Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #3(236), 1 февраля 2000

ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ

Нам пишут:


ДВЕ РАЗНЫХ КАРТИНЫ

В октябре ушедшего года в клубе нашей комьюнити состоялась, скажем прямо, необычайная свадьба. Жениху Ларри 87 лет, невесте Вирджинии - немного меньше. Надо было видеть, как торжественно проходила эта свадьба и как хозяева нашей комьюнити отнеслись к этому событию. Сладости, музыка с собственными музыкантами, пение, танцы. Сколько радости было на лицах.

Мы с мужем здесь одни "русские", а потому были приятно удивлены вниманием к старикам. В самый разгар "пиршества" приехал сенатор нашего штата Массачусетс Brian P. Lees. Он привез "молодым" документ, написанный золотыми буквами об их бракосочетании. Нас поразило, что сам сенатор приехал поздравлять простых старых людей, незнакомых и не нужных ему лично. Я была восхищена его душевными словами, когда он выступил с поздравительной речью. Я, как могла, высказывала ему то, что переполняло мое сердце. Мы в нашем бывшем отечестве не могли представить себе, что не только сенатор, а какой-нибудь руководящий "товарищ" удостоит своим визитом незнакомых стариков. Сенатору понравилось сказанное мной. Он обнял меня и сфотографировался со мной и моим мужем Яшей. Молодым преподнесли сертификат на обед в ресторан и заказали для них лимузин туда и обратно.

Нравственная оценка общества зависит, в первую очередь, от отношения к старикам. Если у молодых есть надежда на будущее, то ведь у стариков нет такого утешения. Их может утешить и обогреть только доброе отношение окружающих. Я преклоняюсь перед Америкой, где заботятся и почитают стариков! Честь и хвала этой Великой Стране за ее доброту.

И вспомнились прошлые времена на моей Родине. Моя воспитательница, одинокая женщина 84-х лет, бывшая учительница Елизавета Иосифовна Комиссар сломала тазобедренный сустав. Ее смогли поднять в больнице, где я работала, и отправили домой. Как мы ее переправляли - это отдельный эпизод, но главное, что она очутилась у себя дома в привычной, хотя и бедной обстановке. Она говорит мне: "Циличка, пожалуйста определите меня в дом престарелых, ведь смотреть за мной и кормить некому". Я отправилась в дом престарелых, но то, что я там увидела, меня буквально потрясло. Только в кошмарном сне можно увидеть такое.

В обшарканном, грязном, непроветренном помещении, похожем больше на конюшню, лежали старые, выброшенные из жизни люди. Люди, пережившие голод, разруху, войну и участвующие в ней, люди отдавшие стране здоровье, знание, любовь - обречены на медленное вымирание, неухоженные, голодные, в рванье, без мало-мальски приличного нижнего постельного белья, без медицинского обслуживавния и вообще без обычного внимания. В общем, я увидела живых мертвецов, которые завидовали умершим. Это забыть нельзя. Я сказала Елизавете Иосифовне: "Вы будете жить у себя сколько Вам суждено, а я и моя семья будут Вас опекать ежедневно" - что мы и делали до самоой ее смерти. Мы же ее похоронили. Вот две таких разных картины. God bless America!

Циля Точильникова (Массачусетс)


Содержание номера Архив Главная страница