Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #5(238), 29 февраля 2000

Виктор ЕНЮТИН (Сиэтл)

ПРОБЛЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В США

Семь лет назад, в начале президентства Билла Клинтона, вряд ли кто-нибудь сомневался в том, что американская система здравоохранения нуждается в коренной реформе. США тратили на медицинское обслуживание 14% своего валового национального продукта - свыше 800 млрд. долларов в год. Более четверти от этой суммы уходило на административные расходы и на рекламирование 1500 страховочными компаниями своих служб. Тратя на медобслуживание населения в два, а то и в три раза больше, чем другие развитые страны, США вместе с Португалией плелись среди них в хвосте с наиболее высокой статистикой детской смертности. По мере того, как владельцы корпораций сокращали средства на медицинскую страховку для своих работников (и продолжают сокращать), все большее количество американцев вынуждено было жить без нее (эта цифра в 38 млн. человек в 1993 г. выросла сегодня до 44 млн.). Лоббисты страховых компаний и частных корпораций развернули против клинтоновского плана всеамериканской медстраховки крайне негативную кампанию, утверждая в своих инфорекламах, что если этот план будет принят - у пациентов не будет свободы выбора врача, ухудшится и уменьшится забота о больных и, к тому же, "намного увеличится государственная бюрократия".

Однако провал введения шесть лет назад государственной системы медобслуживания привел к созданию корпоративной, ничуть не менее нормированной системы. Те самые проблемы, которые хотели избежать, отвергая клинтоновский план, с лихвой присущи новой, ориентированной на прибыль (а, следовательно, на строжайшую экономию) системе. Речь идет о групповых административно контролируемых планах медобслуживания, реализуемых по всей стране специальными агентствами (HMO). Реформа произошла, но в направлении, внушенном медстраховочными компаниями.

Приписанные к HMO пациенты сталкиваются с бюрократической непробиваемостью, с жесткими ограничениями в выборе врача, с потерей privacy, с ограничениями в самом медобслуживании. Предполагалось, что новая система потребует меньше бумагомарания и бюрократической отчетности, чем государственная. Однако, уже в выборе курса лечения врачи обязаны руководствоваться объемными справочниками, и если предложенное врачом лечение превосходит по стоимости "обобщенные параметры санкционированного медобслуживания", он должен объясниться перед специальным, контролирующим денежные средства официальным лицом. Короче, бюрократия частных агентств по медобслуживанию в своей способности ограничивать лечение оказалась ничуть не слабее государственной.

Вот несколько примеров расхождения между экономическими интересами тех, кто в сегодняшней системе медобслуживания через HMO ориентирован, прежде всего, на прибыль, и терапевтическими стандартами и интересами больных.

Одной из основных стратегий экономии на качестве лечения есть попытки корпораций, владеющих больницами, уменьшить конкуренцию и объединяться (тот же самый процесс объединения по той же самой причине уменьшить конкуренцию ради стабилизации увеличения прибыли происходит в средствах массовой информации, в банковской системе и во многих других отраслях). Владеющие больницами компании покупают HMO, которые в свою очередь покупают компании, производящие лекарства, и эти последние покупают друг друга. Врачи часто становятся продавцами конкретных лекарств и лечебных процедур. Монополизация и централизация медицины - опасный знак разрушения конкуренции и плюралистического капитализма.

Например, в сфере лечения психических расстройств фирма Magellan Health Services, Inc. владеет 90% американских психиатрических больниц, контролируя лечение почти 50 млн. человек, имеющих медстраховку.

Еще одной распространенной сегодня стратегией экономии денег на качестве лечения является оттягивание лечения. Сегодня неизлеченные вовремя психологические проблемы (приводящие к ухудшению состояния пациентов) стоят 435 млрд. долларов, поглощая приблизительно 40% американского бюджета по медобслуживанию.

Многие фирмы пытаются злостно экономить путем выписки пациентов из больницы как можно скорее, а также побуждая врачей принимать как можно больше пациентов в единицу времени. По мнению Бриана Вельша, вашингтонского адвоката, специализирующегося на судебных исках фирмам, осуществляющим психлечение, до 40% клиентов, подающих на эти фирмы в суд, являются родителями досрочно выписанных из больниц детей, покончивших самоубийством по возвращению домой. В одной из психиатрических клиник в городе St. Paul (Миннесота) психиатрам полагается видеть 6 пациентов в час (если учесть коридорное время на переход врача из палаты в палату - по 8 мин. на человека). Во многих больницах пациенты видят врача раз в месяц по три минуты.

Еще одна стратегия экономии денег на лечении - упирать на антидепрессанты, что намного дешевле, чем общение больных с психиатром.

И, наконец, ограничение выбора в лечении. Некий 70-летний житель Флориды, страдающий увеличением предстательной железы, получил предписание на... кастрацию. Его сын, нью-йоркский врач Стивен Штерн, встревожившись, навел справки и установил, что типичным лечением в подобных случаях является предписание антигормональных средств с последующими анализами. Позвонив в клинику отца, Стивен узнал, что поскольку тест каждые три месяца после начала принятия антигормонального лекарства стоит 118 долларов, данное HMO предпочитает кастрацию как средство экономии денег.

И потому отнюдь не удивительно, что статистика несчастных случаев в больницах, в результате ошибок медперсонала, неумолимо растет. Например, в одной больнице после операции на матке врачи забыли вынуть марлю, что через три недели привело к серьезному отравлению организма женщины. В другой больнице, в родильном отделении, анестезирующая инъекция перед родами была сделана неправильно, не в ту точку, что привело к временному, в течение нескольких дней, параличу ножной мышцы роженицы и к последующей боли в течение многих месяцев.

Почему подобные ошибки становятся все более частыми в американских больницах, в стране, традиционно отличающейся умением работать и высоким уровнем прагматического знания, не говоря уже о высочайшем уровне американской медицинской технологии?

Когда такого рода ужасы имели место в СССР, мы все говорили, что, конечно же, это не удивительно в экономической системе, которая не поощряет материально стремление медперсонала работать лучше, платит за плохую и за хорошую работу те же деньги. Мы тогда говорили, что обилия несчастных случаев в больницах не может быть в Америке, где система щедро вознаграждает за хорошую работу и где, следовательно, вопрос качества труда - не вопрос морального идеализма, как в СССР, а материального вознаграждения. Поэтому для нас, эмигрантов, вышеописанная ситуация с медобслуживанием в США сегодня кажется особенно странной. Если в СССР люди, работавшие в системе медобслуживания, принадлежали к одному из наиболее низкооплачиваемых секторов в стране, вместе, скажем, с преподавателями школ, то в США ставки в медицине должны были бы гарантировать крайне высокий уровень обслуживания в этих областях. В чем же тогда дело?

Разумеется, всегда можно сказать, что американская система, несмотря ни на что, одна из лучших в мире и уж во всяком случае намного лучше, чем в советской или нынешней России, и таким магическим путем развеять дух сомнений. Однако, важно понять, как можно улучшить ту систему, которая у нас есть.

Если стопроцентная регуляция экономики, как это доказал пример экономики советской, убивает экономическое развитие, то стопроцентная дерегуляция тоже может привести к ухудшению качества продукции, потому что неподотчетные никому производители могут начать пренебрегать интересами потребителя. Таким же образом, если отсутствие материального поощрения приводит к понижению качества труда, то исключительная ориентация на прибыль тоже может привести к такому понижению.

Нынешнее уменьшение государственной регуляции медобслуживания приводит, как мы видим, не к усилению конкуренции и связанному с ним увеличению выбора для потребителей, а к уменьшению конкуренции. Несколько гигантских корпораций делят между собой весь рынок сбыта, фиксируя цены на медуслуги. В такой атмосфере некоторые медработники более сосредоточены не на работе как таковой, а на деньгах, которые они получают. Медперсонал часто работает по слишком много часов, стремясь заработать как можно больше. А усталый врач или медсестра, как усталый пилот пассажирского самолета, более склонны к ошибкам и просчетам.

Разрушение плюралистического капитализма с его конкуренцией и увеличением выбора для потребителя - механизмы повышения качества продукции или услуг, имеет место в США не только, разумеется, в медицине и медобслуживании. То же самое сегодня происходит и в американской авиационной индустрии, где существуют уже только две мультикорпорации, да и эти две, по всей вероятности, скоро превратятся в одну. Чтобы сохранить конкуренцию, в США существуют законы против чрезмерного корпоративного объединения (antitrust laws). Но эти законы все реже применяются. Тенденция корпораций избегать конкуренции, увеличивая свой контроль над рынком, продолжает усиливаться.


Содержание номера Архив Главная страница