Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #26(233), 21 декабря 1999

Виктор ЮЗЕФОВИЧ (Вашингтон)

ТРИ ДЕБЮТА В ОДНОЙ ПРОГРАММЕ

Одну из ноябрьских программ Балтиморского симфонического оркестра провел Дмитрий Китаенко. Вот уже три десятилетия Китаенко активно гастролирует по миру, появляясь во главе лучших оркестров Европы и Америки. Выпускник Ленинградской консерватории и аспирантуры Московской, совершенствовавшийся в Венской Академии музыки, заявил о себе рано и одинаково успешно как на симфонической эстраде, так и в опере.

Шесть лет работы Китаенко главным дирижером Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко ознаменовались творческим подъемом труппы, запечатлелись в ее истории несколькими блистательными премьерами. Среди них - памятная постановка Вальтером Фельзенштейном оперы Бизе "Кармен" и историческое возобновление оболганной официозом и долгие годы вынужденно "молчавшей" "Катерины Измайловой" Дмитрия Шостаковича. Дирижировал обеими премьерами Китаенко.

На протяжении четырнадцати лет он оставался затем главным дирижером Симфонического оркестра Московской филармонии. Вслед за "эпохой" Кирилла Кондрашина, возглавлявшего оркестр до 1976 года, "эпоха" Китаенко оставила неизгладимый отпечаток в анналах и этого коллектива. Сколько интереснейших концертов было проведено вместе, сколько гастролей в разных городах Советского Союза, в разных странах мира! Увы, после Китаенко, московским "филармонистам" так и не удается достичь былого уровня игры...

В 1990-х годах Китаенко возглавляет симфонические оркестры в Германии (Франкфурт), Норвегии (Берген), Швейцарии (Берн), работает как главный приглашенный дирижер в Дании (Копенгаген), продолжая в то же время успешную гастрольную деятельность по всему миру. Казалось, не осталось уже ни одного крупного оркестра, с которым бы не выступал дирижер. Тем не менее его концерт с Балтиморским оркестром оказался дебютным.

- Я стараюсь никогда не отказывать оркестрам в их просьбах исполнить те или иные произведения, - сказал мне после концерта Китаенко.

Отвечая на пожелание Балтиморского оркестра, он включил в программу Сюиту "Жар Птица", переработанную в 1919 году Игорем Стравинским из музыки своего балета, и одноактный балет, сочиненный Родионом Щедриным по опере Бизе "Кармен". 30-летней давности партитура Щедрина, многократно исполнявшаяся на концертных эстрадах мира, также оказалась для Балтимора премьерой. Своеобразной интермедией в "балетном" окружении прозвучал Первый скрипичный концерт Бруха в исполнении молодого московского скрипача Евгения Бушкова, также впервые выступавшего в Балтиморе.

Балтиморцам пришелся по душе на редкость оптимистический настрой искусства Китаенко. Их подкупили свежесть ощущения им музыки, тонкое слышание каждого из прозвучавших произведений, впечатляющие, стратегически точно выстроенные кульминации.

В дирижерской манере Китаенко всегда радовала, а ныне стала еще более очевидной какая-то особая пластичность во взаимодействии дирижера с оркестром. В самом характере его жеста ощущается унаследованное им от Герберта фон Караяна умение властно вести за собой оркестр, отказавшись при этом от четкой ритмической схемы и словно вылепливая руками пространственный эквивалент звучащей музыки.

С особенной яркостью мастерство дирижера проявилось в исполнении музыки Стравинского. Он продемонстрировал как великолепно могут играть балтиморцы, насколько высоки профессионализм отдельных групп и солистов оркестра, его ансамблевая культура.

Одна из сложнейших симфонических партитур, "Жар Птица" порадовала у Китаенко и оркестра не только ослепительным светом, но и необыкновенной (поистине сказочной) легкостью, полетностью. Даже в мрачном "Поганом плясе Кащеева царства" - мрачность не довлела над слушателями. Музыка "Жар Птицы" словно парила над землей. Первая из балетных партитур Стравинского предстала какой-то особенно чистой, классичной - чего стоила пленительная изысканность музыки плененных царевен!

"Кармен" Бизе-Щедрина повезло гораздо меньше. Ощущалась некая напряженность оркестра, впервые обратившегося к этому произведению и имевшего весьма сжатое репетиционное время для его освоения. Дирижерская интерпретация партитуры, как и в "Жар Птице", отличалась широтой эмоционального диапазона, четко выстроенными кульминациями. Оркестр же играл хотя и чисто, но слишком уж серьезно, а порой и холодно.

Исполнению явно недоставало того "второго смысла", несколько ироничного подтекста, во имя которых Щедрин переосмыслил в своей партитуре гениальную оперу Бизе. Экспрессии недоставало даже в музыкальном портрете тореадора. В знаменитом фрагменте, где Щедрин сохраняет лишь аккомпанемент к ставшей шлягером мелодии Бизе, "доверяя" саму эту мелодию слушательской памяти, улыбался дирижер, улыбался весь зал, но оркестр оставался серъезным. И лишь в последних сценах балета (музыка, рисующая образ Хозе) в игре скрипок появилась экспрессия.

Получив отличную школу скрипичной игры, Евгений Бушков свободно владеет и своим инструментом, и самим собой на большой концертной эстраде. Это и не случайно - за спиной молодого музыканта победы в трех крупнейших международных конкурсах, включая Конкурсы имени Чайковского в Москве и имени королевы Елизаветы в Брюсселе, а также выступления со многими оркестрами и дирижерами. Трактовка им скрипичного концерта Бруха не отличается однако глубиной эмоционального проникновения. Чистая интонационно, благородная по тембру, игра Бушкова не обвораживает, не обольщает слушателя даже в такой редкой по красоте музыке, как средняя часть Концерта Бруха - Adagio, не заражает - в речитативах того же Adagio - трепетным волнением, глубоко упрятанной поначалу, но вырывающейся наружу драмой...

Отрадно наблюдать, что музыканты из России стали в нынешнем сезоне чаще появляться в США. Одновременно с концертами Китаенко и Бушкова в Балтиморе, в программе Национального симфонического оркестра в Вашингтоне выступал скрипач Вадим Репин, а в Вашингтонской опере в партии Джильды ("Риголетто" Верди) - солистка Мариинского театра Анна Нетребко. В те же самые дни в американской столице гастролировал Симфонический оркестр из Осло во главе с его многолетним руководителем Марисом Янсонсом (несколько лет возглавляет он также и Питтсбургский симфонический оркестр). Солировал в концерте наш знаменитый скрипач Гидон Кремер. В январе состоится первое выступление Юрия Темирканова в новой роли главного дирижера Балтиморского оркестра. О некоторых из этих музыкальных событий мы еще будем иметь случай рассказать читателям.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница