Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #8(241), 11 апреля 2000

Захарий ГРУЗИН (Балтимор)

ЗАКРЫТЬ ВСЕ ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С УНИЧТОЖЕНИЕМ ЕВРЕЕВ...

Книги, как и люди, имеют свою судьбу. Одними дорожат и хранят их многие годы, другие запрещают, изымают, уничтожают, как это случилось и со сборником "Черная книга", набор которой был рассыпан еще до выхода его в свет. Этот сборник материалов и документов о злодеяниях гитлеровцев, составленный и подготовленный к печати в 1944-1946 гг. Василием Гроссманом и Ильей Эренбургом, был сочтен властями несоответствующим духу времени.

Тогда, в конце 40-х годов, произошел коренной поворот в отношениях СССР с Западной Германией. По личному приказу Сталина ликвидировали Комиссию по установлению и расследованию злодеяний военных преступлений гитлеровцев и их сообщников. Прекратил свое существование Еврейский антифашистский комитет, были закрыты все дела, связанные с уничтожением евреев.

Однако благодаря мерам, принятым по сохранению и восстановлению рукописи, она была издана в 1946 г. в Румынии на румынском и в США на английском языках. Позже ее издали и в Израиле. Правда, часть материалов книги так и осталась ненайденной или невосстановленной.

На русском языке "Черная книга" была выпущена лишь в 1991 г. в Киеве на основе книги, изданной в Иерусалиме в 1980 г. В аннотации сообщается, что "Черная книга" рассказывает о массовом истреблении евреев, организованном и осуществленном немецко-фашистскими властями в оккупированных районах России, Украины, Белоруссии, Латвии, Эстонии и Литвы. В 600-страничном издании трем прибалтийским республикам уделено лишь 79 страниц: 50 - Латвии, 21 - Литве (Понары) и 8 - Эстонии (Клогге)1, а основные материалы, указанные в разделе "Литва", вообще отсутствуют. В примечании говорится: "Раздел "Литва" (280 страниц машинописного текста!) до сих пор не найден и фигурирует только в содержании, хотя С.Цирюльников, Ш.Эттингер и другие подтверждают, что видели материалы этого раздела, когда знакомились с рукописью "Черной книги", в свое время доставленной в Тель-Авив...". Хочется надеяться, что материал еще будет обнаружен и войдет в последующие издания, ибо, по словам Ильи Эренбурга, "это не литература, а правдивые, без каких-либо прикрас материалы".

Было бы наивно думать, что злодеяния, совершенные нацистами и их сообщниками, были описаны только в одной "Черной книге". Их варварство во время Второй мировой войны нельзя охватить и сотней книг. И материалов таких много. Они свидетельствуют и обвиняют. Гитлеровцы не могли и предполагать, что составленные ими же доклады и отчеты2, подтверждая подлинность событий, описанных в книгах, дневниках, будут свидетельствовать против них самих, разоблачая их преступления.

Здесь уместно напомнить слова экс-президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера, из его речи, посвященной 40-летию окончания Второй мировой войны: "Не существует вины или невиновности целого народа. Вина, как и невиновность, понятие не коллективное, а личное. Есть вина человека, который уличен, и есть вина, оставшаяся неразоблаченной. Есть вина, в которой сознались, и вина, которую стараются опровергнуть..."

Нас, уцелевших узников гетто и концлагерей, радуют известия об очередном выявлении в США и в других странах бывших гитлеровских палачей. Жалко, что так поздно до них добрались, жаль также, что многие избежали заслуженной кары. Но лучше поздно, чем никогда.

В 1998 году в июльском выпуске Together, издании Американской федерации уцелевших еврейских узников, сообщалось о депортации из США в Литву 81-летнего Чюринскаса, который во время войны служил во 2-м литовском истребительном батальоне, созданном временным литовским правительством в помощь эсэсовцам. Его выдворили за скрытие факта службы в этом батальоне, когда он перебрался в США в 1949 году. Разве это наказание для изверга?3

К неописуемым зверствам этих батальонов с отвращением относились даже нацисты: в своем рапорте от 30 октября 1941 г. окружной уполномоченный Карл Гейрих жаловался по поводу варварских злодеяний бандитов из 2-го литовского полицейского батальона и просил свое начальство в ближайшее время убрать их любой ценой. Во время суда в штате Индиана отмечалось, что батальон принял участие в более чем 10 "акциях" по истреблению людей в Литве и Белоруссии и что осенью 1941 г. там было убито не менее 19 тысяч евреев, в том числе женщин и детей. Члены этого батальона окружали села, сгоняли жертвы в леса и там их расстреливали. Майор Франц Лехталер, под командованием которого находился батальон во время этих расстрелов, был в 1962 году осужден в Германии как убийца и последние свои годы провел в тюрьме.4

Литовская женщина с сыновьями проходит мимо трупов евреев, убитых в Каунасе в первые дни войны.

Мне неизвестно, сколько преступников было осуждено на основе материалов "Черной книги", но книга бывшего узника Каунасского гетто Иосифа Гара "Гибель евреев Ковно", "Дневник Каунасского гетто", составленный секретарем самоуправления гетто Абрамом Тори (Голуб) и журнал-сборник "Из последнего истребления", издаваемый в Мюнхене после войны на основе воспоминаний уцелевших узников, свою роль в обвинении гитлеровцев сыграли.

В ноябре 1997 г. в вашингтонском Музее Холокоста во время открытия экспозиции по Каунасскому гетто состоялась встреча его уцелевших узников. Во время встречи Абрам Тори рассказал о своем дневнике и о том, как литовская семья помогла ему сохранить дневник и другие документы, которые он им переправлял из гетто, а также о той роли, которую сыграл дневник в судебных процессах над гитлеровцами и литовскими националистами, в руках которых была жизнь евреев Литвы во время войны.

Так, в декабре 1982 года Тори был приглашен в США для участия в суде над бывшим бургомистром Каунаса Казисом Палциалскасом. Назначенный на этот пост немецкими оккупантами в июле 1941 г. Палциалскас охотно сотрудничал с ними и содействовал истреблению многих десятков тысяч евреев Литвы и других стран Европы. Обвиняемый пытался отрицать, что был бургомистром города. Но благодаря документам и дневнику Тори была неопровержимо доказана причастность Палциалскаса к истреблению еврейского населения Каунаса. Палач был признан виновным и выслан в 1984 г. в СССР.

Абрам Тори также рассказал о судебном процессе над гестаповцем Гельмутом Раука, имя которого приводило в трепет каждого жителя гетто. Процесс проходил в Торонто в 1986 г. Раука не признавался в содеянных преступлениях, утверждал, что в то время служил солдатом в Чехословакии. Но когда сравнили его подпись на банковском документе с документами, которые предъявил суду А.Тори, гестаповец был признан виновным и был переправлен в Германию. Там, во франкфуртской тюрьме, он покончил с собой.

До процесса над Раука Тори участвовал в Висбаденском процессе (Германия). Подсудимый, гестаповец Гейнрих Смит, увидев в зале Тори, не стал дожидаться вынесения приговора: за два дня до решения суда он свел счеты с жизнью.5

Первые дни войны. Литовский погромщик ведет на расстрел еврейскую девушку.

В оглавлении "Черной книги" указано, что в разделе "Литва" также отсутствуют материалы о Вильнюсском гетто (200 страниц рукописного текста, подготовленных поэтом-партизаном Абрамом Суцкевером. Уверен, что и они неоднократно послужили бы на процессах во всем мире против палачей Вильнюсского гетто.6 Хотя после Второй мировой войны прошло почти 60 лет, часть эсэсовских палачей и их приспешников все еще разгуливает на свободе. Об этом свидетельствуют не только марши остатков "бравых" латышских эсэсовцев по рижским улицам, но и их подражателей в других республиках бывшего Советского Союза.

Несмотря на то, что во время войны с Германией на территорию США и Англии не вступил ни один немецкий солдат, правительства этих стран не посчитали возможным запретить в сороковые годы продолжение расследования и наказания фашистских убийц за их преступления против человечества, как это сделал Сталин. Наоборот, именно в США в это время была в издана "Черная книга". По распоряжению Главного командования союзных войск в Западной Германии был организован для местных жителей выпуск фотоальбомов бывших концлагерей. С этими лагерями и фотоальбомами знакомили всех немцев, обвиняя весь немецкий народ в допущении злодеяний, совершенных фашистами во время нахождения Гитлера у власти.

Прилагаемые снимки взяты из одного такого фотосборника. На месте этих жертв мог оказаться любой. Может быть, ознакомившись со снимками, нынешнее поколение задумается о последствиях расовых, националистических бредней и других "теорий" и выкладок.

Изучив сведения о 22 преступниках, виновных в истреблении евреев в Литве, я убедился, что только двое умерли своей смертью и двое еще живы и скрываются где-то в Австралии. Остальных постигла заслуженная кара: пятеро повешены по решению судов или трибунала (3 - в Германии, 1 - в Праге и 1 - в Риге, на территории бывшего гетто; в том числе: 1 министр, 3 генерала и 1 полковник СС); четверо совершили самоубийства в тюрьмах Германии (в том числе генерал, полковник, капитан и старшина Раука, все - эсэсовцы). Погибли на фронте - 2, от рук партизан - 2. Были выявлены в СССР - 2, умер в тюрьме во Франции - 1, освобождены - 2. Об одном преступнике - группенфюрере СС Генрихе Мюллере - нет точных сведений, считается, что он погиб в Берлине в конце войны.

Это данные только по одному списку, а сколько их, этих списков, и сколько преступников еще гуляют на свободе? По имеющимся сведениям, в настоящее время под следствием в США находятся 250 палачей.


Смотри также:


1 В Понарах были расстреляны 55 тыс. жителей Вильнюсского гетто, остальные погибли в Клогге, Собиборе, Треблинке и других лагерях смерти.

2 В рапортах вышестоящим органам эсэсовцы и полицейские чины подробно докладывали не только о содеянном, но и перечисляли всех "участников" и присутствовавших на месте "акции" руководителей.

3 До этого были выдворены из США "коллеги" Чюринскаса: в 1997 г. - Иозас Науялис, в 1992-м - Антанас Минейкис. Чюринскас был 49-м высланным из США военным преступником. Более 250 извергов еще находятся под следствием.

4 Иосиф Гар, журналист и писатель, был членом Совета старейшин Каунасского гетто. Его книга "Гибель евреев Ковно" (425 стр.) издана в Мюнхене на идиш в 1948 г., "Дневник Каунасского гетто" (555 стр.) издавался в 1988 г. в Израиле на иврите (в пер. с идиш) и в Лондоне (1990 г.) на английском.

5 Гельмут Раука (Helmut Rauka) 28 октября 1941 г. провел в Каунасском гетто "большую акцию", во время которой из 26 тысяч жителей гетто, оставшихся после других "акций", проведенных за последние три месяца, отобрал 10 тысяч мужчин, женщин и детей и отправил их на расстрел.

В тот день всем без исключения жителям гетто было приказано явиться к 6 часам утра на площадь Демократов. После того, как площадь была окружена охраной СС и литовскими "помощниками", Раука начал свое черное дело. Взмахом нагайки он начал разводить людей по левую и правую стороны. Тех, кто его не понимал или просил не разъединять семьи, ждала нагайка или пистолет. Проходя ряды, где были старики, он кричал: "Уберите этот мусор с моих глаз", - закусывая при этом очередным бутербродом, завернутым в непромокаемую бумагу, ибо его перчатки были мокрыми от крови, или закуривая очередную сигарету. Отбирая людей, он постоянно спрашивал у помощников точное количество находящихся по правую сторону - чтобы было ровно 10 тысяч и ни одним меньше. Сортировка закончилась лишь вечером, когда Раука набрал намеченное число жертв.

Во время "акции" Раука оставил нашу семью по левую сторону, а семью моего дяди - по правую. Мой отец подождал, пока Раука пройдет вперед, и, улучив момент, схватил брата за руку и перетащил его с женой и двумя племянниками на нашу сторону. Отец думал, что Раука не заметит, но палач был начеку. Одним взмахом он раскроил отцу голову. Когда отец упал, Раука усмехнулся и пошел дальше. Видимо, мой отец родился под счастливой звездой: он спас семью брата, хотя при этом обе наши семьи могли оказаться "по правую сторону". Поздно вечером мы вернулись домой и никого там не застали. Никто из более чем 60 жильцов дома не уцелел. Что случилось потом со мной, я не помню. Помню лишь, что весной, в феврале, я с трудом вышел на улицу и удивился, что "осенью" на улице лежит снег. Я и сейчас не знаю, что было со мною в течение трех месяцев. Мне сказали, что я спал.

Мой двоюродный брат прошел Дахау, сейчас живет в Балтиморе, его старший брат после освобождения из лагеря умер молодым от туберкулеза.

6 Недавно сообщалось о процессе над бывшим начальником отдела безопасности "Саугумас" Алоизасом Бальшишем, 86 лет, виновном в организации истребления 55 тысяч евреев Вильнюсского гетто в Понарах. Бальшиш был 50-м фашистским преступником, высланным из Соединенных Штатов (однако, как это ни обидно, 38 лет он вполне благополучно здесь прожил).


Содержание номера Архив Главная страница