Действие происходит в 40-е годы, в детском приюте, которым руководит... врач-гинеколог. Добрый человек и превосходный специалист, он привязывается к одному из воспитанников, как к сыну, и даже обучает его своей профессии. Юноша вырастает, уходит из приюта, но после смерти врача возвращается, чтобы занять его место и заботиться о сиротах.

Фильм прекрасно поставлен шведским режиссером Лассе Халстремом. Награду за лучший фильм ему, правда, не дали, но Джон Ирвинг получил "Оскара" за сценарий, и английский актер Майкл Кейн - за роль врача. Мне кажется, что Академии фильм понравился не только по художественным, но и по идейным соображениям. В нем присутствует очень важная тема: право женщин на аборт. Герой картины помогает женщинам избавляться от беременности. Таким врачам, как известно, в США нередко грозит смерть - их ненавидят и считают убийцами фанатично настроенные правые христиане. Голливудские либералы, выступающие "pro choice", то есть за свободный выбор женщины принимать решение об аборте, не могли не поддержать эту ленту. А Ирвинг, принимая награду, поблагодарил, в числе прочих, своих продюсеров за то, что они решились на такую рискованную постановку, и друзей из Лиги права на аборт.

А лучшим фильмом, в обстановке всеобщего энтузиазма и восторгов, постановили считать "Красоту по-американски" (American Beauty). Она получила все главные премии - лучший фильм, режиссура, лучший актер, оригинальный сценарий, операторское мастерство. Поскольку одним из продюсеров фильма был Стивен Спилберг, я не удивилась такому триумфу. Спилберг - царь Мидас кинематографа. Все, к чему он прикасается, начинает сверкать успехом.

Но есть зрители, которым кажется, что это блеск не чистого золота, а мишуры.

Те, кто в восторге от фильма, видят в нем очень человечное произведение о тоске и бессмысленности жизни среднего класса - пусть обеспеченного и внешне благополучного. Герой, сыгранный Кевином Спейси, представлен как слабый и далеко не идеальный человек, но страдающий и достойный сочувствия. Он потерял работу, не любит жену, стал чужим для дочери и ощущает себя живым мертвецом. Любовь к юной подружке дочери возвращает ему радость существования, но поздно - его уже подстерегает настоящая смерть. Видный и талантливый критик Роджер Иберт написал: "В этой картине нет по-настоящему плохих людей, они просто так сформированы обществом, что не могут быть самими собой или ощущать радость... Герой осознает, что пускается по рискованному пути, и идет на это, сжигая свое пустое будущее ради вспышки свободы".

Знакомые слова о вине общества, которое так задавило неплохих людей, что за стремление к свободе им можно все простить. Пусть герой жесток с женой, уволен с работы из-за собственного разгильдяйства, шантажирует начальника, принимает наркотики... Пусть юноша, сосед героя, составил себе состояние на торговле этими наркотиками. Пусть дочь героя убегает с этим юношей в Нью-Йорк, где они будут продолжать свое прибыльное дело и наслаждаться свободой. Это - неплохие люди. Есть и еще одна, показанная мельком, но просто очаровательная пара: добродушные гомосексуалисты, живущие счастливой семьей.

А вот и плохие персонажи. Это жена героя, виновная в том, что предана своей работе (закабалена обществом). Она агент по торговле недвижимостью, и надо видеть, как издевательски показаны в фильме ее труды. А уж когда эта отвергнутая мужем женщина (он открыто мастурбирует у нее на глазах) заводит роман, тут авторы фильма и вовсе ударяются в карикатуру. Совершенно омерзителен и отставной военный, злобный тиран, скрытый гомосексуалист, ненавидящий открытых "геев" и вообще весь мир. Это его сын торгует наркотиками, и виновата в этом, конечно же, папина тирания. Но в Голливуде уже давно стало традицией изображать военных, а также ФБР, ЦРУ и полицию как отъявленных мерзавцев. Отсчет ведется с незабвенных 60-х годов, когда "передовая" молодежь ввела моду ласково именовать всех их "свиньями".

Есть во всем этом что-то очень тревожное. Критик Джеймс Пинкертон, например, обеспокоен тем, что в фильме высмеивается и отвергается мораль среднего класса. "Зрителя учат, - пишет он, - что жизнь в обеспеченных пригородах задушит вас, если вы не бросите работу, не будете шантажировать бывшего босса, курить марихуану и соблазнять девочек-подростков... Но разве на самом деле эта жизнь так уж плоха? У кого здесь душевный изъян? У среднего человека, который не пускается во все тяжкие ,- или у кинокритиков и продюсеров, подталкивающих его на это?". Нигилизм и богемность в соблазнительной упаковке, по мнению Пинкертона, завоевывают уже не только "высокую", но и "популярную" культуру. И это, как он считает, не случайно. Рыба гниет с головы. Недаром Билли Кристал пошутил: "Это картина про парня, который под кайфом бегает за молоденькими девочками. Некоторые называют такое поведение странным. Я называю его "президентским".

Интересный эссеист Нил Гейблер справедливо замечает, что "Оскары" даются, в первую очередь, не за художественные достоинства. "Прежде всего, они отражают то, что Голливуд высоко ценит в социальном плане". Восхваление "Красоты по-американски" он объясняет двумя вещами. Во-первых, нынче все помешаны на молодости. Голливуд - просто "средняя школа с большими деньгами".

С этим трудно не согласиться. Инфантильность и безответственность героя, юношеский бунт против "скучной нормальности" - все это присуще награжденному фильму. Пожилым членам Академии (их средний возраст скрывают от прессы, но, вероятнее всего, он около 55) импонирует такая "раскованность". Им хочется быть "на переднем крае", показать, что они не отстают от молодежи.

Во-вторых, по мнению Гейблера, картина воплощает этику постмодернизма, которая учит, что жизнь - это насмешка, и только дураки принимают ее всерьез. Способ отношения к жизни - ирония.

В ситуации, когда подобная этика стала популярной, как пишет Гейблер, по всей Америке и даже во всем западном мире, нелегко противостоять моральному релятивизму и ценить нормальность. Голливуду ужасно хочется быть "hip" - то есть самым что ни на есть передовым, посвященным, искушенным. Скажем уже словами русского классика - бежать впереди прогресса.

Не поэтому ли Академия выдвинула на "Оскара" песню "Обвиняйте Канаду" из фильма "Южный парк: большое, длинное и необрезанное" (South Park: Bigger, Longer and Uncut)? Мысль этого (по-моему, на редкость бесталанного) произведения состоит в том, что если реакционные родители протестуют против употребления детьми непристойных выражений, то они душители свободы и поджигатели войны. Под нажимом Голливуда телесеть Эй-Би-Си согласилась позволить комику Робину Уильямсу, исполнявшему песню на торжестве сохранить в тексте два нецензурных слова. Авторы фильма Мэтт Стоун и Трей Паркер решили, что будет очень прогрессивно и смешно явиться на церемонию в женских париках и платьях. Охрана попросила их поехать домой переодеться. Но начальство Академии, видимо, побоялось прослыть отсталым, и гостей пропустили.

Если говорить о платьях, лично на меня произвел самое большое впечатление бальный наряд от Валентино, в котором была молодая актриса Хилари Суэнк. Само по себе платье, хоть и очень красивое, ничем особенным не отличалось. Но видеть мисс Суэнк в женственном туалете с голыми плечами и пышной юбкой было несколько неожиданно.

Никому дотоле не известная Хилари сыграла главную роль в скромном малобюджетном фильме "Парни не плачут" (Boys Don't Cry). В его основу положена подлинная история некоей Тины Брэндон. Она не только ощущала себя мужчиной, но и вполне успешно выдавала себя за парня по имени Брэндон Тина. К несчастью, все окончилось трагедией. Тину разоблачили, и двое уголовников изнасиловали, а затем убили ее. Хилари Суэнк в сложной роли Тины совершила чудо перевоплощения. Академия по справедливости вручила ей "Оскара" как лучшей актрисе.

Но и тут, конечно, сыграла свою роль идеология. Люди нестандартной сексуальной ориентации - любимые герои Голливуда. В фильме есть намек на то, что судьба Тины была для нее не счастьем, а проклятием. Достаточно вспомнить, как заплаканная девушка выдавливает из себя на допросе в полиции: "У меня кризис сексуальной принадлежности...". Но для Голливуда такие люди - символ настоящей свободы, провозвестники будущего, в их нормальности нет сомнения. Благодаря за награду, Хилари Суэнк взволнованно прославляла Тину (называя ее "он") за то, что она мужественно следовала велению сердца и не боялась быть сама собой.

Однако, мать настоящей Тины была по-настоящему рассержена, услышав из уст Суэнк эти восхваления своей дочери. Джоан Брэндон сказала, что ей надоели люди, которые ничего на самом деле не знают про Тину. Ее дочь захотела стать мужчиной после того, как в детстве была изнасилована, - чтобы ни один мужчина к ней больше не прикоснулся. Правда это или нет, ясно одно: те, кого Голливуд превозносит как героев, часто оказываются просто несчастными людьми, заслуживающими не столько дифирамбов, сколько понимания и сочувствия.

