Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(237), 15 февраля 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

ПРЕДВЫБОРНЫЙ МАТЧ

Насчет "матча" я не оговорился. Американцы превыше всего почитают спорт, поэтому сенсация политическая не идет у них ни в какое сравнение с сенсацией спортивной. И если обозреватели желают привлечь внимание "средних" к политическим бурям, они непременно подают эти бури под спортивным соусом. Предвыборная гонка главных претендентов на пост самого могущественного человека в мире преподносится под видом яростного поединка на боксерском ринге. Я не вижу в этом ничего зазорного и даже считаю это гораздо предпочтительнее нудного перечисления процентов, штатов, шансов и долларов.

Итак, выражаясь словами Высоцкого, сначала о "ребятах-демократах". Здесь главными соперниками оказались экс-сенатор Билл Брэдли и нынешний вице-президент Ал Гор. Их первый и упорный поединок в первичных выборах состоялся по традиции в штате Нью-Хемпшир, и Брэдли проиграл Гору, отстав от него на 6% поданных голосов. Или, как принято говорить, - на 6 пунктов. Гор сошел с ринга счастливым и сияющим победителем, а Брэдли...

Не волнуйтесь, уверенно заявляют руководители его предвыборной кампании, это ерундовое поражение безусловно обернется для Брэдли победой, не извольте сомневаться.

Посмотрим, как разворачивались события. 26 января, после дебатов с Гором, явного фаворита определить было трудно: выражаясь в манере беговых жучков, соперники шли, что называется, ноздря в ноздрю. И все же, хотя опрос общественного мнения, проведенный три дня спустя совместно CNN, USA Today и институтом Гэллапа, подтвердил равенство шансов, знатоки предсказывали, что в дальнейшем Брэдли станет фаворитом и начнет уверенно набирать очки. И действительно, дополнительный опрос 31 января уже выявил преимущество Брэдли: это он должен был победить с разрывом в 6-8%. В последующие два дня опросы проводились непрерывно, неизменно, раз за разом, подтверждая настроение избирателей-демократов Нью-Хемпшира: Брэдли должен победить! Пусть с небольшим разрывом, но - победить. И вдруг - провал...

Обозреватели, съевшие собаку на выборах, утверждают, что теперь, когда предварительные выборы переходят в крупные штаты, такие, как Калифорния и Нью-Йорк, всё будет зависеть от того, как будет подана победа Гора средствами массовой информации. 6 процентов - это, конечно, победа, но это все же не нокаут, способный вообще вышибить Брэдли из гонки.

После оглашения результатов голосования Брэдли заявил в своем выступлении, что он отнюдь не обескуражен и складывать оружие не собирается. Оно и понятно: Брэдли располагает таким мощным денежным фондом, что может позволить себе участвовать в гонке, сколько ему заблагорассудится.

Что касается Гора, то для него победа в Нью-Хемпшире, пусть даже и со скромным счетом, необычайно важна: этот штат, просто идеально укладывавшийся в предвыборную программу его соперника, все-таки ускользнул от Брэдли. Нью-Хемпшир полон независимых, не причисляющих себя ни к одной партии, и штат всегда считался опорным бастионом Брэдли на Северо-Востоке. Здесь всегда ценили и почитали инсургентов, а любимое занятие Брэдли - безжалостно и по любому поводу лягать правительство. И, наконец, демократическая партия штата, в абсолютном своем большинстве белая, преобладающая в штате, всегда стояла за Брэдли горой. Значит, говорят приверженцы Гора, если Брэдли не смог одержать победу здесь, в родных, так сказать, пенатах, то он вообще вряд ли сможет на нее рассчитывать.

Говорят, что после "нью-хемпширского матча" Брэдли лично не отвечает на телефонные звонки: иначе он услыхал бы призывы и требования партийного истеблишмента немедленно прекратить кампанию, не дробить силы и не мешать Гору. Но Брэдли никогда не был дисциплинированным членом партии, так что эти призывы ему нипочем. Он останется в полной изоляции? Да и пусть! Как уже было сказано, он сам хозяин своей предвыборной кампании. Кроме того, в отличие от республиканцев, у демократов не предвидится серьезных схваток претендентов вплоть до 7 марта, а за это время, благодаря СМИ, многое может измениться.

Осталось сказать о том, что поражение сказывается на манерах. Пару дней спустя Брэдли выступал перед журналистами, и оказалось, это уже не прежний Брэдли-джентльмен. "Что вы хотите от Гора? - воскликнул он. - Пароль подобных политиков: "Нападай, отрицай, извращай". Их старая, проверенная политика - цель оправдывает средства. Любые средства, лишь бы выиграть выборы. А потом ухватиться за власть и делать с ней что угодно, только не употреблять ее на пользу людям. В 1991-м Ал Гор высказался в газете своего родного города так: "Хочешь победить на выборах - выпотроши из своего соперника легкие и шагай дальше!" Вот это и есть Ал Гор!"

На что Гор презрительно откликнулся: "Он позаимствовал все эти штучки у своих приятелей-республиканцев!"

Перейдем теперь к республиканцам, где всё было значительно драматичнее. Сокрушительная победа сенатора от Аризоны Джона Маккейна над техасским губернатором Джорджем Бушем ошарашила всех, в том числе самого победителя, не меньше, чем результат дуэли демократов.

2 февраля, в 5:15 пополудни, Маккейн стоял в своем номере на восьмом этаже гостиницы "Краун Плаза" и репетировал перед зеркалом речь, которую он произнесет перед избирателями. Внезапно в номер буквально ворвались глава сенатской администрации Марк Солтер и политический директор кампании Маккейна Джон Вивер.

- Мы его угробили! - завопил Вивер. - Буш получил всего 28% голосов!

Потом они вспоминали, как Маккейн, немного придя в себя от неожиданности, сказал:

- Ну и ну! Это должно вызвать некоторые осложнения, не так ли?

- Еще бы, - ухмыляясь ответил Солтер. - Одно из них - ваша возможность стать президентом!

Конечный результат был, впрочем, чуточку иным: Маккейн - 49%, Буш -31 % и Стив Форбс - 14% голосов. Прочие кандидаты поделили ничтожный остаток. Это дало возможность сенатору-республиканцу из Нью-Хемпшира Уоррену Рудмену заявить, что "он ничего подобного никогда не видел, сколько себя помнит". Дело в том, что в начале предвыборного марафона избиратели едва знали имя Маккейна и что незадолго до Нового года опрос общественного мнения в штате показал: Буш может рассчитывать на 61%, Маккейн - едва на 3% голосов. Все были бы поражены даже простой победой Маккейна, ну, хоть с однопроцентным перевесом. Но 18%!

Стоит ли говорить о том, какой траур царил в штаб-квартире Буша. Там внезапно вспомнили, что из всех поллстеров (опросчиков общественного мнения) только некая Элизабет Харингтон из Public Opinion Strategies (Александрия, Вирджиния) предсказала победу Маккейна с разрывом в 15 %. Тогда ее называли "наивной чудачкой", а теперь все ринулись к ней и почтительно слушали ее пояснения, как слушают оракула.

Всё, оказывается, упиралось в тех, кто еще не решил, кому отдать предпочтение. А эти "не решившие", в большинстве своем, потенциально были за Маккейна. Они не связывали себя ничем до последней минуты, и последние минуты решили всё. А кроме них, почти все, так называемые "демографические", группировки местной республиканской партии - за исключением борцов за религиозные права - тоже проголосовали за Маккейна: и те, кто против абортов, и те, кто за них, молодежные организации и организации престарелых граждан, ветераны и женские союзы. Буш и Маккейн в своих дебатах яростно схватились по поводу использования бюджетного избытка: Буш предлагал употребить его на существенное сокращение налогов, тогда как Маккейн хотел пустить эти деньги на укрепление программы социального обеспечeния и выплаты государственного долга. Идея Маккейна дала ему перевес.

После проигрыша Буш выступил с заявлением, где сравнил результаты нью-хемпширских выборов с ерундовой кочкой на ровной дороге и добавил, что "Маккейн провел в этом замечательном штате времени больше, чем все прочие кандидаты, взятые вместе". Затем он поблагодарил тех, кто работал в его кампании.

- На его месте я бы не благодарил их, - смеялся после этого Вивер, - я бы выгнал их всех, до последнего человека!

- Что вам сказать, друзья, - говорил Маккейн в своей приветственной речи. - Считайте, что мы послали грозное предупреждение Вашингтону, - предупреждение о том, что пришло время перемен... Сегодня республиканская партия оживила свое реформистское наследие. И поверьте, это - начало конца политики Билла Клинтона и Ала Гора, политики манипулирования правдой".

Но эйфория остается позади, а в ближайшем будущем - жестокая война за победу.

Один остряк-комментатор охарактеризовал соперников так: у Джорджа Буша - большие деньги и серебряный язык, а у Джона Маккейна - дубленая кожа, как в охотничьих сапогах, и золотые награды за доблесть.

Добавим к этому, что Буш овеян славой непреодолимости и уверенности в своей победе; Маккейн овеян славой героизма. Буш - верный сын партийного истеблишмента, Маккейн всегда выступал против него. Нью-хэмпширские избиратели предпочли на первичных выборах Маккейна, остальные штаты, судя по опросам, предпочитают Буша. Буш может позволить себе передышку - он обильно снабжен деньгами, Маккейн должен изыскивать деньги на продолжение кампании.

Но, главное, Маккейн показал, что Буш отнюдь не непобедим. Он внезапно стал новой крупной политической фигурой в Штатах, и теперь ему предстоит тяжелая дорога к номинированию республиканским кандидатом. Ближайшая остановка на этой дороге - штат Южная Каролина, 19 февраля. И насколько можно предугадать, Маккейн в этом случае в полную силу приналяжет на свое героическое прошлое: свою военную биографию и плен во Вьетнаме. В Нью-Хэмпшире это подействовало. Южная Каролина располагает очень крупной общиной ветеранов и военных.

Ну и, разумеется, у республиканцев после первого раунда "джентльментство" тоже резко пошло на спад. У проигравшего Буша уже готов 30-секундный рекламный ролик для Южной Каролины и последующих раундов.

В нем Маккейн впервые будет прямо назван по имени и обвинен в преднамеренном и злостном искажении налогового плана, предлагаемого Бушем. Кроме того, сенатор от Аризоны называется прихвостнем Клинтона и его демократов.

В ответ на что Маккейн, закаленный своими военными подвигами и вьетнамским пленом, заявил, что он ожидал нападок на него партийного истеблишмента: "Они ведь трусятся от страха, что я сведу на нет влияние их лобби в столице".

В настоящем боксе Майк Тайсон откусил своему сопернику ухо. В политике же, слава Богу, все ограничивается словами.


Содержание номера Архив Главная страница