Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #6(239), 14 марта 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

НЕФТЯНЫЕ РЕКИ И КИСЕЛЬНЫЕ БЕРЕГА

Реакция на прекращение переговоров между Израилем и палестинцами какая-то совсем необычная. И наши СМИ, и Белый дом этим просто не интересуются. Палестинцы отказались выполнить обещанное, переговоры зашли в тупик, все сроки прошли, - и никого это не волнует. Наш представитель на переговорах Деннис Росс вернулся в Штаты ни с чем, мольбы Арафата об американской помощи остались неуслышанными, телевизионные программы на этот раз обошлись без парада палестинских "симпатяг", а госсекретарь Олбрайт недвусмысленно намекнула Арафату, что пора ему самому расхлебывать кашу, которую он заварил.

И с сирийскими переговорами аналогичная ситуация. Асад ждал, чтобы американцы заставили израильтян умолять его о возобновлении переговоров. Ан нет, и даже после того, как Асад позволил Хезболле убивать израильских солдат в оккупированном Сирией Ливане, никто к нему на коленях не приполз. А в Вашингтоне и глазом не повели: от того, что Асад нами не доволен, нам ни жарко, ни холодно.

После всей шумихи по каждому поводу и зачастую без повода - полное отсутствие всякого интереса. Главные игроки должны теперь играть свою игру без вмешательства супердержавы (то бишь Билла Клинтона). Так что же случилось? Почему же Вашингтон больше не любит Арафата? Почему же Вашингтон больше не уважает Асада? Я считаю, тому есть две причины. Одна - более личного свойства, а вторая - на геополитическом уровне.

Президент Клинтон хочет войти в историю не только как соблазнитель готовых к соблазну интернов и прочих лиц женского пола с интеллектом на уровне колена. Нельзя отрицать, что все мы стали свидетелями экономического бума во время его президентства, но многие не ставят это в заслугу Клинтону, к тому же через 20 лет никого не будет интересовать, каков был уровень безработицы или показатель Доу-Джонса во время его правления. При многих американских президентах экономика развивалась в положительном направлении, но только один - Тедди Рузвельт - получил Нобелевскую премию и только еще один - Джимми Картер - настолько ассоциировался с двумя другими лауреатами - Менахемом Бегиным и Анваром Садатом, что большинство американцев считает и его Нобелевским лауреатом.

Билл Клинтон тоже хочет чего-нибудь похожего. Он хочет войти в историю как человек, принесший длительный мир на Ближнем Востоке. Он приглашал главных виновников участвовать вместе с ним в переговорах, он режиссировал подписание бумаг и рукопожатия палестинцев и израильтян на лужайке перед Белым домом (разве не видели мы похожую сцену лет 15 тому назад?), он пригласил Сирию и Израиль сделать тоже самое. А потом он отправился в Осло, город, известный исключительно тем, что именно там присуждают Нобелевские премии. Он обратился с речью к норвежскому парламенту - они ведь голосуют, кому присуждать Нобелевскую премию. Он старался обаять норвежцев, как мог (а уж в чем-в чем, но в обаянии ему не откажешь). И глядишь, могло бы и получиться, да вот только и Арафату, и Асаду плевать на Клинтоновские амбициозные планы заполучить себе звание Нобелевского лауреата. А раз задели за самолюбие, то и получайте по заслугам - разбирайтесь с израильтянами сами, пусть ваши мозги попотеют под теплыми полотенчиками!

Вторая причина - на гораздо более высоком уровне. Дело в том, что наш госдепартамент, наконец, начал понимать геополитическую реальность нынешнего мира, вступившего в новый период своего развития после окончания холодной войны. А реальность такова: Ближний Восток перестал быть точкой отсчета в решении мировых проблем. Теперь этот регион - скорее тихая заводь, нежели бурный поток столкновения интересов двух мировых супердержав. В течение полувека США пытались осуществлять контроль за ближневосточной нефтью и не допускать к ней Советы. И когда арабские страны, пытаясь изменить статус кво на Ближнем Востоке при помощи щедрых советских субсидий и оружия, развязывали войны, то все три войны были выиграны израильтянами без каких бы-то ни было потерь для США, как по части финансов, так и по части воинско-офицерского состава. После развала СССР была предпринята одна единственная и неудачная попытка захватить контроль над ближневосточной нефтью: нападение Ирака на Кувейт и Саудовскую Аравию.

Многим из вас это покажется удивительным, но для Америки ближневосточная нефть уже совсем не так важна. В 1973 году, на пике нефтяного кризиса, США потребляли 17 миллионов баррелей в сутки. И на сегодняшний день этот уровень совсем не изменился, хотя население увеличилось с 205 до 275 миллионов человек. Другими словами, с 1973 года потребление нефти на душу населения сократилось в нашей стране с 31 барреля до 25. За этот же период на треть упало потребление всех видов топлива на доллар ВНП. Средний пробег автомобилей увеличился по данным за 1998 год с 14 миль на галлон бензина до 31 и продолжает расти. В середине 70-х на нефтяном топливе производилось 17% электроэнергии, а в 1997 году - только 2,5%.

Более того, сейчас потребность США в нефти может быть удовлетворена за счет добычи на отечественных промыслах, а также за счет импорта венесуэльской и мексиканской нефти. Ближневосточной нефти нам уже не надо, тем более, она нынче совсем не дешевая. США не соревнуются больше с Советами за право контроля ближневосточной нефти и постепенно приходят к выводу, что все происходящее в этом регионе из глобального масштаба перешло в сугубо местный.

Так что придется и Арафату, и Асаду призадуматься да стать посговорчивее, поскольку времена горячей к ним симпатии американцев уплыли по нефтяной реке с кисельными берегами.


Содержание номера Архив Главная страница