Иностранных картин, представленных на "Оскара", почти никто не видел, потому что 4 из них не шли в прокате. Фильм "Караван" был снят в Непале французским режиссером с тибетскими актерами, и режиссер назвал его "тибетским вестерном". Британец Моррисон сделал фильм "Соломон и Гайнор" о любви девушки из Уэльса к еврейскому иммигранту из России. Шведский фильм "На солнце" поставил тоже англичанин. Франция представила картину режиссера Режи Варнье "Восток-Запад" о трагической любви француженки и русского в сталинские времена.

Но Америка давно и стойко обожает испанского режиссера Педро Альмодовара. Этот эксцентричный мастер черной комедии на сей раз показал своеобразную мелодраму "Все о моей матери" (All About My Mother). Ее героиня теряет сына, которого растила одна. Отец юноши даже не знает, что у него был ребенок, и убитая горем мать едет в другой город, чтобы его увидеть. Главный поворот сюжета состоит в том, что отец - транссексуал и носит женское платье... Альмодовар был награжден "Оскаром" и произнес благодарственную речь с невероятным акцентом.

Почетного "Оскара" был удостоен замечательный польский режиссер Анджей Вайда, по отношению к которому избитые слова "стойкий борец за свободу" можно применить без всякой иронии. Вайда поблагодарил Америку за то, что она помогла Польше вновь приобщиться к цивилизации. Надо сказать, что встречали его доброжелательно, но без особого интереса. Как было сказано выше, нынче у Америки в чести совсем другие воители свободы.

Несмотря на свои 74 года, Вайда в прекрасной форме. Его новый эпический фильм "Пан Тадеуш" по Мицкевичу имеет огромный успех в Польше. Премию Вайде вручала Джейн Фонда. 62-летняя актриса только что рассталась со своим третьим мужем, владельцем телесети Си-Эн-Эн Тедом Тернером. Возможно, теперь она снова вернется в кино.

Специальную награду имени Талберга, знаменитого продюсера 30-х годов, получил любимец Голливуда, тоже 62-летний актер и режиссер Уоррен Бэйти ("Бонни и Клайд", "Красные", "Шампунь", "Дик Трейси"). Хотя его последний фильм "Булворт" провалился в прокате, в прошлом году имя Бэйти было у всех на устах. Он всерьез собирался выставить свою кандидатуру на пост президента США, но в последнюю минуту раздумал.

Бэйти был одним из самых известных голливудских плейбоев. Но в 1991 году на фильме "Багзи" он познакомился с актрисой Аннет Бенинг, которая моложе его на 20 лет. Теперь у супругов Бэйти трое детей. На торжестве Аннет приехала в сопровождении врачей: на свет должен вот-вот появиться четвертый. Аннет прекрасно сыграла жену героя в "Красоте по-американски" и была выдвинута на "Оскара", но проиграла Хилари Суэнк.

Вероятно, многие помнят рецензию Сая Фрумкина на документальный фильм "Один день в сентябре" (One Day in September), опубликованную в "Вестнике" #5. Фильм получил номинацию, но явным фаворитом была картина "Клуб Буэна Виста" (Buena Vista Social Club) о певцах старшего поколения с Кубы. Однако, несмотря на особый интерес и симпатии Голливуда к Кубе, "Один день в сентябре" - суровое напоминание о трагедии Мюнхенской олимпиады - был заслуженно удостоен награды.

Герой короткометражной документальной картины "Король-хромуша" (King Gimp), присутствовавший на торжестве, при известии о победе так разволновался, что выпал из своего инвалидного кресла. Это художник Дэн Кэплингер, страдающий церебральным параличем. Фильм рассказывает о том, как искусство заменило ему язык и голос.

А за мультипликационный фильм премию дали русскому художнику, выпускнику ВГИКа Александру Петрову. Он уже два раза, в 1989 и 1997 гг., имел номинации за свои работы "Корова" и "Русалочка". Петров работает в необычной манере - рисует пальцами по стеклу. Для фильма "Старик и море" по Хемингуэю, сделанному в Канаде, он нарисовал 29 тысяч кадров. И вот - третья номинация увенчалась "Оскаром".

Лично я ужасно огорчилась, что Академия не проявила интереса к картине блистательного режиссера Майка Ли "Вверх тормашками" (Topcy-Turvy). По-моему, эта история из жизни Гилберта и Салливена, корифеев английского музыкального театра прошлого века, наредкость занимательна, умна, полна юмора и грусти. Но "Оскаров" ей дали всего-навсего за грим и костюмы. Остается утешаться тем, что зимой ассоциация критиков Нью-Йорка отдала все свои главные премии именно этой работе.

Телешоу Академии длилось четыре часа и, по неоспоримому наблюдению Билли Кристала, было самой короткой "оскаровской" церемонией в нынешнем веке.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница