Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #1(234), 4 января 2000

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ЧТО ВЕК ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

Папа Римский Иоанн Павел Второй в своем рождественском послании дал мрачную оценку уходящему столетию. По словам понтифика, человечество увлекалось ложными идеологиями и не научилось с уважением относиться к разным расам и религиям, нарушая тем самым основополагающие права человека. Иоанн Павел Второй призвал также положить конец бессмысленному применению силы, которое приводит к истреблению отдельных людей, целых народов и даже континентов.

Не решаясь вступать в спор по вопросам морали с таким авторитетом, как Папа Римский, хотел бы сказать кое-что в защиту уходящего столетия. И не рискнул бы подводить итоги тысячелетия. Скромнее надо быть, как учил тов. Сталин. Меньше самомнения, совсем без самонадеянности, больше самокритики. Нет ничего лучше, чем отметить юбилей, поговорив о наших недостатках (Ленин). A это уже сделал Папа.

Но вот о главных итогах ХХ столетия хоть что-то сказать стоило бы. Открытие теории относительности, частной и общей (Эйнштейн избран журналом "Тайм" человеком столетия) и, следом, законов квантовой механики и электродинамики, теории происхождения Вселенной Большого Взрыва - это надолго. Эти теории задали парадигму всей современной картины мира, и я вряд ли сильно ошибусь, сказав, что эти глыбы останутся непревзойденными, как минимум, в течение всего следующего века. А как бы и не всего тысячелетия. Это нечто вроде законов Архимеда или открытия Гарвеем кругов кровообращения. Открыл давно, и как бы окончательно. Или открытие 6-го материка (Беллинсгаузен и Лазарев) в 1820 г., не предвидится седьмого, независимо от количества будущих тысячелетий.

Равным образом, как своего рода приложение теории относительности и квантовой механики - открытие цепного деления атомного ядра урана 235 (а также искусственного плутония) и синтеза водородных ядер в гелий останется основой энергетики на многие века впредь. Только разве что придется научится управлять термоядом. Но это, скорее, техническая задача, тем более, что немного это уже делают (в Токамаках и Шиве). Вообще, ХХ век дал очень много и очень надолго. Авиация, автомобиль (фактически), ракеты и освоение космоса. Некоторые сюда же относят и открытие роли подкорки в поведении и мотивации человека Фрейдом. Или структуру ДНК (1953, Уотсон-Крик). Эти открытия можно сравнить с изобретением алфавитного письма или еще более древнего колеса. Пережили тысячелетия. Но самое главное, как мне кажется, это феноменальный прорыв ХХ века в информатике. Я вообще был бы склонен рассматривать всю цивилизацию, более того, происхождение самого человека, как появление, способы хранения, переработки и трансляции информации.

Понятия (если исходить из логики, что понятие есть свернутое суждение) мышления и есть, как раз, сведения (знания), используемые для управления. И тогда именно вся цивилизация будет ни чем иным, как накоплением информации. Скажем, изобретение письменности (особенно алфавитной) можно толковать как открытие способа долговременного хранения информации. Всю индустрию можно свести к способам, то есть знанию (информации) того, как произвести тот или иной продукт. История есть знание о прошлых событиях государств и людей. Социология - знания о поведении общностей. Психология - самого человека.

Не помню уж сейчас точно, откуда я взял пример, как некие злобные инопланетяне могли бы разрушить цивилизацию (а может, сам придумал когда-то для учебных целей). Уничтожением материальной культуры они могли бы только отбросить ее назад на десятки, в крайнем случае, сотни лет. При наличии накопленной информации все заводы, энергетика, транспорт и пр. были бы довольно быстро восстановлены. Но если, оставив заводы в покое, космические пришельцы некими лучами беспамятства стерли бы все знания как из голов, так и из прочих хранилищ (библиотек, компьютеров), то человек был бы отброшен на уровень своего раннекроманьонского предка, и ему понадобилось бы несколько сотен тысяч лет для достижения доприлетного уровня, как то и было в свое время "на самом деле". И то, если бы инопланетчики нас пожалели и оставили хотя бы знание того, как добывать огонь и делать каменные топоры. А если бы космические бандиты стерли еще и биологическую информацию в генах, то на Земле не осталось бы даже звероподобных псевдолюдей.

Громадная роль информации осознана не так давно - несколько десятков лет назад. США демонстративно вступили в информационное общество. Они все более и более выносят материальное производство на периферию, в Юго-Восточную Азию и Южную Америку, скоро заполонят своими факториями Африку, если не повезет России, то и ее. Они производят информацию (наука и программное обеспечение) и то, что ее производит - хай-тек и компьютеры.

У меня в руках книга двух педантов-немцев, Х.Байнхауэра и Э.Шмакке "Мир в 2000 году", изданная в 1970 году, 30 лет назад. Вся она забита перечислениями, таблицами и цифрами того, каким им видится мир через 30 лет. Чем-то это напоминает унылые сводки ЦСУ советского времени - оглушительные мегатонны стали и цемента, таблицы производства и потребления того-сего, количество самолетов, возящих по 1000 человек со скоростью 12 тысяч километров в час, морские суда, грузоподъемностью более миллиона тонн водоизмещения.

Жюль Верн предполагал стрелять снарядами с людьми на Луну из огромной пушки длиной в километр. Менее прозорливые фантасты рисовали локомотив будущего в виде паровоза величиной с 10-ти этажный дом. Природа и та была более изобретательна, не только увеличивая ящерицу до бронтозавра, но и сотворяя маленьких, юрких и весьма многообещающих млекопитающих. А наши дисциплинированные немцы полагали, что к 2000 году везде будет стереотелевидение и натыканы видеотелефоны. Видеотелефоны появились во время написания ими книги и казались верхом совершенства коммуникации. Потом-то выяснилось, что двум разговаривающим нет никакой нужды видеть друг друга.

Нет, нельзя сказать, что авторы не заметили нового в информатике. Авторы заметили компьютеры (они в книге везде называются ЭВМ), которые уже существовали 30 лет до написания их книги.

Приведу все-таки одну цитату.

"Видеотелефон.

В перспективе, ведя разговор по видеотелефону, станет возможным видеть на экране изображение партнера. Некоторые страны подготовили программы по широкому внедрению этого вида связи уже в 1975 г. В Швеции, например, видеотелефон не только с успехом используется на некоторых предприятиях, но и устанавливается в общественных местах (на линиях связи между Стокгольмом, Гетеборгом и Мальмё). Внедрение видеотелефона скажется на развитии техники телевидения и поведении людей. С его помощью можно будет (не позднее 1985 г.) проводить многочасовые телеконференции, участники которых будут находиться на расстоянии тысяч километров друг от друга. Как следствие, сократится число служебных поездок, а обмен информацией станет более оперативным. Видеотелефон также избавит покупателя от необходимости лишний раз идти за покупками в центр города: прежде чем сделать это, он попросит дать на экран изображение интересующего его товара. В этом отношении дело продвинется столь далеко, что в 1980 г. каждому жителю представится возможность получать словесные и визуальные справки относительно тех мест, где он предполагает провести свой отпуск. Не позднее 2000 г. весь земной шар будет опоясан сетью видеотелефонной связи.

В будущем прогнозируется использование небольших по своим размерам ЭВМ в домашнем хозяйстве, с помощью которых будет поддерживаться связь с внешним миром (библиотека, различного рода учреждения, магазины, предприятия бытовых услуг и т.д.). Информацию, касающуюся каждого отдельного домашнего хозяйства, по-видимому, будут хранить в централизованном порядке в блоке памяти крупной ЭВМ, подобно тому как хранят в настоящее время ценные вещи в сейфах банков."

Как видите, некие вещи угаданы - роль ЭВМ, скажем, но конкретные формы - не очень. Совершенно не предвидели авторы появления в 1975 году (всего через пять лет после выхода их книги) персональных компьютеров, которые вовсе не стали некими устройствами для подключения к большим машинам, банкам данных, а имеют сами мощности, сильно превосходящие те большие машины, на которые уповали немцы-филистеры. И уж совсем нет у них никаких догадок по поводу возникновения и возможностей Интернета, хотя первая сетевая система возникла в Пентагоне в 1969 году, то есть до выхода их книги в свет. И можно было проэкстраполировать, что это даст через 30 лет. Трудно было тогда исходить именно из информационного подхода к цивилизации.

Равно как и трудно будет превзойти компьютер и Интернет. Не конкретную модель, но принцип и идею. Уже пару лет как в США продаются распознаватели голоса: говоришь, а в компьютер попадает напечатанный текст (пока только по-английски). Причем довольно скоро аппарат обучается точно распознавать особенности произношения именно своего владельца. Следующий шаг - карманный компьютер, который будет воспроизводить вашу речь в уже переведенном, на любой из распространенных языков, виде, причем, вашим синтезированным голосом и с вашими интонациями. И вы тоже (с наушничком в одном ухе) будете понимать любую речь.

Пока массовый (домашний) Интернет ограничивается пропускной способностью телефонных линий. Обойти можно стекловолокном, но лучше - микроволновой беспроводной связью. Но уже есть не первый год связь через коаксиальный кабель. Скоро, скоро и массовый Инернет воссоединится с телевидением. И это тоже будет надолго. Стерео картинка и даже полностью голографическое видение, не отличимое от реальности - это всего лишь будущие технические усовершенствования того, что есть уже сейчас.

Вот что говорят специалисты по этому поводу.

Успехи, достигнутые сейчас на прямых микроволновых трассах, ошеломляют. 155 Мбит в секунду! Вдумайтесь, за одну минуту через пространство можно передать всю классическую русскую литературу от Нестора до Бродского. За день - тексты всей Ленинки. Но именно такая скорость необходима для качественной цифровой видеоинформации.

На СВЧ возлагаются и другие надежды. Имя им - всемирный Интернет. Ведь далеко не везде можно проложить медные или волоконные кабели и Россия - самый яркий тому пример. Насколько он реален? Настолько, что уже в следующем году консорциум "Ирридиум", возглавляемый Мотороллой, обещает Интернет из любой точки Земли. Под этими надеждами весьма твердая почва. Запущено 66 низколетящих спутников связи. Тестирование прошло успешно. И в ноябре 1998 Ирридиум впервые начал продажу всем желающим телефонов и пейджеров всемирной спутниковой связи. Удовольствие, правда, дорогое - 7000 долларов, но гораздо дешевле современной связи через геостационарные спутники.

Есть другой проект, названный Скай-Стейшен, под эгидой Билла Гейтса, который принципиально отказался от глобальности. Его сердцем являются 250 дирижаблей над крупнейшими городами планеты, охватывающие 80% рынка, оставляя спутниковой связи малонаселенные районы. Да, именно дирижабли, казалось бы канувшие навсегда в Лету со взрывом в 1936 году в Нью-Джерси гигантского "Гинденбурга".

Дирижабль стационарно висит в стратосфере на высоте около 21 км (гражданские самолеты, в частности, не поднимаются выше 12 км). Снизу к дирижаблю подвешивается специальная платформа, на которой располагается различное телекоммуникационное оборудование.

Всю энергетику будут обеспечивать солнечные батареи, нанесенные на поверхность и никакой дозаправки не нужно.

С дирижабля возможна не только стационарная, но и мобильная связь. Мобильным пользователям (одновременно 400 тысяч!) на первом этапе будут доступны цифровой телефон, факс и Интернет со скоростью 64 кбит/с. На втором - станет возможна мобильная видеосвязь.

И последнее, дирижабль "убивает" спутники не только тем, что может обеспечить над городами несоизмеримо большие потоки информации, но, главное, быстрой модернизацией и ремонтом связного оборудования на Земле, чего начисто лишены спутники, которые должны окупаться не меньше десяти лет.

Что ж, посмотрим на небо следующего тысячелетия. Увидим ли мы его все в дирижаблях, как в алмазах с овчинку? А пока рассмотрим, каким образом информация воздействует и даже формирует социум.

Невозможность ограничить распространение информации приведет к неизбежному установлению демократии в бывших авторитарных и тоталитарных странах. Таким образом, социальное устройство тоже есть своего рода функция информации. Не везде этот переход будет так легок и быстр, как то произошло в России. В Китае, например, требуется регистрация подписки на Интернет, введена цензура на его содержание и на электронные частные отправления. Но это возможно до тех пор, пока число пользователей пренебрежимо мало по сравнению со всеми необозримыми и несметными китайцами. Да и с Россией не все окончательно ясно. ФСБ уже входил в контакт с провайдерами, предоставляющими услуги по Интернету и обязывал их поставить на своих серверах аппаратуру, регистрирующую всю проходящую через них информацию с возможностью ее цензуры. Пока, вроде бы, удалось отбиться, но что будет далее?

- Сколько весит вся Красная Армия, - спросил Сталин у следователя Миронова, ведущего дело Каменева, когда тот доложил, что Каменев отказывается признать свою вину в том, что он шпион и убийца.

- Не знаю, товарищ Сталин, - несколько опешил тот.

- А ви прикиньте. Сколько весят десятки тисяч танков, самолетов, пушек, кораблей, 3 миллиона солдат?

- Очень много, товарищ Сталин. Наверное, много миллионов тонн.

- Правильно. И как ви думаете, может ли изменник и подлец Каменев видержать етот вес?

Каменев не мог выдержать. Но и эти миллионы тонн не выдержали эфирного давления информации.

Нет, контролировать и пресечь информацию огульно и тотально, конечно, можно. Например, взять да и вырубить электроэнергию. Изъять из продажи батарейки и аккумуляторы (это чтобы не работали ноутбуки). Отключить телефонную сеть. Но пойти на это не решатся даже самые свирепые тоталитарные вожди. Ибо сие будет означать такой удар по остальным отраслям экономики, науки, технологии, которые отбросят режим сразу в XIX век. А такие режимы любят быть сильными, вооруженными, спесивыми от мощи и гордыми от спесивости.

Получается, компьютер - отличный гарант демократии. Ибо демократию можно определить как свободу распространения и передачи информации. Всеобщие выборы и многопартийность, например, легко покрываются этим определением, ибо выборы означают распространение информации о программах кандидатов, а голосование - доведение информации до некоего блока управления обществом.

В связи с этой преамбулой мне бы хотелось посмотреть, каким образом компьютер содействовал так называемой гласности в СССР.

Гласность приводила к увеличению количества газет. А газетам нужна была информация. В конце 80-х годов главными информационными машинами уже были компьютеры. А не ксероксы и, тем более, не пишущие машинки. Их по старинной советской традиции охраняли пуще всего. На праздничные дни машинки (или хотя бы каретки с них) уносили в 1-й отдел, закрывали на засовы и пломбировали. А ксероксы и уносить никуда было не нужно - они и так стояли постоянно под надзором 1-го отдела. Но не носить же в 1-й отдел компьютеры!

Впрочем, их опасность еще не просматривалась бдительными властями из охранительных ведомств. Зато принтеры к ним сразу были усмотрены. Они чем-то напоминают пишущую машинку - тоже печатают. Потому быстро сочинили инструкцию, запрещающую для частных лиц ввоз опасных принтеров. Компьютер, пожалуйста, можно ввезти, а вот принтер к нему - нет. Тогда же были запрещены для ввоза и изымались на таможнях беспроводные телефоны (cordless). Тоже ведь подозрительная вещь. Хотя это сосем не сотовые, мобильные телефоны, каковой связи тогда просто в СССР не было, а всего лишь отвязная трубка для хождения по дому и вокруг. Ходит где-то, гад, смотрит-высматривает и - говорит, говорит, передает шпионские сведения.

Затем ввели контроль за ввозом видеокассет и дискеток. Да только как это проконтролируешь? Везут и везут. За всем не уследишь. А сейчас дело еще хуже. Обычный CD ROM несет на себе 650 мегабайт информации - средняя библиотека интеллигента. А уже есть мини CD ROM, размером чуть больше петровского пятака. Его ж можно вывозить за щекой. А впереди - запись информации на маленькие кристаллы. Это уже есть, только объемы памяти еще не так велики. И этот кристаллический умник будет где-нибудь за ухом нашептывать правильные ответы и делать переводы на 3200 существующих языков, и еще на большее количество - мертвых.

И потом, не ясно было, что именно выискивать на дискетках. Антисоветскую литературу? Но грань между уже дозволенным и еще запрещенным все время стиралась. Каждый день новые индексы запрещенных книг составлять, что ли? Вот напечатали "Аргументы и факты" рейтинг ведущих политических деятелей, а Горбачев в этом рейтинге оказался не на первом месте. Получилось что-то вроде антисоветского издания. Очень большую взбучку получил главный редактор Старков, его и снимать собирались, но уже были посеяны тлетворные семена свободного обмена информацией, и общее собрание сотрудников газеты его отстояло.

В то время ко всем этим дискеткам еще добавились антенны космического телевидения. Умельцы, несмотря на засекречивание технической документации, стали делать антенны-тарелки с декодерами, продавать их по цене подержанных "Жигулей". Антенны устанавливали на балконах и крышах. Сразу появились инструкции КГБ. По улицам ездили патрули и высматривали. И снимали под предлогом "архитектурных излишеств" и помех телевещанию. Или требовали разрешения. А что за разрешение и кто его дает - неведомо.

А еще чуть позднее появились лазерные компакт-диски с невообразимой по количеству информацией. Ну, что прикажете делать дорогим органам? Выловить в этом море подрывную информацию практически невозможно. Лучше всего, конечно, запретить все эти информационные новации, а еще лучше - приравнять их к владению оружием. Компьютер к автомату Калашникова, принтер к нему - к миномету. А дискетки и компакт-диски - к гранатам. И давать столько-то лет по соответствующей статье УК за хранение.

