Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #3(236), 1 февраля 2000

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ЧЕЧЕНСКИЙ УЗЕЛ

Место истории и социологии очень часто занимает красивая эмоция. Часто это эмоция, стоящая за прекрасным словом - свобода. И за словом "любовь", например. Это слова, окутанные дымкой и с неприязнью относящиеся к любому определению. Особенно - свобода. Это есть, по Гегелю-Энгельсу, осознанная необходимость. За свободу отдавали жизни, а за осознанную необходимость?

Свободу Чечне! Что бы это могло значить? Свободу любили пираты и свободно грабили купеческие шхуны. Не против свободы, а за были и эсэсовские охранники в лагерях, когда столь же свободно в виде развлечения стреляли по заключенным. Одухотворенное слово "Свобода" не позволяет применить к нему анализ. Оно от этого умирает. И мы этим заниматься не будем. А будем - историей, социологией и анализом всего этого.

Недавно мне попалась в "Российской газете" от 13 января этого года статья Леонарда И.Браева "Как нам обустроить Чечню". Статья большая, и ее главная мысль - архаизм горских племен и невозможность установления там никакого другого цивилизованного закона, кроме закона обычая.

А обычай этот - тот, который регулирует родоплеменные отношения.

Приведу оттуда одну важную цитату:

"Родовые пережитки порождают характерное кумовство. И сегодня каждый чеченский руководитель окружает себя родней из своего тейпа и не доверяет другим: как "партократ" Д.Завгаев, так и "революционер" Д.Дудаев. Конечно, ныне образуется и иной менталитет, особенно среди более развитых городских и равнинных (терских) чеченцев. Но даже бывший комсомольский секретарь Московского университета, обрусевший и обретший некоторый европейский лоск Р.И.Хасбулатов, став председателем Верховного Совета, окружил себя охраной из своей чеченской родни, а нынешний председатель Счетной палаты Х.Кармаков заселил ее своими родственниками.

Вот эти-то родовые отношения и подавляют государственные. Род и государство взаимоисключительны. Это понятно. Что может сделать с нарушителем закона чеченский милиционер (полицейский), прокурор или судья, если ему за наказание своего родственника, даже в десятом колене, положено отречение от него всей родни, а за наказание чужого расплата грозит не только ему, но и всем его родственникам - кровная месть?

Тем более - что, при угрозе кровной мести, мог Масхадов сделать с местными предводителями, вроде Радуева, с его тысячами боевиков? Возможны ли в такой родоразделенной среде полицейские, прокуроры, судьи, ревизоры и т.д., не формальные, а действительные, озабоченные охраной общества в целом? Ответ очевиден.

В ауле не могут не слышать вопли истязаемых заложников, не видеть, кто из соседей держит захваченных рабов, используемых на стройках, уходе за скотом и других работах, не замечать, кто угоняет скот и автомобили из Ставрополья; но даже если допустить, что окружающие таких осуждают, они, хотя все вооружены, терпят рядом с собой злодеев, ничего против них не предпринимают, потому что эти соседи - родня, своя или чужая".

В этой статье проскочила одна важная мысль, которую автор пробрасывает мимоходом: "Род и государство взаимоисключительны. Это понятно".

Насколько понятно - не совсем ясно. Мне кажется, в этом суть проблемы. И стоит об этом сказать более обстоятельно.

Когда говорят о необходимости предоставить Чеченскому государству суверенитет с тем, чтобы оно далее могло бы влиться в семью ООНовских народов, то говорят, не понимая сути устройства Чечни.

Мне не раз приходилось писать об особенностях этого реликта, который (я имею ввиду не людей, а социальную организацию) выглядит примерно так же, как кистеперая рыба целакант среди сметливых приматов.

Да, тейповая структура Чечни есть вариант родоплеменных отношений, а они в принципе несовместимы с идеей государства. Государство, даже самое древнее, представляющее классический тип восточной деспотии, и то ставило во главу угла закон. Закон - это было правило, некий регулятор человеческих отношений, обязательный для всех. Кроме, разумеется, фараона, шаха, эмира, царя. Да и то имелась тенденция, по которой и сам правитель начинал подчиняться закону. В результате эта тенденция привела к так называемой просвещенной монархии. Более того, были законы, которым подчинялся даже самый необузданный фараон-самодур или царь-самодержец.

В России, например, правило престолонаследия по волеизъявлению царя постепенно перешло в закон о наследовании трона старшим сыном (и далее по нисходящей) августейшей особы. Да и до писаного закона все равно власть переходила, как правило, к сыну, а если уж его не было, то к дочери или другому близкому родственнику.

Даже в Риме, для того, чтобы провозгласить следующего принцепса, действующий император должен был усыновить своего избранника.

В племени тоже имеются свои регулятивы. Но они - негосударственного типа. Внутри племени тоже есть свой ранжир и свои правила. Положено в доме привечать гостя, даже из другого племени, даже врага. Зато за порогом дома ему вполне спокойно перерезали горло.

Понятие "кражи", то есть тайного хищения чужого имущества, грабежа (явное похищение чужого имущества), разбоя - то же самое, но уже с использованием насилия к бывшему владельцу, неприменимо к племени. Вернее, применимо только внутри племени, но не снаружи. Когда на корабль Лаперуза на островах Санта Круз забирались папуасы, они спокойно шарили по карманам офицеров и вообще брали, что видят, потому что простодушно и чистосердечно полагали, будто собирают на берегу ракушки. В Чечне же нечто худшее делают вовсе не простодушно. Нормы племенной структуры горцев совершенно не распространяются на чужих. Все, что может быть осуждено среди своих - от тихой кражи до громкого убийства - является доблестью и геройством применительно к чужим.

Коснусь еще раз коротко горской структуры.

Чечня уже довольно давно (и сейчас) делится на 9 племен - "тукхумов", отсюда 9 звезд на флаге Ичкерии. Эти племена состоят примерно из 170 тейпов. Тейп - это довольно большая группа людей, имеющая своего признанного руководителя и возглавляется советом старейшин. Сам тейп имеет сложную социальную конструкцию. Он состоит из родов (гаров), то есть - из ряда больших патриархальных семей, восходящих к общему предку, объединенных не только общностью крови, но и общностью территории. А сама такая патриархальная семья (она называется у чеченцев некъий) объединяется вокруг старейшины, который либо еще жив, либо лишь недавно умер, так что его образ и его поступки сохраняются не только как легенда, но присутствуют в сознании членов семьи во всей полноте.

В свое время, 160 с лишним лет назад, имам Шамиль объединил разношерстную ораву тейпов, враждующих между собой, только на теократической основе, но и сама эта основа была создана общей войной против "неверных". Само собой, Шамиль применял для укрепления единства весьма суровые наказания (обычно - жестокие казни).

И при всем при этом удалось сохранять это единство только короткое время.

Если бы не пленение Шамиля генералом Барятинским в ауле Гуниб, то сам принцип такого теократического объединения при отсутствии внешнего врага-неверного (это очень важный момент - враг чужой веры, тогда можно было объявить газават) очень быстро бы вступил в конфликт с межтейповой враждой. Но Шамиль, получив разрешение жить в Калуге со всеми своими 4 женами, был поражен величием Петербурга (Барятинский ему много чего показывал) и преимуществами, так сказать, нормального государства. Он призвал своих преемников прекратить сопротивление и добровольно принять цивилизацию России (не отказываясь от своей веры, чего Россия никогда и не требовала).

Все недавние и нынешние вожаки чеченской стаи волков принадлежат к каким-нибудь тейпам. И их внутренняя вражда - это трансляция старинной вражды их тейпов, а не какие-то там политические различия.

Бывший председатель Временного совета Чечни Умар Автурханов (много раз объявлявший из Москвы в 1994 году об отстранении Дудаева) - из тейпа Нижалой. Бывший первый секретарь республиканского Чечено-Ингушского ЦК компартии, затем председатель Чечено-Ингушского Верховного совета Доку Завгаев - выходец из крупного тейпа Гендергной. Бывший заместитель главы правительства (главой был сам Дудаев) Яраги Мамодаев и бывший мэр Грозного Беслан Гантамиров - из тейпа Чонхой. Потом все они стали врагами Дудаева, a теперь - Масхадова (сам он из тейпа Алирой). Тейпы Алирой и Эгхашбатой еще председатель КГБ СССР Крючков называл "оплотами сепаратизма".

Алирой - один из самых знатных тейпов Чечни, ведущий свою историю от мифических ичкерийских тейпов племени нохчмакхой, спустившегося в незапамятные времена с гор и основавших Чечню. Происхождение заметно облегчило Масхадову восхождение по традиционной для чеченцев карьерной лестнице, но столкнуло его с окружавшими Дудаева тейпами племени мялхи, получившими титул знатных за особую воинственность в период Кавказской войны прошлого века.

На тейповую структуру еще накладывались религиозные различия. Ислам стал укореняться в Чечне только с конца XVIII - начала XIX веков. Ислам этот - суфийского толка и имеет в Чечне две противоборствующих разновидности (вирды) или два пути (тариката) - вирд, или тарикат, Накшбайдийа и вирд Кадирийа. К первому относились тейп Шамиля и все так называемые равнинные тейпы (живущих на равнине). Тейпы вирда Накшбайдийа выделили из своей среды что-то вроде военно-феодальной знати, принявшей вслед за Шамилем подчинение России. Зато второй вирд сформировался как оппозиция "капитулянтству" Шамиля. Он отличался агрессивной боевитостью. Сейчас именно к этому вирду принадлежит большинство горских тейпов, которые поддерживают Масхадова-Басаева (а ранее - Дудаева), в то время как равнинные тейпы вирда Накшбайдийа представляют оппозиционные силы и склонны поддержать Москву.

Какое может быть государство, если оно состоит из смертельно враждующих между собой тейпов? Сейчас Грозный брали и чеченцы (так называемое "чеченское ополчение") - оно сплошь состояло из враждебных боевикам тейпов. Вот сейчас стало известно, что Шамиль Басаев был ранен тремя пулями в живот в перестрелке с "министром обороны" Чечни Магомедом Ямбиевым (Ямбиев обвинил Басаева во всех нынешних бедах, а тот в ответ выстрелил в "министра обороны", министр стал обороняться и сразил Басаева). И бывший премьер Басаев, и самообороняющийся министр принадлежат к враждующим тейпам. Равно, как Басаев и Радуев, который в своем письме российскому руководству обещает за миллион долларов уничтожить или выдать русским "преступника Басаева".

Давайте кратко перечислим, как и чем промышляют чеченские бандиты и террористы.

Угон скота и полон чужаков для получения выкупа, а до получения - использование заложников в качестве рабов. Это очень старая племенная традиция, восходящая к раннему средневековью. В позднее советское и постсоветское время хищения скота дополнились грабежом пассажирских и товарных составов. В сентябре 1994 года пришлось полностью остановить движение поездов на Дагестан. Автомобильный транзит был парализован еще раньше. Скажите, может ли существовать государство без транспорта?

Как только власть Москвы ослабла, и из Чечни стали уезжать русские нефтяники-специалисты и охрана, особенно после вывода русских войск в мае 1992 года, нефтяная труба, проходящая через Чечню, превратилась в дойную корову. Ее сверлили в сотнях мест, вворачивали вентиль и отсасывали столько, сколько хотели и могли. Вентили были последним оплотом государства и цивилизации в области трубы. Еще чуть позже умами веселых абреков овладела мысль: зачем что-то там сверлить да вворачивать, да и где брать эти вентили (они как раз кончились). Потому просто подъезжали на джипах, давали очередь по трубе из автомата и подставляли свои необозримые корыта. Потом уезжали - и пусть течет жидкость неверных гяуров, а нефть в местных самогонах перегоняли в низкооктановый бензин и продавали тем же "чужим".

Более 30 тысяч русских жителей Грозного и других городов были убиты и ограблены чеченскими боевиками за эти годы. Когда 17-18 января этого года председатель Парламентской ассамблеи Европейского союза лорд Рассел-Джонстон посетил Дагестан, он вдруг оказался пораженным зверствами симпатичных чернобородых чеченцев в селе Ботлих. Но все еще полагает, что отношение российских войск к ним "не оправдано". И по возвращении в Европу вновь призвал российские власти к прекращению огня в Чечне и к началу переговоров.

А вот Беслан Гантамиров, который хотя бы год сидения в Матросской Тишине "читал труды по философии, Коран и книги по конституционному устройству самых разных стран" (из интервью "Московским новостям" от 11/9/99) и приобщился к цивилизации, думает иначе:

- Что Вы сделаете с бандитами и главарями? - спросила Ирина Зайцева на программе НТВ "Герой дня без галстука" (от 11/13/99).

Ныне просвещенный философией Гантамиров отвечает:

- Я считаю, что эти люди подлежат уничтожению и даже не имеют права быть взятыми в плен. Без всякого сожаления, и, может быть, это вызовет осуждение.

И чтобы закончить с откровениями Гантамирова, еще одна его цитата из интервью газете "Новые Известия" от 17 января этого года:

"Я не знал и не знаю никакого Госсовета Чечни, ни в старой, советской, ни в масхадовской Конституции республики нет такого органа".

И далее стал рассказывать, что Госсовет (который возглавляет назначенный Москвой Малик Сайдуллаев из другого, чем он, тейпа) - вообще никчемная структура, что туда войдут предводители разных тейпов и начнут грызться, а если одного тейпа, так еще хуже, так как тогда станут притеснять всех остальных.

Зато сам Малик объяснил приезд 19 января в Москву 4 чеченских полевых командиров на переговоры (из враждебных нынешним боевикам тейпов) так: "В окружении чеченского президента Аслана Масхадова достаточно людей, которые заинтересованы покончить с бандитами и террористами". (АПН)

Но вернемся к промыслам чеченских бандитов и мошенников.

Открытием их наиболее умных представителей были фальшивые авизо, которые так и назвали в прессе начала 90-х годов - чеченские авизо. Авизо - это бухгалтерский документ, телеграфное уведомление о переводе денег с одного счета на другой. Этих уведомлений изготовили огромное количество и, пользуясь тем, что существующие тогда филиалы Центрального Банка (ЦБ), так называемые "кассово-расчетные центры" (КРЦ) не могли проверить, а существует ли та фирма, которая прислала заверенное почтой авизо, перечисляли из активов ЦБ огромные миллионы в руки ловких проходимцев (они, надо сказать, делились с операторами КРЦ, дабы те и проверять не хотели).

Далее. Изымание денег, перечисленных в Грозненский банк для оплаты бюджетников. Аналогичное изымание пенсионных денег. Не получали не только выжившие русские - не получали и чеченские пенсионеры. Это делалось и того проще: кассирами были члены одного тейпа, они и забирали присланные из Москвы деньги.

Торговля похищенным или добровольно переданным (поначалу еще) оружием. Только за приказ от мая 1992 года за подписью Грачева с визой Ельцина "согласен", по которому Дудаеву оставлялась ровно половина всего тяжелого вооружения - вторую половину чеченцы забрали сами (включая сотни танков и бронетранспортеров, десятки самолетов и вертолетов, не говоря уж об артиллерии), бывшего лучшего министра обороны стоило бы расстрелять перед строем. Когда-нибудь обязательно откроется - за какое долевое участие от продажи добровольно оставленного русского оружия служили российские генералы и чиновники министерства обороны.

Изготовление и сбыт наркотиков. А также их переправка из наркотической страны Афганистан на просторы родины чудесной. Это столь огромная и криминальная тема, что я не рискую здесь к ней приступать. И группа помилованных пограничников, таможенников и прочей братии из-за преклонного возраста (раньше, знаете ли, не успеют) здесь будет много больше, чем в министерстве обороны.

Изготовление и сбыт фальшивых долларов. Это уже целое налаженное полиграфическое производство. Как бы своя местная валюта, ибо наемникам платят ею же.

Теперь вообразим себе, что Грозный вдруг решил действительно создать государство. Выбрали президента. Он назначает премьер-министра согласно "деловым и профессиональным качествам". Если тот будет из другого тейпа (враждебного), то умудренные старейшины своего тейпа скажут ему: "Ай, не хорошо! Заветы предков срамишь, да? Хочешь стать изгоем, врагом своего рода? Цу стеган тайпа а, тукхам а дац" ("у этого человека нет ни тейпа (рода), ни племени" - самое страшное оскорбление у чеченцев). Допустим, он будет упорствовать. Право, не знаю уж, чем это для него кончится. Если же он пойдет навстречу народным традициям, то точно так же должен пойти и премьер. И его министры. И их замы. И далее - везде. Такое правительство не примут другие, изначально враждебные "правительственному роду" тейпы. И произойдет то, что имело место в Руанде и окрестных "государствах". Когда "правительство" состояло из хуту, то они резали тутси (те же в ответ резали хуту), но если власть менялась, то все происходило наоборот. В результате всего за один год (1994) нарезали около миллиона.

Потому в Чечне никогда не было государства. Так как государство есть необходимый атрибут цивилизации, то и вывод напрашивается: Чечня не сможет войти в современную цивилизацию до тех пор, пока там будут царить родовые связи и отношения.

Что же делать? Отпустить Чечню и пусть живет, как знает? Так ведь она знает. Уже не раз рассматривали, что тогда будет. Будет то же, что последние три года - гнездо абреков с их кунаками. Захваты скота, техники и заложников-рабов. Укрывательство преступников. Подкупы должностных лиц в Москве и других местах для провоза контрабанды и самопального бензина. Поставка киллеров для заказных убийств. Наводнение окрестностей наркотой и фальшивыми долларами. И при всяком ослаблении центральной власти - захваты сел и городов на окрестных территориях с тенденцией набегов все дальше и дальше - хоть до самой Москвы.

Плохой выход. Никакой.

А вот что предлагает автор статьи, которую я цитировал в самом начале (Леонард Браев, судя по фамилии - чеченец):

"Решение мне видится посредине - полувыход Чечни из России, полусохранение в ней. Во внутренних делах - полная независимость и самоуправление, со своими старейшинами, выборными старостами, если угодно, "мэрами" и "президентами", парламентом, своими муллами, имамами, муфтиями или кого захотят и полностью самостоятельной жизнью.

Но Россия в состоянии и вынуждена сделать для Чечни три вещи, которые, надеюсь, после пережитого безвластия будут приветствовать и сами чеченцы.

1. Дать внешнюю защиту Чечне от проникновения в нее международного терроризма, криминала и корыстной антироссийской агрессии, для чего разместить на ее территории военные гарнизоны и организовать охрану границ. Сделать это необходимо в любом случае, независимо от чьих-либо желаний, потому что, защищая Чечню, Россия защищает себя.

2. Защита в Чечне внутреннего правопорядка через российские командируемые и назначаемые правоохранительные органы - прокуратуру и милицию, а для остановки разворовывания налогов, трансфертов и другого казнокрадства - назначение также казначейства, ревизоров и т.д., в определенной мере привлекая в эти органы и местных жителей. Но чтобы предотвратить в них возврат кумовства, коррупции и криминализации, их будет необходимо постоянно и строго проверять делом и контролировать извне.

3. Россия может помочь в организации в Чечне просвещения - школ, университета, подготовки специалистов, а для желающих - возможность учиться также и в России.

Надеюсь, эти меры постепенно приведут к установлению в Чечне спокойствия и безопасности..".

Что ж, вполне благостно и радостно. Единственно, что омрачает: "эти меры постепенно приведут..". А надо - быстро.

Еще одно, ставшее давно стандартным, предложение. Его высказал (уж какой раз) 20 января на посвященном чеченской проблеме семинаре в Центре Карнеги бывший советник президента Ельцина, директор Центра этностратегических исследований Эмиль Паин. "Создать вокруг Чечни санитарный кордон; признать, что система, разработанная в мире для борьбы с террористами, годится и в России, и начать ее применять. То есть объявить террористов в бессрочный розыск, использовать для их уничтожения специальные группы и параллельно приступить к формированию цивилизованной элиты Чечни, в процессе чего Россия может содействовать развитию тех чеченских сил, в которых она заинтересована".

Мэр Москвы Юрий Лужков назвал "крупнейшей и грубейшей ошибкой" ввод федеральных войск на территорию Чечни. Об этом он заявил журналистам в Москве по окончании переговоров с президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым. Юрий Лужков заявил, что он всегда был противником наземной операции в Чеченской республике и напомнил, что предлагал создать санитарный кордон по левому берегу Терека, административным границам Чечни с Дагестаном и Ингушетией, российско-грузинской границе, а также установить контроль над воздушным пространством Чечни. По словам Юрия Лужкова, такие действия привели бы к тому, что вскоре в Чечне появилась бы "третья сила", не связанная "ни с Масхадовым, ни с боевиками, которая при помощи России решила бы проблему терроризма". Тогда, считает Лужков, удалось бы избежать враждебного отношения к России "со стороны всего чеченского народа". "То, что сегодня сделано, дает известные отрицательные результаты", - заявил он. Это первое заявление, в котором мэр Москвы поставил под сомнение всю чеченскую операцию, проводимую федеральной властью.

Но есть опасение, что ничего не выйдет. Не выйдет потому, что оставшаяся Чечня будет все время как черная дыра отсасывать из окрестных пространств добро, выбрасывая наружу зло. Зло в нашем цивилизационном смысле, а не в их допотопном. По их понятиям они, наоборот, забирают свое по праву и выбрасывают, согласно адату-шариату, карающее добро.

Вместе с тем делать что-то надо. Вот цифры за 24 января: 1152 российских солдата и офицера погибли и 3246 получили ранения с начала контртеррористической операции на Северном Кавказе. Реальные цифры - еще больше, так как сюда не входят так называемые пропавшие без вести, то есть, фактически, убитые. Просто их тел еще не нашли, либо не смогли идентифицировать.

Вот и Европейский Союз чуть было не ввел санкции против России из-за продолжения войны в Чечне, и чуть было не лишил полномочий российскую делегацию на этом представительном форуме. Отсюда следует, что так или иначе, но чеченский вопрос решать надо и к переговорам приступать придется.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница