Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №7(240), 29 марта 2000

Давид МЕЛЬЦЕР (Нью-Йорк)

НЕИЗВЕСТНАЯ СТРАНИЦА ЕВРЕЙСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

Из крови, огня, слез и пепла родился новый человек, которого человечество не знало более восемнадцати веков: еврей-воин.
Менахем Бегин



Тотальное убийство евреев в годы второй мировой войны германский нацизм начал с Белоруссии. Здесь было истреблено более 800 тысяч евреев, в том числе 200 тысяч детей.

Иосиф Сталин и другие кремлевские деятели ничего не сделали, чтобы организовать помощь евреям, ставшим жертвами гитлеровской политики массового уничтожения на оккупированной территории. Более того, в начале ноября 1942 года начальник Центрального штаба партизанского движения, генерал-лейтенант П.К.Пономаренко по личному указанию "великого отца всех народов" разослал командирам формирований радиограмму, фактически запрещавшую принимать евреев в отряды. Логика была убийственная: нельзя "допустить проникновения в отряды вражеской агентуры..." (Иоффе Э. Страницы истории евреев Белоруссии. Минск, 1996, с. 153). Эта директива обрекла на верную смерть многие тысячи людей, для которых партизанские отряды могли стать убежищем. И все же нашлись смельчаки, сумевшие обойти указания вождя и учителя: они стали создавать еврейские семейные партизанские отряды и лагеря. Идея принадлежала одному из руководителей подпольной организации Новогрудского гетто Тувию Давидовичу Бельскому.

Ранней весной 42-го года Тувию вместе с братьями Асоэлом, Зусей и Арчиком удалось бежать из гетто. Вскоре к ним присоединились еще 13 беглецов. Так началась история одного из крупнейших в Европе еврейских партизанских отрядов. Примечательно, что он не упоминается ни в официальной публикации, изданной Институтом истории партии при ЦК КП Белоруссии, "Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941-июль 1944)", ни в энциклопедическом однотомнике "Беларусь в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.)", вышедшем уже в постсоветское время.

Между тем, отряд Тувия Бельского в Налибокской пуще стал центром притяжения для узников гетто Новогрудка, Лиды, Столбцов, Мира, близлежащих местечек. Основной задачей командир считал сохранение жизни чудом спасшихся евреев. "Именно потому, что нас осталось так мало, - говорил Тувий, - для меня важно, чтобы евреи остались жить. И в этом я вижу свою цель, и это самое важное (Мельцер Д. Исчезли в пламени Катастрофы... "Новое русское слово", 1993, 19 октября). Изо дня в день отряд продолжал расти. К концу 1942 года он увеличился до 300 человек, к июню 43-го - 750. В июле большая группа юношей выделилась в самостоятельный боевой партизанский отряд имени Орджоникидзе. Летом 1944 года семейный партизанский отряд насчитывал уже 1230 человек.

Тувий Бельский проявил недюжинные организаторские способности. Был сооружен хорошо замаскированный подземный городок. В отряде оказались квалифицированные оружейники, портные, кожевенники, сапожники и другие ремесленники. Стали работать мастерские. В пуще расположился госпиталь, имелись прачечная и мыловарня. Для обеспечения людей продуктами партизаны засеяли восемь гектаров пшеницы и ячменя. Постоянно работали мельница и пекарня. Верующие могли посещать синагогу. В марте 1944 года обитатели лагеря собрали и передали в фонд обороны страны 5321 рубль, 1356 немецких марок, 45 долларов, более 250 золотых и серебряных монет, около 2 килограммов золота и серебра ломом (Национальный архив Республики Беларусь, фонд 3617, опись 1, дело 3, л. 149).

Партизаны отряда Тувия Бельского не только обеспечивали безопасность беззащитных женщин, детей и стариков, но и всеми доступными и недоступными средствами сражались с врагом. По данным Национального архива Республики Беларусь, боевая часть отряда составляла 296 человек. Ею командовал Зус Бельский. Готовясь к военным действиям, командование подготовило 22 разведчика и 28 подрывников. Евреи-партизаны не раз показывали примеры мужества и героизма. Они держали под своим контролем многие коммуникации. Об этом свидетельствуют выписки из коллекции архивных документов:

"4 февраля 1944 года. Железная дорога Барановичи - Лида. Пущен под откос эшелон с военной техникой. Разбито 7 вагонов, повреждено - 4. Железнодорожное сообщение прервано на 15 часов".

"17 марта. Перегон Неман - Яцуки. Подорван эшелон с военным грузом, шедший к фронту. Уничтожен паровоз и 6 вагонов. Остановлено движение на 9 часов".

"22 марта. Шоссе Новогрудок - Лида. Взрывом мины уничтожена автомашина. Убито 12 гитлеровцев. Движение на дороге остановлено на несколько часов".

"27 марта. Участок Новоельня - Дворец. Уничтожена телефонно-телеграфная связь на линии Барановичи - Лида протяженностью один километр (21 столб). Во время отхода группа вступила в бой с полицейской засадой. Один из полицейских убит".

"11 апреля. Участок Вейганы - Яхимовщина. На линии Молодечно - Лида пущен под откос вражеский эшелон с автомашинами. Поврежден паровоз, уничтожено 4 вагона. Сообщение прервано на 5 часов. Жертв со стороны группы не было".

"28 апреля. Железная дорога Барановичи - Лида. На перегоне Неман - Яцуки пущен под откос эшелон с понтонными мостами. Уничтожен паровоз и 6 вагонов. Движение прервано на 9 часов".

"29 апреля. Участок Лида - Новогрудок. У деревни Рушиловка подорваны две легковые машины. Убито три гитлеровца и два полицейских".

Документы сохранили имена отличившихся подрывников. Среди них Цукерман Мейлах Пинхусович, Осташинский Илья Гилькович, Домбровский Беньямин Шлемович, Нахимовский Герц Кушелевич, Левин Юдель Юделевич, Беркович Гутель Борухович, Лейбович Михаил Ноткович, Абрамович Иосиф Абрамович, минеры Фердман Лев Залманович, Шенвальд Павел Людвикович... (Там же, ф.3617, оп.1, д.6, л.2; д.9, лл. 57, 59, 60, 63, 73, 76, 77, 83, 84).

Было немало и других дерзких операций. В итоговом донесении отмечено, что бойцы пустили под откос 6 эшелонов, взорвали 20 железнодорожных и шоссейных мостов, 800 метров железнодорожного полотна, уничтожили 16 автомашин, убили 261 немецких солдат и офицеров. Они спасли от угона в Германию более 1000 человек.

Четыре раза в январе, феврале, мае и августе 1943 года немцы предпринимали карательные операции, чтобы уничтожить лагерь Тувия Бельского. Однако каждый раз, благодаря умелым действиям и исключительной изобретательности командира, удавалось прорвать кольцо блокады и спасти людей с минимальными потерями. Лишь в упорнейшем бою 5 января погибло 9 человек. (Там же, ф. 3617, оп. 1, д.3, л.322). Не случайно за помощь в поимке Тувия Бельского немецкие власти обещали вознаграждение в размере 100 тысяч рейхсмарок.

9 июля 1944 года отряд Тувия Бельского дал последний бой. Разведка обнаружила отборную часть эсэсовцев численностью более 200 человек. По тревоге партизаны заняли оборону. Завязалось ожесточенное сражение. В нем партизаны потеряли 9 человек, но сделали все, чтобы гитлеровцы не прорвались к лагерю. 45 немецких солдат и офицеров было убито, 56 - взято в плен. Захвачены значительные трофеи.

В этот же день партизаны отряда Тувия Бельского встретились с наступавшими на запад советскими войсками.

Другой крупный еврейский семейный отряд возник на территории Дзержинского района Минской области. Весной и летом 1943 года усилиями подполья началось массовое бегство узников Минского гетто в соседние леса. Как свидетельствуют материалы Национального архива РБ, значительное количество их скопилось в Старосельских лесах, в 30-ти километрах от Минска. Одна группа насчитывала более 200 человек, вторая - более 140. Много скиталось по лесу мелких групп. По примеру Тувия Бельского командир взвода партизанского отряда имени Буденного бригады имени Сталина Шолом Зорин решил организовать семейный отряд. Сам прошедший "школу" трудового концентрационного лагеря на улице Широкой в Минске, он стремился спасти как можно больше оставшихся в живых евреев.

5 июня 1943 г. Ш.Зорин издал приказ #1 о создании семейного отряда, который в мае 44-го получил наименование 106-ой. Начальником штаба он назначил Анатолия Вертгейма, комиссаром - Хаима Фейгельмана. В целях безопасности отряд передислоцировали в Налибокскую пущу, Ивенецкий район. К январю 44-го в нем числилось 556 человек, в том числе около 400 минчан.

За короткое время партизаны обустроили лесной лагерь, соорудили утепленные землянки, создали оружейную, портняжную, обувную мастерские, пекарню, колбасный цех.

Была создана отличная медицинская служба. Ее возглавила преподаватель Минского медицинского института Розалия Лившиц. Она, врачи Фаина Воскович, Рахиль Рапопорт, Даша Фридман, Лев Пахутский, Соломон Смолянский, фельдшер Анна Гольбурт, медсестры Геня Кац и Ольга Лейбович оказывали помощь не только своим раненым и больным, но и из других партизанских отрядов Ивенецкой зоны, жителям окрестных деревень. Особую заботу командование проявляло о детях, которых в лагере было примерно 150, большинство из них сироты.

Элла Мальбина вспоминает: "Комиссар отряда распорядился выдавать слабым и больным молоко с фермы. В швейной мастерской из парашютов, найденных в лесу, сшили им белые рубашечки. К осени в вырытой землянке открыли школу, единственную в Налибокской пуще, где детей учили квалифицированные учителя из партизан" ("Реклама", 1999, 28 апреля-4 мая).

Суровая жизнь в пуще учила подростков вести себя, как взрослые, помогать партизанам. Юные проводники и связные Сима Фитерсон, Виля Рубежин, Леонид Мордхилевич, Давид Клионский, Алик Майзель, Леня Меламед и другие, рискуя жизнью, не раз отправлялись в Минск, чтобы вывести из гетто очередную группу евреев. Нонка Фитерсон прославился как смелый разведчик, София Кац, Циля и Роза Туник вместе со взрослыми несли дозор. Выполняя боевое задание, погибли Леня Опенгейм и Зяма Озерский.

В отряде были сформированы боевые роты по 137 человек. На их счету - немало успешных операций. В июне 1944 года в ходе "рельсовой войны" группа подрывников под руководством Михаила Тамаркина пустила под откос эшелон, под обломками которого погибло немало гитлеровцев. 6 июля зоринцы вступили в бой с немецкой частью, пытавшейся вырваться из Минского "котла". В этой схватке партизаны уничтожили несколько десятков вражеских солдат и офицеров, а некоторых захватили в плен. Тяжелые потери понесли и победители. Погибли Яков Пекер, Моисей Туник, Раиса Пахуцкая, Лев Пахуцкий, Семен Эзрах, Фима Миндель. Три бойца получили тяжелые ранения, в том числе командир Шолом Зорин, которому врачи вынуждены были ампутировать ногу.

Убежищем для евреев из многочисленных местечек Принеманского края стал семейный партизанский отряд в Липчанской пуще, созданный Иехезкелем Атласом. В мае 1942 года возник лесной лагерь в Вилейском районе. 15 еврейских семей, примерно 70 человек, тайно бежали из гетто в местечке Хотенчицы. Благодаря находчивости, взаимовыручке и поддержке местных жителей, им удалось в течение двух лет скрываться от немцев и выжить.

Еврейский партизанский отряд имени Кагановича, которым командовал Шлема Зандвайс, насчитывал более 500 человек. Все они были недавние узники гетто, бежавшие из Баранович, Кобрина, Пинска. В семейном партизанском отряде Якова Черняка нашли спасение евреи района озера Нарочь.

Следует признать горькую правду: нередко евреи становились жертвами не только карательных операций эсесовцев, но и антисемитских действий со стороны партизан. Так, летом 1941 года 150 евреев городка Кричев под руководством Сони Примак, не выполнив приказа немецких властей поселиться в гетто, укрылись в лесу. Узнав, что по соседству расположился партизанский отряд Леха, Примак обратилась с просьбой принять земляков в свой отряд. Ответ командира был категоричен: "У нас боевой отряд, а не богадельня". Лишенный поддержки семейный лагерь Сони Примак был уничтожен карателями ("Еврейский мир", 1994, 18 февраля).

Имелись случаи, когда у еврейских партизан изымали с трудом добытое оружие, а их самих изгоняли из отряда. Гирш Смоляр в книге "За проволокой гетто" рассказывает о том, что в отряде имени Пахоменко, созданном евреями Минского гетто, назначенный в августе 43-го командир Н.Г.Гулинский зачитал приказ белорусского партизанского командования, предписывающий женщинам и старикам покинуть отряды "в целях повышения их боеспособности и маневренности". "В соответствии с этим распоряжением, - заявил он, - нам следует освободиться от 35 партизан-евреев, находящихся в отряде вместе с женами". Этот командир, собственноручно расстрелявший одного из первых евреев Минского гетто, пришедших в отряд, - партизана Рубенчика, не позволил евреям даже переночевать в лагере. Он заставил их, невооруженных, немедленно отправиться к месту, где располагался отряд Зорина, хотя среди этих партизан были и те, кто уже отлично зарекомендовал себя в боях (Иоффе Э.Страницы истории евреев Белоруссии, с. 152).

Проявления антисемитизма вынудили руководителя партизанского соединения Ивенецкой зоны И.А.Сидорка даже официально предупредить командира Первомайской партизанской бригады Н.Г.Ковалева. "Ваши действия, - указал он, - по отношению к семейному отряду Зорина совершенно неправильны. Руководящий состав штаба бригады разжигает и поощряет антисемитизм. Допускаете безнаказанно антисоветские методы, т.е. избиения партизан из отряда Зорина..." ("Новое русское слово", 1993, 19 октября).

Семейные отряды Т.Бельского и Ш.Зорина подверглись нападению и со стороны крайне антисемитски настроенных частей польской Армии Крайовой (АК), стремившихся взять под свой контроль территорию довоенной Польши. 15 сентября 1943 года генерал Бур-Коморовский, командующий Армией Крайовой, издал приказ, прямо предписывавший уничтожение еврейских партизанских групп, обвинив их в бандитизме. (Телкушин Йосеф. Еврейский мир. Москва-Иерусалим, 1999, с. 310). Два месяца спустя, 18 ноября, конный взвод АК под командованием хорунжего Нуркевича окружил и обезоружил группу евреев-партизан из отряда Зорина. После зверских пыток и глумлений Хаим Сагальчик, Леня Фишкин, Израиль Загер, Зяма Озерский, Ефим Раскин, Гриша Чарно, Зяма Аксельрод, Шолом Шолков, Леня Опенгейм и Михаил Плавчик были расстреляны.

Когда же другой польский отряд в мае 1944 г. напал на бойцов Тувия Бельского, партизаны дали достойный отпор. Шестеро бандитов было уничтожено, остальные бежали. (Национальный архив Республики Беларусь, ф. 3623, оп.1, д.9, л. 76).

Несмотря на все сложности, семейные партизанские отряды существовали в районе Лиды, Косово, Слонима, на Витебщине, Полесье. По данным израильского историка, доктора Леонида Смиловицкого, общая численность евреев, нашедших убежище в них, составила примерно 5000 человек. (Евреи Беларуси. История и культура, сборник статей, том II, Минск, 1998, с. 134).

В страшные для белорусского еврейства годы семейные партизанские отряды и лагеря, не имевшие аналогов ни в одной из стран Европы, стали убежищем для мужчин и женщин - от самых маленьких до старых, которые чудом спаслись от смерти в гетто.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница