Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #6(239), 14 марта 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

"СУПЕРХИЩНИКИ" ИЛИ ЖЕРТВЫ ОРУЖИЯ?

Детская и юношеская преступность в Америке

Какого небывало высокого уровня достигла в Штатах детская преступность, нет нужды напоминать. Чуть ли не каждое утро газеты, радио и телевидение обрушивают на головы американцев сообщения, одно кошмарнее другого: там два подростка расстреляли из автоматов чуть ли не половину своего класса вместе с учительницей, после чего застрелились сами; в другом штате другой подросток, воодушевленный этим примером, застрелил свою подружку и ранил трех ее одноклассниц; здесь подружка застрелила своего "бойфренда"; и вот, наконец, шестилетний мальчишка, на глазах у учительницы застрелил из пистолета шестилетнюю девочку. Криминалисты с горечью шутят, что, кажется, недалеко то время, когда из автоматов станут стрелять сосунки в колясках.

Одним словом, перед американскими социологами встал насущный вопрос: в чем дело, в чем причина этого страшного явления, терроризирующего Америку последние 15 лет, и какие срочные меры надлежит принимать в борьбе с ним?

Целый ряд наиболее влиятельных и авторитетных экспертов-криминологов придерживаются так называемой теории "суперхищников". Суть ее состоит в том, что сменяющие друг друга поколения молодежи, жившие в обстановке насилия, нищеты, наркотиков и безотцовщины, породили как бы особый вид мутантов - жестоких и неисправимых юнцов-убийц.

В противовес этой теории выступают другие авторитеты, полагающие, что подобные мутанты - плод фантазии и реально не существуют. Действительную же причину роста детской и юношеской преступности они видят в той легкости, с которой дети могут доставать огнестрельное оружие. И в то время, как сторонники теории "суперхищников" требуют от законодателей принятия более суровых законов и строительства новых тюрем, противники этой теории требуют объявить свободную продажу оружия вне закона.

Словом, сложнейшая проблема, и вопреки общеизвестной аксиоме, что в споре рождается истина, в данном случае споров достаточно, смертей более чем достаточно, а истины пока не видно, и что делать - не ясно.

Немного об истории впечатляющей теории "суперхищников". Ее создатель - Джон Дилулио, профессор политологии и обществоведения Принстонского университета, он же высший авторитет в области криминологии для республиканцев в Конгрессе. Дилулио последовательно и ясно изложил свою теорию три года назад в журнале "Уикли Стандард". Его статья под названием "Появление суперхищников" ("The Coming of the Superpredators") описывала страшную "демографическую криминальную бомбу замедленного действия", которая взорвется, как только число подростков мужского пола с криминальными наклонностями (14-17 лет) достигнет полумиллиона в течение ближайших пяти лет - что совершенно неизбежно.

Дилулио в своей статье указывает, что дело обстоит даже гораздо хуже: "Каждое поколение подростков с криминальными наклонностями втрое опаснее поколения, им предшествовавшего. И нынешний демографический взрыв в течение последующих десяти лет создаст огромную армию юных безжалостных хищников, которая затопит преступлениями улицы наших городов. А главари преступных банд прошлого покажутся кроткими агнцами в сравнении с грядущими". Почему? Потому что эти дети выросли "в моральной нищете", пишет Дилулио, "окруженные взрослыми, умственно отсталыми, склонными к жестокости и преступлениям, - дети, оскорбляемые и избиваемые, приученные к насилию, не знавшие что такое отец, окруженные безбожниками, наркоманами и паразитами, не желающими работать".

Эта статья, тотчас же после публикации, взбудоражила общественное мнение, и вся "большая пресса" немедленно заполнилась соответствующими статьями и репортажами. И, конечно же, республиканцы начали произносить соответствующие речи в Конгрессе. В январе 1998 года Совет по вопросам преступности в США, частная двухпартийная организация, куда среди прочих членов входили сам Дилулио, министр здравоохранения в администрации президента Буша - Уильям Беннетт и бывший генеральный прокурор Гриффин Белл, использовала теорию "суперхищников" в своем первом же отчете, призывая к борьбе с катастрофических размеров преступностью среди несовершеннолетних путем строительства дополнительных тюрем и ужесточения существующих законов.

B ответ на возражения целого ряда криминологов о несостоятельности теории Дилулио, этот последний выступил с новой статьей, где говорилось, что "в появлении суперхищников нет никаких сомнений", и что "наихудшие из нынешних молодых преступников совершают преступления, грубо говоря, втрое опаснее, нежели их кузены и дядья в 50-х или 70-х". При этом Дилулио использует хорошо известную статистику юношеской преступности: число убийств, совершенных подростками с помощью огнестрельного оружия, утроилось с 1983-го; аресты юношей до 18-летнего возраста, связанные с употреблением оружия, более чем удвоились. А число убийств, связанных с войнами соперничающих юношеских уличных банд, учетверилось по сравнению с 1980-м, представляя собой наиболее быстро растущую категорию убийств.

Исследование, проведенное криминологом Пенсильванского университета Марвином Вольфгангом, показало, однако, что если оставить в стороне шок, вызываемый участившимися преступлениями малолетних, и сенсационные репортажи средств массовой информации, то лишь около 6 процентов мальчиков, рожденных в данном году, совершает серьезные преступления (т.е. связанные с убийством). Отсюда вытекало, что в 2000 году Америка должна ожидать не полмиллиона юных преступников (по теории Дилулио), а 30 тыс., т.е. 6 % общего числа подростков. (Статистические данные, естественно, пока еще отсутствуют).

Здравый смысл подсказывает, и горький опыт убеждает нас, что сегодняшние подростки, вооруженные пистолетами, значительно опаснее вчерашних, вооруженных ножами. И именно это, говорит все растущее число экспертов, лежит в основе нынешней американской трагедии. "Что в теории "суперхищников" упущено, - говорит профессор-криминолог Гарвардского университета Дэвид Кеннеди, - так это то, что растущая преступность среди подростков не представляет собой некую неизбежную природную прогрессию. Это продукт специфической динамики, целиком зависящей от обстоятельств. И если мы сможем изменить эти обстоятельства, отобрать у мальчишек пистолеты и устранить окружающую их атмосферу страха, все трагедии уйдут в прошлое".

Что же такое "специфическая динамика?" Марк Блумстайн, криминолог из питтсбургского университета Карнеги-Меллона, назначенный недавно директором специального центра по исследованию роста детской преступности, сформулировал свою собственную теорию этого явления, завоевывающую все большее число сторонников.

Вплоть до 1985 года, говорит эта теория, уровень преступности среди американских подростков был поразительно стабилен. Матерей-одиночек было тогда больше, и, следовательно, большее число детей полусирот росло в обстановке правонарушения и было прекрасно знакомо с употреблением наркотиков; и большее число этих детей бросало школу и жило в заброшенных домах. И, несмотря на все это, уровень преступности среди них менялся незначительно.

Затем, в 1985-м, этот уровень (особенно - убийства) начал тревожно расти. Убийства с помощью огнестрельного оружия почти утроились в период между 1984-м и 1994-м. И в то же время, убийства, не связанные с огнестрельным оружием, по данным ФБР, остались на прежнем, неизменном уровне.

Этот рост убийств совпал с распространением наркотика "крэка" в крупных городах, вроде Лос-Анджелеса и Нью-Йорка. Могущественный наркобизнес по торговле крэком нанимал "подростков-дилеров" в беспрецедентном количестве, снабжая их пистолетами так же, как, скажем, "Mакдоналд" обеспечивает своих "дилеров" особой униформой. И как только началась борьба за торговлю в "бойких местах", число убийств, совершенных подростками с помощью пистолетов, начало быстро расти. Потом, когда торговля крэком перебросилась в небольшие города, кривая убийств снова поползла вверх. В крупных городах торговля крэком стабилизировалась, и поэтому число убийств, совершенных подростками из-за торговли наркотиками, здесь несколько снизилось.

Но, напоминает Блумстайн, пистолеты-то остались на руках. И они постепенно переходили от юных торговцев крэком к обыкновенным мальчишкам, "которые ходили в те же школы и жили на тех же улицах". Вот они-то и начали теперь убивать. Так произошла социальная смена преступников, и мы имеем то, что имеем.

По самым последним статистическим данным ФБР, юноши до 18-летнего возраста в 1997 году совершили 3700 убийств, причем 82 % из них - с применением огнестрельного оружия.

Ну, и ряд исследователей добавляет к этой теории еще один важный социологический фактор: своеобразный романтический "кодекс чести" уличных банд. Он, скорее всего, позаимствован из "ковбойских" фильмов: член банды должен быть "таф-гаем" и отвечать на любое оскорбление мгновенным выстрелом. И, естественно, кто быстрее, тот и имеет шанс выжить.

Это действительно американская трагедия. Юношеская и детская преступность растет, сопровождаемая непрерывным ростом числа убийств в школах и бегством жителей из районов, где бесчинствуют банды подростков. Где выход? Запретить продажу оружия? Против этого восстает влиятельное лобби, блюдущее соответствующую поправку к конституции. Что же это будет? - спрашивают они. Значит, у преступников оружие останется, а законопослушных граждан лишат возможности самозащиты?

Изъять у подростков имеющееся у них оружие? Практически это невозможно сделать, тем более, что купить новый пистолет "с рук" так несложно.

Значит - ужесточать законы и строить новые тюрьмы для "суперхищников?" И перекачивать в эти тюрьмы все новые десятки тысяч мальчишек-убийц?

Это, конечно, вопросы чисто риторические. Нет на них пока ответа...


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница