Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #1(234), 4 января 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ПИЦЦЕРИЯ ДЛЯ ГОЛЛИВУДСКИХ ЗВЕЗД

Вот уж никогда не думал, что когда-нибудь скажу такое, но я искренне буду жалеть, когда Том Хейден перестанет быть калифорнийским сенатором и покинет Сакраменто. Я работал вместе с ним над проблемой компенсации жертвам Холокоста за их рабский труд на германских предприятиях во время второй мировой войны, и я смог по-настоящему оценить его деловые качества, его неистребимую энергию, его готовность вставать на непопулярные позиции, его решительность и интеллект. Короче говоря, несмотря на мое предубеждение, мне этот человек очень симпатичен. Вы спросите, а почему у меня против него было предубеждение? Да потому что имя Тома Хейдена олицетворяет крайне левую политическую позицию, потому что он был лидером радикального движения 1960-ых, потому что он всегда считал США хуже СССР. Он всегда был поборником вредных с моей точки зрения идей - с ненавистью обличал капиталистическую систему, которую он считал корнем все зол: социального неравенства, дискриминации и всего плохого в нашем грешном мире.

Том Хейден был одним из "чикагской восьмерки", широко известных лидеров демонстраций, сорвавших национальную Конвенцию демократической партии США на выборах демократического кандидата на президентские выборы 1968 года. Телевидение вело прямые репортажи из Чикаго, с места событий, которые потрясли всю страну. Американцы впервые увидели молодых хиппи, прорывающих полицейские заслоны, жестокость полицейских, арестовывавших демонстрантов и т.п. Очень возможно, что именно эти события определили победу Р.Никсона совсем небольшим числом голосов в 1968 году.

(Левые были не единственными демонстрантами в Чикаго. В кабинете Хейдена в Сакраменто висит фотография известного вам по моим статьям американского нациста Дэвида Дьюка в полной форме, со всеми фашистскими регалиями, с плакатом "Тома Хейдена - в газовую камеру!)

Когда я встретил Тома в Сакраменто около года тому назад, его избрали на второй срок сенатором нашего штата. Он по-прежнему яростный борец за права человека. Сенатор Хейден стал одним из ведущих защитников прав переживших Холокост на получение реституции и компенсации, и он пригласил меня дать свидетельские показания перед комитетом сената о моем рабском труде в концентрационном лагере. Он не помнил, что мы встречались с ним, очень кратко, приблизительно 25 лет назад, когда он был еще женат на актрисе Джейн Фонда. Я не хотел ему напоминать об этом. Но сам я помню нашу встречу очень хорошо, более того, я дорожу памятью об этом вечере, наяву проиллюстрировавшим пословицу о том, как люди, живущие в стеклянных домах, не боятся кидать камни.

Моя бывший коллега Зев Ярославский в том году был впервые избран городским советником. Он и пригласил меня пойти с ним вместе в дом Генри Фонда на встречу с Томом Хейденом и некоторыми звездами Голливуда.

В богатом доме собралось множество голливудских знаменитостей, чтобы послушать, как Хейден рассуждает о более равноправной экономической системе, которая должна преследовать интересы отдельных личностей, а не корпораций, и тратить деньги на качество продукции, а не на дорогостоящую рекламу. Он иллюстрировал свои идеи, приводя в пример соседнюю пиццерию:

"Позвольте мне дать вам конкретный пример того, что я предлагаю. Наша соседняя пиццерия делает потрясающую пиццу. Мы с Джейн лучшей пиццы нигде не ели. Но бизнес их еле теплится. Мало кто о них знает, потому что на рекламу у них денег нет. В то же самое время, гигантские корпорации подобно "Пицца Хат", процветают, хотя их пицца не идет ни в какое сравнение. Это неправильно. Мы должны требовать, чтобы корпорации подобно "Пицца Хат" делили свои прибыли с небольшими пиццериями, чтобы они субсидировали такие заведения, как наша соседняя пиццерия. Это позволило бы мелким бизнесам безбедно существовать и обслуживать нас все лучше и лучше".

Речь Тома была встречена бурными аплодисментами. Знаменитости наперебой брали слово и с негодованием клеймили злые корпорации и требовали поддержки для "маленьких" людей.

Я не выдержал и тоже взял слово. Сказал я следующее:

"Я думаю, что Том прав. В нашей жизни много несправедливостей, и это должно быть исправлено. Вы уже обсудили пример Тома, и, чтобы не повторяться, я хочу привести другой пример.

Мы здесь с вами находимся в центре мировой кинопромышленности. Я держу пари, что в радиусе 5 миль от этого дома найдутся тысячи талантливых актеров, режиссеров, сценаристов и кинематографистов, работающих официантами и моющих автомобили, потому что они не могут зарабатывать на жизнь своей профессией. В этом большом и красивом доме собрались люди, добившиеся успеха, славы, влияния, денег. Вы - это что-то вроде "Пиццы-хат", но только в киноиндустрии. Я согласен с Томом. Я думаю, что Вы должны делиться. Вы должны делиться с тысячами талантливых людей, которые не могут конкурировать без вашей помощи".

Воцарилась мертвая тишина - можно было услышать, как муха летит. Мне никто не аплодировал. И никогда больше меня не приглашали в дом Генри Фонда.


Содержание номера Архив Главная страница