Да, это было бы идеальным решением. Но пойти на него не имелось никакой возможности. Тогда придется, фактически, остановить прогресс. Ведь многие ученые имели компьютер дома и работали на нем. Работали писатели и журналисты. Работали редакции и издательства. Все шире они проникали в финансы и торговлю. Что ж, при каждом ставить ВОХРу? На каком-то этапе власти махнули рукой: "а, пропади оно все пропадом, пусть везут и владеют компьютерами и прочими причиндалами, включая и жуткие принтеры". Это был расцвет гласности.

Да, в каком-то смысле слова Советский Союз изнутри разрушил компьютер. Более того, если предположить, что товарищ Сталин все еще жил бы и руководил партией и страной в 1989 году (предположение для уроженца Кавказа не такое уж нелепое - ему было бы 110 лет, горцы живут и побольше), то компьютер точно так же разрушил бы и сталинскую империю. Причем - в любом случае. Если бы компьютер был объявлен Сталиным антисоветским и контрреволюционным изобретением (ну, примерно как генетика с кибернетикой), то сама Советская армия в два счета превратилась бы без современных систем компьютерного управления, без систем наведения ракет, без связи и хранения огромных массивов информации в нечто похожее на средневековую орду, вооруженную вилами, топорами и дрекольем.

Конечно, слова про компьютер-разрушитель империи - это более или менее метафора. В СССР было множество других разрушительных причин. К примеру, нелепая монопольная экономика, которая в отсутствие стимулирующего сталинского террора начинала саморазваливаться. И национальные чувства населения "республик свободных".

Да, не так давно хранение и распространение антисоветской литературы (сиречь - некоей невыгодной или даже опасной для данных властей информации) считалось весьма опасным преступлением. Можно было даже в сравнительно либеральные брежневские времена схлопотать 70-статью, а это 12 лет (7 лагерей+5 "по рогам"). В сталинское же время 30-х годов хранение даже очень и очень партийного документа (копии, разумеется), скажем, последних диктовок Ленина о необходимости снять Сталина заканчивалось тройкой или особым совещанием в 24 часа с немедленным приведением приговора в исполнение. А ведь этот документ зачитывался на ХIII съезде, и его слышали сотни человек! Мало кто из них потом умер в своей постели.

Информация, и ничего более, нечто эфемерное и нематериальное могло обрушить огромную вполне материальную машину из тысяч танков, самолетов и даже скольких-то там линкоров.

Виртуальный мир - это мир почти что чистой информации. Мы там живем вполне насыщенной жизнью. Если бы не глупое тело, которое требует своего из-за тяжкого наследия прошлых времен в виде обмена веществ. Его позывы заставляют нас искать хлеб насущный на стороне.

Но мир информации в следующем веке и тысячелетии влечет и засасывает. И его порывы благотворны. Человек, познавший абсолютную идею, учил Гегель, сливается с нею, то есть его сознание становится само этой идеей. Она возвращается к себе, развеществляется, оставляя громоздкую тварность в проклятом прошлом.

И сливается Идея сама с собой в радостном экстазе познавшей себя Вселенной. Не думаю, что это самобъятие Идеи произойдет в следующем тысячелетии. Сидя в своем астрале-виртуале и вкушая амброзию пронизывающей мир информации, мы еще помучаемся со своим телом.

Но и порадуемся!

Выступать пророком - дело неблагодарное и, как показывает судьба Кассандры, опасное. Хотя что-то, опираясь на Гегеля и главные тенденции сегодняшнего дня, я назвал. Дело, похоже, идет к тому, что мышление человека может стать самодостаточным, то есть, обойтись в дальнейшем без громоздкого своего носителя в виде тела. Если уж информация становится самодовлеющей в нашей цивилизации, то логичным будет считать, что мир "чистого знания" не будет нуждаться в материальном обрамлении. Так как нужно отдать должное естественнонаучному подходу, то следует сказать, что какой-то носитель информации должен остаться.

Что бы это могло быть? Здесь не надо особо напрягаться. Фантасты уже сочинили. У Циолковского это некое "лучистое человечество", то есть цивилизация у него переходит в форму электромагнитного поля. Фред Хойл предполагал, что это будет некое плазменное состояние "Черного облака", Станислав Лем дал образ мыслящего океана Соляриса, Владимир Лефевр измыслил что-то вроде пульсаров или даже квазаров...

Можно придумывать нейтринные конфигурации, можно перейти на кварковый уровень. Но это такое далекое будущее, что никому (даже в очень отдаленных тысячелетиях) не будет дано это проверить. Гораздо реальнее за это время - самоистребление или угасание уже имеющегося по десятку естественных причин.

Будем реалистами, останемся с нашим телом и близкими нам телами!


Содержание номера Архив Главная страница