Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #7(240), 29 марта 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В АМЕРИКЕ

Занимательные факты из истории предвыборой борьбы

Тот, кто следил за яростными схватками кандидатов в нынешней предвыборной кампании, наверное, был несколько шокирован взаимными выпадами, контрвыпадами и обвинениями в разного рода предосудительных поступках и высказываниях. Но ничего не поделаешь, "се ля ви", как говорится, и если кто-нибудь думает, что в так называемые "старые добрые времена" все было иначе, - он глубоко заблуждается. Именно в эти самые "старые добрые времена" соперники на президентских выборах бросали друг другу такие чудовищные обвинения, что все нынешние - это просто детская игра в сравнении с ними. Вот пара характерных примеров из книги историка Пола Боллера "Президентские кампании".

В 1800 году, когда за президентское кресло боролся Джон Адамс, второй президент, уже отработавший один срок, его противники и сторонники Томаса Джефферсона выступили с "разоблачением": Адамс, говорили они, посылал своего "сокандидата", баллотировавшегося вместе с ним в его вице-президенты, в Париж, дабы привезти оттуда четырех высокооплачиваемых и высокопрофессиональных шлюх - по две на брата!

Но сторонники Адамса нанесли ответный сокрушительный удар: они объявили громогласно, что основа состояния, каковым владел Томас Джефферсон, соперник Адамса, была заложена в результате наглого ограбления им со взломом дома одной богатой вдовы. А увеличил он эту основу путем такого же наглого мошенничества и афер.

На этих выборах Адамс проиграл, а когда свою кандидатуру выставил в 1824 г. его сын Джон Куинси Адамс, противники этого младшего Адамса были так же неумолимы. Они кричали повсюду, что "этот тип" собирается превратить Белый Дом в бордель. И что он уже сделал первый шаг к этому: завез туда биллиардный стол (Адамс был страстным любителем этой игры).

Сторонники Адамса-второго, понаторевшие в баталиях такого рода, не сникли, а тут же обвинили кандидата-соперника Эндрю Джексона в том, что тот - незаконнорожденный сын некоей проститутки. Но этого мало, говорили они, он, Джексон, женился на женщине, официально не разведенной со своим первым мужем. И, следовательно, он не только сын погрязшей во грехе блудницы, но и сам великий грешник, недостойный быть президентом этой прекрасной страны.

А Джеймса Полка, например, в 1844-м, во время успешной предвыборной кампании, обвинили в том, что он лично выжег свое клеймо на плечах 43 своих черных рабов.

Подобных примеров можно было бы привести великое множество. Но дело в том, поясняет автор книги, что в те времена подобные страшные обвинения не только никем не принимались всерьез, как нынче, но и оскорблением-то не считались: это была составная часть развлекательного шоу, каким являлась тогда предвыборная кампания. Чем нелепее и ужаснее было обвинение, тем веселее хохотали над ним избиратели, и тем выше была их активность в голосовании. И все дела.

Теперь, разумеется, все выглядит иначе. Теперь за дело берутся психологи-профессионалы, знающие, как воздействовать на общественное мнение. Поэтому Маккейн мог сколько угодно жаловаться на "грязную" кампанию Буша, но эта кампания сделала свое дело, и Маккейн выбыл из игры.

Вот еще любопытные факты из истории выборов американских президентов.

Республиканская партия желала быть уверенной, что в настоящей и прошлой жизни ее потенциального кандидата на выборах 1920 года, Уоррена Хардинга из Огайо, нет чего-либо сомнительного и неизвестного: это могло скомпрометировать кандидата и провалить его на выборах. Хардинг громогласно заявил, что "он чист, как зуб охотничьей собаки". Это свежее, незатасканное сравнение произвело впечатление, он стал кандидатом и выиграл на выборах. И лишь потом выяснилось, что женатый Хардинг как раз в это время имел любовницу, от него забеременевшую. Вот вам и "зуб".

Очень многим известно знаменитое выражение губернатора Франклина Рузвельта "Новый курс" (New Deal), сказанное им во время номинации в кандидаты в президенты от демократической партии в Чикаго в 1932 г. Но немногим известно, что популярность этого выражения - дело рук прессы. Рузвельт летел на старом трехмоторном самолете из Олбани, штат Нью-Йорк, в Чикаго - принять предложение стать кандидатом в президенты. Великая депрессия была в разгаре, и в Рузвельте видели спасителя от всех несчастий. Выйдя из самолета, он сказал тогда восторженной аудитории: "Я даю слово вам и я даю слово себе самому, что американский народ пойдет новым курсом". Это выражение, "новый курс", само по себе ровным счетом ничего не означало и было простым риторическим оборотом кандидата в президенты, написанным для него безымянными составителями его предвыборной речи. Но это выражение "звучало", фельетонисты и карикатуристы мгновенно подхватили его и превратили в нечто вроде боевого клича. На следующий же день после речи появилась карикатура Роллина Керби: озадаченный "простой американец" смотрит на пролетающий самолет с гордой надписью "New Deal". Это было так эффектно, что политики с тех пор на каждых очередных выборах начали придумывать броские лозунги-девизы. Что мы наблюдаем и сейчас.

И еще два слова о Франклине Рузвельте. Он - единственный президент, избранный на три срока, не говоря уже о четвертом. Избранный на 4-й срок, он заменил вице-президента Генри Уоллеса сенатором от штата Миссури Гарри Трумэном. Американцы тогда совершенно определенно дали понять Конгрессу, что они не желают смены правительства, и сильно постаревший и больной Рузвельт победил 42-летнего республиканца Томаса Дьюи с огромным разрывом. Рузвельту было 62 года, но выглядел он лет на 15 старше. Он страдал болезнью сердца, хотя от избирателей это тщательно скрывали. 12 апреля 1945 г., пять месяцев спустя после выборов, президент скончался от кровоизлияния в мозг, и новым президентом стал никому не известный Трумэн. А в 1947-м Конгресс, страшась повторения "феномена Рузвельта", принял поправку к Конституции, раз и навсегда ограничивающую президента двумя избирательными кампаниями.

* * *

А теперь, когда читатели слегка подготовлены, можно поговорить о том, что такое вообще выборы американского президента. Поскольку нигде в мире не существует ничего похожего на американскую систему выборов, весьма трудно оценить отношение к ней самих американцев: то ли их распирает от гордости, то ли от смеха. Во всяком случае, достоверно известно одно: эта система огромному большинству американцев настолько непонятна, что приходится то и дело сталкиваться с ее подробными объяснениями и толкованиями. Поэтому я хочу воспользоваться тем, что до решающей встречи двух оставшихся претендентов на президентское кресло - Ала Гора и Джорджа Буша - еще много времени, и дать читателям "Вестника" некоторое представление о возникновении и сущности американской системы выборов.

При всей их мудрости и проницательности, отцы-основатели Соединенных Штатов не могли представить себе возможность появления в дальнейшем многопартийной политической системы. И еще меньше они могли представить себе, что эти возникшие партии будут яростно бороться за президентскую власть - всеми средствами, исключающими разве что лишь убийство соперника.

Поэтому упомянутых отцов-основателей волновал совсем другой вопрос: кто и каким образом должен избирать президента? Теперь это звучит странно, но тогда, когда юное государство делало лишь свои первые шаги, вопрос этот был весьма и весьма актуальным. Федералисты - сторонники полностью централизованного государства - считали всенародную демократию смехотворной и опасной и не могли даже допустить мысли, что глава государства будет избираться напрямую "тупоголовым быдлом" (Слова Гамильтона). Только конгрессмены, по их мысли, имели на это право.

С другой стороны, антифедералисты опасались, что честолюбивые, эгоистичные и продажные конгрессмены, сосредоточив в своих руках чрезмерную власть - вплоть до избрания президента, превратят в конце концов граждан страны в подобие бессловесных рабов, лишенных прав и покорно платящих налоги. Поэтому, считали они, власть должна быть сосредоточена в штатных законодательных собраниях, а президента должны напрямую избирать все граждане, имеющие право голоса.

Эти две диаметрально противоположные точки зрения нашли свое отражение, прежде всего, в создании дополнения к Конституции, ограничивающего всесильную центральную власть Билля о правах. Что же касается выборов, то конфликтующие стороны сошлись лишь в одном: кандидат, получивший наибольшее число голосов, должен стать президентом, а следующий непосредственно за ним - вице-президентом. Об остальном конституция говорит глухо и вскользь: высших должностных лиц выбирают "электоры"-выборщики, избираемые народом - то есть населением каждого штата, и приглашаемые потом на голосование в Конгресс. Понимайте, как знаете.

При избрании Джорджа Вашингтона, пользовавшегося всеобщим доверием и уважением, на оба срока, все шло гладко и единогласно. Неприятности начались в 1796 г., после ухода Вашингтона из политики. Вот тогда-то и появились несколько кандидатов, и тогда состоялся первый "кокус" (caucus) в Конгрессе, на котором был избран президент и его "вице". (Откуда взялось слово "кокус", сегодня никто не знает наверняка. Полагают, что оно пришло от индейцев и означало "член совета по выбору вождя племени"). Слово "кокус" прочно вошло в обиходный политический жаргон и стало означать выбор кандидатов на официальную должность - на митингах, путем открытого голосования. (В отличие от "праймери" - когда выбор кандидатов производится тайным голосованием по бюллетеням).

В 1796-м в Конгрессе бушевали страсти: федералисты на своих тайных собраниях выдвинули Джона Адамса и Томаса Пинкни на посты президента и вице-президента; антифедералисты же - соответственно Томаса Джефферсона и Эрона Берра. Теперь дело было за электорами, и они решили его таким образом, что президентом стал федералист Адамс, а вице-президентом - его смертельный политический враг Джефферсон. Более затруднительную ситуацию трудно было придумать, и во избежание повторения ее в будущем, была введена 12-я поправка к конституции, запрещавшая совместные выборы обоих высших должностных лиц, после чего вошло в традицию, что президент сам выбирает себе своего "вице" перед голосованием.

Президент и вице-президент избирались на кокусе в Конгрессе вплоть до 1824 г., и американцам, наконец, обрыдли эти секретные собрания, ничего общего не имевшие с демократией. В 1824 г. в стране с огромным успехом прошла первая открытая предвыборная кампания Эндрю Джексона, в 1829-м он торжественно въехал в Белый дом, и с той поры подобные кампании стали привычным явлением.

Нынешние партийные национальные конвенции, на которых официально провозглашаются кандидат в президенты от данной партии и выбранный им вице-президент, берут свое начало с 1831 года. Именно в этом году крохотная антимасонская партия с штаб-квартирой в Балтиморе организовала у себя конвенцию, и боссы больших партий, оценив эту шикарную новинку, незамедлительно переняли ее. Таково было начало.

Все то, что мы наблюдаем сегодня, приобрело свой окончательный вид уже в XX веке. До 1905 года роль бывших партийных боссов Конгресса, втихую решавших все выборные дела, играли партийные боссы-лидеры. От них зависел выбор кандидата, их воле послушно подчинялись электоры, а граждане проявляли свои права только в день голосования. Потом эта практика начала медленно изменяться, но долго еще предварительные выборы обоих видов оставались чем-то вроде несерьезной игры.

Конец этому пришел после Уотергейтского скандала, когда грязные партийные махинации выплеснулись наружу, взбудоражив общественное мнение. Секретность была отброшена, в штатах началась открытая предвыборная борьба претендентов, и средства массовой информации стали играть ведущую роль. В 48 штатах электоры стали присягать в том, что они будут на конвенции голосовать только за победившего и утвержденного партией кандидата. Это сразу уменьшило роль партийных конвенций, превратив их, по существу, в простые спектакли, где фактически избранные уже кандидаты торжественно "избираются" официально и оглашают своих будущих "вице".

Немного нудных цифр. Электоры завершают свои обязанности голосованием за своих кандидатов в президенты в первый вторник ноября (7 ноября в этом году). Коллегия электоров состоит из 538 членов. Это количество равно числу депутатов Палаты представителей (435), плюс сенаторы (100), плюс три представителя от округа Колумбия. При этом число электоров от каждого штата равно числу его представителей в Палате, плюс два его сенатора.

Списки электоров-выборщиков отбираются руководством партии, которую они представляют на выборах. В третий понедельник декабря (18 декабря в этом году) электоры встречаются в своих штатах и голосуют за президента и вице-президента. Для их избрания требуется как минимум 270 электорских голосов. Конституция не дает никаких разъяснений насчет того, как соотносятся между собой выборы президента электорами и выборы прямым голосованием граждан. Но само собой разумеется, что конфликт невозможен: никогда электоры не пойдут против ясно выраженных симпатий народа.

Что касается предвыборной кампании этого года, то она резко отличается от предыдущих своей предельной сжатостью и скоростью. 24 января было начало - традиционные кокусы в Айове. 1 февраля - праймериз в Нью-Гемпшире, где неожиданно победил Джон Маккейн. 19 февраля - республиканские праймериз в Южной Каролине. 7 марта - предварительные выборы в 14 крупных штатах, после которых Гор и Буш из фаворитов превратились в фактических кандидатов. 14 марта - выборы еще в семи штатах, уже ничего не меняющие, и 6 июня состоятся выборы в последних четырех штатах (Алабама, Монтана, Нью-Джерси и Нью-Мексико) - просто так, для порядка.

31 июля в Филадельфии республиканцы проведут свою национальную конвенцию, где торжественно будет утвержден Джордж Буш. 14 августа то же торжественное мероприятие состоится в Лос-Анджелесе у демократов, где будет утвержден Ал Гор. А 7 ноября, в незабвенный день Октябрьской революции, - все, как один, на выборы нового президента Соединенных Штатов!


Содержание номера Архив Главная страница