Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #2(235), 18 января 2000

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ИДЕТ ВОЙНА НАРОДНАЯ

В Чечне у России что-то стало заедать. Появился фразеологизм: "Боевики под видом мирных жителей..." Вот эти, которые "под видом", въехали на автобусе в Аргун (Шали, Гудермес, Ачхой-Мартан) и открыли огонь. Сообщают о потерях боевиков: что-то порядка 2-2,5 тысяч. Российские потери - около 500. Допустим, так. Но перед началом второй чеченской кампании количество боевиков оценивалось в 20-30 тысяч человек. Стало быть, их потери - всего лишь каждый десятый. И потому ни о каком разгроме или хотя бы значительном ослаблении не может быть и речи.

В то же время лимит на потери российских войск был установлен в несколько убитых каждый день. Это для того, чтобы у российского населения не возникло сильного антивоенного синдрома. В противном случае начнутся митинги да протесты, пойдет комитет солдатских матерей с заявлениями, эти заявления тут же подхватят западные политики и средства массовой информации, и... прощай высокий рейтинг Путина. Зачем тогда была рокировка? 10 января было официально сообщено о потерях только в Аргуне, Шали и Гудермесе: 26 человек погибли и 30 ранены за один день. Стало быть, квота убитых де-факто увеличилась с нескольких воинов до нескольких десятков. А если речь пойдет о сотнях, то уж точно тогда начнутся крики и падение рейтинга.

Насчет "мирных жителей", которые въехали на автобусе или грузовике, - тоже звучит странно. Чуть ниже я к этому вернусь, а пока приведу сообщение Интерфакса о том, что в Шали авиация уничтожила 4 огневых точки и не менее 10 боевиков. Однако в городе остаются не менее 1500 боевиков, которые заняли школу и здание местной администрации. В другом городе, Аргуне, в который боевики приехали тоже "под видом мирных жителей", по некоторым данным, операцией руководил лично Хаттаб. По утверждениям чеченского вице-президента Казбека Макашева, к вечеру 10 сентября образовалась линия Джалка-Аргун-Мескерт-Юрт-Герменчук-Шали, "свободная от российских войск и подконтрольная моджахедам". Он также сообщил, что во время боя под Аргуном из строя выведено 43 единицы бронетехники и автомашин. По последним данным в Аргуне сейчас находится около 2000 боевиков, которые заняли блок-посты и контролируют дорогу на Гудермес. Бои в городе по-прежнему не стихают. Все это можно считать началом полномасштабной партизанской войны, к которой боевики готовились больше месяца и о которой на прошлой неделе объявил Масхадов.

Тот же Масхадов, нисколько не боясь выдать государственную тайну, добавил, что нужным людям в Москве - в правительстве и генштабе - уже выплачены миллионы долларов, и эти "нужные люди" совместно с доблестными чеченскими боевиками сделают очень скоро все, чтобы повернуть колею войны на сценарий 1996 года, когда дело кончилось поражением российской армии.

Любопытна мотивировка о приостановке военных действий в Грозном, объявленная на 8-9 января российским руководством. Теперь мы знаем, что это делалось для перегруппировки российских войск и утрясания кадровых перестановок в командовании войсками в Чечне. Но после захвата боевиками важных пунктов в нескольких городах было сказано, что перерыв в боевых действиях был сделан якобы в связи с празднованием православного Рождества и мусульманского Рамаданa. Говорилось также о некоем моратории на применение тяжелого вооружения, о доброй воле российского руководства. А вот боевики, несмотря на свой рамадан и русское Рождество коварно воспользовались затишьем и напали. Теперь, мол, мы возобновили боевые действия и больше подлым боевикам, маскирующимся под личиной мирных жителей, верить не будем.

Реально же штурмующие город войска, понеся потери, нуждались в передышке и в смене командования. К тому же в условиях плохой видимости и не менее плохой разведки ни авиация, ни артиллерия не могут обеспечить точного поражения целей. Другой признак резкого ухудшения для федеральных сил ситуации в районе Грозного - полное исчезновение из сводок даже упоминания отрядов Гантамирова. Ранее все время сообщали, как этот бывший мэр Грозного берет под свое крыло любимый город, как его отряд в 600 боеви... "мирных жителей" освобождает квартал за кварталом от тех самых боевиков, а русская армия его сзади поддерживает и подбадривает. Что делает сейчас этот отряд, где он находится, существует ли вообще? Загадка. Неужто этот отряд специального назначения превратился в обычных "мирных чеченцев?"

Получается, под видом мирных жителей только в два города въехали 3,5 тысячи вооруженных людей вместе с гранатометами, пулеметами, минометами и даже пушками. Как это может произойти в уже занятом и "зачищенном" городе, который тщательно охраняется и жители которого стоят на стороне федералов?

Это может произойти только в том случае, если мирные жители - это и есть боевики. То есть днем он мирный житель, а ночью берет автомат и преобразуется в боевика. Чудесное перевоплощение. Да, трудно отличить мирного чеченца от агрессивного. Но ведь среди боевиков очень много славян - в основном украинцев из УНО-УНСО. Как же их при въезде на машинах в город не опознают часовые и охрана? Почему о них не сообщают благожелательно настроенные к русским войскам старейшины чеченских селений? Ввидно, не так уж они благожелательно настроены.

Было бы разумно предположить, что русские войска зашли уже за линию, где поголовно все население настроено к ним враждебно (Ведено, например, - это уже горная Чечня). И если так, то все это население и есть боевики "под видом мирных жителей". И такого населения, даже если считать только горную часть, наберется примерно 150 тысяч. Если же российские войска подзастрянут, то и равнинная часть ощетинится, и те старейшины, которые просили боевиков, во избежание разрушений, добровольно и без боя покидать селения, скажут: "Мы как раз только для того и просили, чтобы остались в целостности дома, где вы теперь, наши дорогие чеченские братья, нашли свой кров, еду и заботу. И ваши отцы, матери и сестры тоже уцелели и окажут вам теперь всю свою помощь и проявят заботу".

Давайте посчитаем. Пусть (если верить официальным российским сводкам) за 6 месяцев боевых действий было уничтожено 3000 боевиков. А всего их под видом мирных жителей только в Горной Чечне, допустим, 150 тысяч. Сколько лет потребуется для их полного уничтожения? Ровно 25. Так сколько за это время родится еще? Такую арифметику пока никто из российского руководства не признает прямо. Только косвенно. Например, вот как выглядит постановление, оглашенное командующим объединенной группировкой федеральных войск на Северном Кавказе генералом-полковником Виктором Казанцевым:

"В ряде населенных пунктов Чечни вводится комендантский час. В этих местах в ночное время все перемещения гражданского населения будут запрещены. Отныне беженцами станут считаться только старики (старше 65 лет), женщины и дети. В отношении других лиц будет проводиться тщательная проверка. В настоящее время подразделения внутренних войск, а также отряды ОМОНа и СОБРа проводят в селениях республики повторные спецоперации, связанные с зачисткой и проверкой паспортного режима".

Проверяют не столько паспорта - они мало у кого там вообще есть. Проверяют плечи у мужчин: нет ли там синяков от прикладов (особенно от гранатометов). Есть? - значит боевик. И с ним тогда, как сказал Казанцев, "мы будем разбираться". Но ведь стрелять из гранатометов могут (и стреляют) не только мужчины, но и женщины. И детей зря забыли. Они уже в возрасте 10-12 лет вполне готовы погибнуть за отца и брата и за честь непокоренного народа. Из них давно уже готовят камикадзе, обвешивают минами, и они кричат по-русски воинской колонне: "Дяденька, дайте кусочек хлеба, я кушать хочу. - Иди, иди сюда мальчик!" Мальчик подойдет, да как рванет!

Все сильнее и сильнее всем ходом событий руководство армии и страны будет подталкиваться к идее товарища Сталина: этот народ следует выселить полностью! Подходы к этой идее уже есть.

Генералы, с точки зрения высшего политического руководства, делают что-то не так. Не столь быстро. Не слишком решительно. И вот отстранены на Западном и Восточном направлениях генералы Трошев и Шаманов. Вместо них теперь - их заместители генералы Макарова (Восточное направление) и Вербицкий (Западное направление). Слова Путина о том, что такими генералами не бросаются, что они пойдут на повышение, а пора мол, приобрести боевой опыт заместителям - это все легкий камуфляж.

Российские аналитики пишут, что легче всего объяснить казус Шаманова: он давно перешел все допустимые рамки политкорректности, позволив себе перед телекамерами признать, что грозненский рынок обстрелян российскими оперативно-тактическими ракетами. В то время как другие официальные лица утверждали, что то был взрыв склада боеприпасов чеченцев, отчего погибли десятки "мирных жителей". А что? Чем их меньше, тем лучше.

Кроме того, заметна взвинченность и истеричность генерала: с нервами у Шаманова явно не в порядке. Он их недавно лечил, но, как видно, не до конца. Да и как не нервничать, если разведка не смогла обнаружить перемещения крупных сил боевиков на уже "зачищенной", то есть формально подконтрольной федеральным частям территории!

Утром 10 января исчезнувший было генерал Казанцев сообщил: в местах боев назначен "общий руководитель" - следовательно, до сих пор не отлажено реальное взаимодействие частей МО с подразделениями МВД: армейцы подчиняются своему командованию, внутренние войска - своему, а ОМОНы и СОБРы - вообще непонятно кому. Кроме того, до сих пор окруженным частям не научились оказывать помощь и выручать их.

Скорее всего, в Кремле потребовали от военных поскорее закругляться и установили жесткие сроки завершения операции, в которые не удалось уложиться. Если раньше, до парламентских выборов, небольшие потери в группировке федеральных сил были основным критерием "правильности" нынешней войны, то теперь боевые действия необходимо закончить до президентских выборов. А Трошев и Шаманов не спешили штурмовать города, предпочитая договариваться с чеченскими старейшинами об их мирной сдаче. Похоже, что время этой тактики прошло.

Любопытно посмотреть, как отражаются последние события в западной прессе. Вот что пишет английская "Индепендент" от 10 января под нехорошим названием: "Путинским генералам следует вспоминать Сталинград, а не Косово":

"Чечня - не Косово. В Чечне федеральным силам противостоит партизанская армия, опирающаяся на поддержку местного населения. В Косово силы НАТО фактически пытались выбить из республики оккупационную армию, которую ненавидели девять десятых местных жителей. Так что в качестве аналогии с Чечней скорее следует вспоминать Вьетнам, где Соединенные Штаты вели столь же заведомо проигрышную войну".

После предложенного сравнения с Вьетнамом газета дает обещанное в заголовке сравнение: "Российским генералам следует вспомнить собственную историю. Гитлеровские бомбардировки Сталинграда не только не ослабили линию обороны советских войск, но, напротив, превратив город в безжизненные груды щебня, дали советским войскам прекрасную возможность окопаться и лишь укрепили их позиции... Россия надеялась провести войну без цинковых гробов, однако это вряд ли возможно.

"Россия признала, пишет далее "Индепендент", что число погибших в Чечне составляет 465 человек. Это число увеличится многократно, если Владимир Путин не прекратит этой трагической войны".

"Дейли телеграф" уточняет, что могут быть подорваны шансы Путина стать президентом. "Война, которая тебя породила, может тебя и уничтожить," - обращается к Владимиру Путину "Дейли телеграф" совершенно в стиле Тараса Бульбы. И далее продолжает: "Перед Путиным выросла дилемма. То ли активизировать бомбардировку Грозного и вывести на линию огня регулярные части вместо войск МВД, то ли оставить Грозный в покое и вместо этого сосредоточиться на уничтожении боевиков в горах юга Чечни? Выбор нелегкий. До выборов осталось 11 недель, и пока не московские политики, а чеченские партизаны представляют для него самую серьезную опасность. Будучи премьер-министром при Борисе Ельцине, Владимир Путин взлетел к власти на волне победного наступления в Чечне. Сейчас же, исполняя обязанности главы государства, он обнаружил, что эта волна внезапно исчезла. Ему приходится вести кампанию, которая начинает вызывать зловещие аналогии с предыдущей войной".

Парижская "Ле Монд" замечает: "Укрепив свою популярность и победив на выборах в Государственную Думу в результате войны, развязанной против чеченского народа, Владимир Путин понимает, что есть только две причины, которые могут помешать ему стать президентом на выборах в марте. Это крупные военные неудачи и потери в живой силе в Чечне, а также признание возможной причастности российских спецслужб к взрывам жилых домов, унесшим жизни около 300 человек в сентябре прошлого года и послужившим официальным обоснованием для начала антитеррористической операции".

Впервые идею причастности Кремля к терактам в Москве и Волгодонске высказала газета Лужкова "Московский комсомолец". Потом ее озвучил генерал Лебедь, которому не хотелось выглядеть хасавюрстким капитулянтом. Потом не раз об этом говорилось на разных круглых столах интеллигентов в Москве и освещалось в прессе (например, в МН).

А 6 января британский "Индепендент" опубликовал статью о том, что якобы у них есть доказательства причастности спецслужб России ко взрывам. Этими доказательствами являются показания русского лейтенанта Алексея Галтина из ГРУ, который, находясь в чеченском плену, рассказывает на видеокассете в общих словах о закладывании взрывчатки! Когда тебя обещают разрезать по кусочкам, так арию запоешь, а не только сказки будешь рассказывать.

Возникает вопрос, почему западная пресса настроена как бы откровенно прочеченски и, соответственно, антирусски?

Высоколобые, интеллектуальные, гуманные, стоящие на страже прав человека, исходят из прекраснодушного положения о том, что насилие ужасно и противно, что все вопросы и разногласия нужно решать за столом переговоров. Скажем, чеченцы считают, что совершать абрекские набеги на Ставрополье и угонять оттуда технику, скот и людей в рабство - это правильно и хорошо. Это соответствует охотничьему духу народа и национальным традициям вольных номадов. А русские полагают, что это нехо-рошо. Вас, Иванов, не поймешь. Вот сядьте за круглый стол и договаривайтесь, хорошо это или не очень. Может быть, придете к мысли, что это так себе. И помиритесь на этом. Не худо было бы это же посоветовать американской администрации. Усама бен Ладен считает, что взрывать американские казармы и посольства очень хорошо, ибо соответствует заветам борьбы с Большим Сатаной, а американцы думают, что все это очень плохо. Есть разные точки зрения, и пусть они будут материалом для плодотворной дискуссии за круглым столом.

Нужно отдать себе отчет, что бывают войны с народом (под народом понимается статистическое большинство), а не только с кучкой бандитов. Такой была последняя война с Германией. Тогда никто не призывал Черчилля и Рузвельта на конференции в Тегеране (в 1943-м году уже было кое-что известно о подвигах гитлеровцев на оккупированных территориях и в концлагерях) вести с Гитлером переговоры и решать свои разногласия в духе мирных дискуссий. Сталину о таких идеях лучше было бы даже не заикаться. Нужно было говорить о том, что гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий остается. Он и остался, но только после того, как потерпел поражение и стал в лице своих отдельных, наиболее прозорливых представителей кричать "Гитлер капут!"

А вот поэтически говорилось более понятно.

Эренбург: "Убей немца!" Симонов: "Сколько раз ты его увидишь, столько раз ты его убей!"

И нужно признать, что как бывает несовместимость между соседями в коммунальной квартире, которая разрешается через суд и размен, так бывает и несовместимость между нациями. Только с той разницей, что во взаимоотношениях между этносами нет суда и разъезда. А есть война. И уж тут: кто кого.


Содержание номера Архив Главная страница