Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №5(238), 29 февраля 2000

Виктор ЮЗЕФОВИЧ (Вашингтон)

ОБАЯНИЕ УРАВНОВЕШЕННОСТИ

Скрипач Олег Крыса и пианистка Татьяна Чекина

Есть артисты, чья слава зажигается на музыкальном небосклоне столь же нежданно, как и меркнет. Самовыражаясь в своем искусстве целиком и сразу, они вступают затем в печальную пору самоповторов. Но есть и другие, на каждом последующем витке творческой карьеры радующие новыми гранями своего таланта. Именно к таким артистам принадлежит украинский скрипач Олег Крыса. Он заканчивал Московскую консерваторию и начинал самостоятельную карьеру в 60-х годах вместе с плеядой замечательных скрипачей - Гидоном Кремером, Виктором Третьяковым, Владимиром Спиваковым, безвременно ушедшим Олегом Каганом. Артист сумел занять свое прочное место в искусстве, сказать в нем свое, собственное слово.

Ученик незабвенного Давида Ойстраха, Крыса воспринял широту и разносторонность музыкальных интересов учителя. И - способность к непрестанному совершенствованию самого себя как музыканта. Лауреат нескольких международных конкурсов, он никогда не почивал на лаврах, зарекомендовал себя музыкантом, которому доступны самые разные стили сольной и ансамблевой скрипичной литературы. Не случайно поэтому Крыса сделался одним из наиболее востребованных жизнью исполнителей. Его часто приглашали как солиста крупнейшие оркестры - на отдельные программы и на длительные совместные гастроли. Не случайно именно Крыса заменил в Квартете имени Бетховена одного из его основателей, Дмитрия Цыганова, и десять лет возглавлял этот прославленный ансамбль как первый скрипач.

Мало кто из сверстников Крысы отваживался на проведение таких широкоохватных циклов - "История скрипичного концерта" (Киев, 1972/73; 18 различных партитур - от Баха до Бартока, от Гайдна до Штогаренко и Скорика), "Все скрипичные концерты Моцарта" и "Все скрипичные сонаты Бетховена" (Москва, сезон 1987/88 года). Мало кто из скрипачей (разве что Гидон Кремер) может сравниться с Крысой в устойчивом интересе к современной музыке, в неустанном стремлении познакомить аудиторию с неизвестными ей пластами скрипичного репертуара (сочинения Айвса, Берио, Штокхаузена, Пендерецкого), в количестве осуществленных премьер и записей новых сочинений композиторов Украины, России, Литвы и других республик бывшего СССР. При этом, не ограничиваясь премьерами, он многократно включает новые сочинения в программы своих концертов в разных концах мира.

Долгим и устойчивым сделалось сотрудничество Крысы с ныне покойным Альфредом Шнитке. Скрипач играл едва ли не все, сочиненное композитором для скрипки и камерных ансамблей с ее участием, осуществил мировые премьеры нескольких его произведений, а в последние годы многократно выступал в концертах памяти Шнитке в России и многих странах Европы.

Несколько десятилетий насчитывают тесные творческие контакты Крысы с Софьей Губайдулиной, Вячеславом Артёмовым, Витаутасом Баркаускасом. Немало в репертуаре скрипача музыки украинских композиторов - Бориса Лятошинского, Александра Штогаренко, Мирослава Скорика, Евгения Станковича, Валентина Сильвестрова, Вирко Балея.

...В Вашингтоне Олег Крыса и пианистка Татьяна Чекина - жена, друг и многолетний сонатный партнер скрипача - не появлялись вот уже несколько лет. Выступление их проходило на этот раз в рамках традиционных воскресных концертов Национальной галереи и привлекло обширную аудиторию.

Программу открыла Пятая ("Весенняя") соната Бетховена. Безусловное владение всеми элементами высшего скрипичного мастерства, неизменно мягкое, даже в самых взволнованных кульминациях, звучание скрипки, великолепный ансамбль с роялем, партия которого сыграна была с истинной виртуозностью - такими предстали на этот раз исполнители. Замечательная уравновешенность эмоций, ни тени слащавости и редкая душевная открытость - таким было их воплощение бетховенской музыки.

Широта эмоционального спектра, сам "градус" эмоций - все, казалось, умножилось, когда зазвучала Третья соната Брамса. Рояль уподобился оркестру, во всей красе сказала себя патетически трактованная Брамсом скрипка. И - знакомое уже по трактовке Бетховена благородство стиля. Чудо тонкости явили музыканты в передаче миниатюрной третьей части сонаты. Казалось, зал заполнился роем фантастических видений - таких зримых и таких, вместе с тем, невесомых...

Соната Дебюсси - и снова полное перевоплощение исполнителей. Написанная в конце жизни смертельно больным композитором, соната эта сохранила присущий ему оптимизм. Ансамблисты ярко воплотили характерные для музыки игровой характер, колористическое богатство, "реактивность" и непредсказуемость эмоций, стремительную, словно в калейдоскопе, смену тембров-настроений. Невольно приходили на память слова Дебюсси о финале сонаты, как о "простой игре музыкальной мысли, постоянно вращающейся вокруг самой себя, вроде змеи, кусающей собственный хвост.."1.

Cantabile Паганини и "Кампанелла" Паганини-Крейслера сделались в программе своеобразной интермедией. Надо ли говорить, сколь виртуозны сочинения Паганини! Но когда Крыса радует привольным пением инструмента, кристальной чистотой головокружительных пассажей, забываешь о каких бы то ни было трудностях.

В заключение концерта прозвучали "Украинский триптих" Евгения Станковича и - сверх программы - Партита Витаутаса Баркаускаса для скрипки-соло. Оба сочинения достойны занять прочное место в репертуаре скрипачей. Особенно врезалась в память блистательно сыгранная средняя часть "Триптиха" - вихрь свадебного танца, ниоткуда возникающего и неведомо куда исчезающего.

...Множество выдающихся исполнителей - выходцев из России (позднее - из СССР) жили и работали на протяжении ХХ века в Америке, внеся ощутимый вклад в становление и развитие американской музыки. Они не только блистали на концертных эстрадах, но и преподавали, формируя в США целые исполнительские школы, основывали новые оркестры, учреждали новые музыкальные фестивали. Представители самых разных, населявших Россию народов - русские (пианист Сергей Рахманинов), украинцы (хормейстер Александр Кошиц), евреи (скрипачи Яша Хейфец и Натан Мильштейн, виолончелист Григорий Пятигорский, пианист Владимир Горовиц), армяне (скрипач Иван Галамян), грузины (Джордж Баланчин) - принесли в Новый Свет не одно только высокое артистическое мастерство, но и высокие гуманистические традиции взрастившей их русской музыкальной культуры.

За десять лет жизни в Америке Олег Крыса прочно утвердил свою репутацию как на педагогическом, так и на исполнительском поприщах. Профессор одной из самых престижных в США Истмэнской музыкальной школы (Рочестер), он совмещает интенсивную педагогическую деятельность с активным концертированием. Гастрольные маршруты скрипача охватывают крупнейшие музыкальные центры всего мира. Ежегодно играет он в Москве и в Киеве. Активный участник основанного в 1994 году его сыном - скрипачом Питером - камерного музыкального фестиваля в Нью-Гэмпшире, Крыса выступал вместе с его участниками во многих городах США, Европы и Азии, записал вместе с ними несколько дисков ансамблевой музыки. Многие из записей осуществлены скрипачом в последние годы в России. В их числе - три сонаты Брамса, скрипичные сочинения Шимановского. Интереснейший проект Крысы - запись всех скрипичных и камерно-ансамблевых произведений классика украинской музыки Бориса Лятошинского. Первый диск серии выпущен в 1998 году...

Когда-то, еще в середине 80-х годов, критика усматривала в искусстве Крысы присущую культуре конца ХХ столетия тенденцию суммирования, синтеза стилей, обобщения прежних достижений. И сегодня тенденция эта остается константой творческого почерка музыканта. Благородство и какая-то особая открытость, "общительность" искусства Крысы указывают на все более явное с годами родство его с искусством Давида Ойстраха. Прежде всего, в естественности, гармоничности, обаянии уравновешенности, где ни одно качество не доминирует, кажется, над другим. Именно поэтому, слушая Олега, вспоминаешь его слова: "Играть на скрипке так легко!"


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница