Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №25(232), 7 декабря 1999

Гарри ЛЮБАРСКИЙ (Чикаго)

ГРЕШНИК ИЛИ ПРАВЕДНИК?

Франсиско Франко

В последнее время в центре общественного внимания находятся, и вполне заслуженно, люди, принимавшие активное участие в спасении евреев во время второй мировой войны. В то же время в забвении остается имя крупнейшего политического лидера, сделавшего для еврейского народа в период Катастрофы столько, сколько не сделал, наверно, ни один из равных ему по рангу и положению деятелей по обе стороны Атлантического океана. Речь идет о "кровавом" испанском диктаторе Франсиско Франко. Какими только эпитетами не награждался он в течение своей долгой и бурной жизни. Тиран, палач, фашист, обскурант. Инквизитор в заношенном плаще Торквемады и религиозный фанатик. Враг всего нового и прогрессивного. А то, что он являлся потомком сефардских евреев, марранов, мореплавателей, дворян, что он первый встал на путь вооруженной борьбы с экспансией коммунизма в Европе и проявил себя умелым полководцем и солдатом, что он, по выражению Сальвадора Дали, спас Испанию от правого и левого экстремизма и тотальной заидеоло гизированности, всегда оставалось за рамками сообщений о связанных с ним событиях.

Потомок своих великих предков, прославленных раввинов Иосифа, Иосиа и Давида Пардо, ставший в 30-е годы фанатичным католиком, он никогда не пресекал разговоры о своем еврейском происхождении. Да и сама его ярко выраженная семитская внешность говорила о многом, также, кстати, как и фамилия, на столько же характерная для сефардских евреев, как Рабинович для восточноевропейских. С упорством и настойчивостью он делал свои первые шаги на военной службе и стал самым молодым в Европе (после Наполеона) генералом. Затем последовала удачная женитьба на изящной и в то же время величественной донье Кармен, чья семья была тесно связана с клерикальной элитой страны. Именно под влиянием любящей жены Франко стал ревностным последователем господствующей в стране религии.

Он был по призванию далеким от политики профессиональным военным. Однако, являясь пламенным патриотом своей страны, Франко не мог мириться с возникшими в ней хаосом и анархией, с бездействием раздираемого внутренними противоречиями коалиционного правительства, с все большим влиянием проникающих в Испанию агентов НКВД и чинимым ими произволом, с организацией Народным Фронтом еврейских погромов, с опутавшей всю страну, словно гигантской паутиной, коррупцией. Он поднял мятеж, приведший к гражданской войне и закончившейся победой франкистов. Но месть, расправа над побежденными не входили в планы генерала. Он стал инициатором всенародного примирения и осуществил его на практике. Вечным памятником Франко останутся созданные по его указанию мемориальные кладбища, на которых рядом похоронены бойцы, сражавшиеся по разные стороны баррикад. Франко объявил амнистию, выпустил из тюрем и концлагерей тысячи политзаключенных, разрешил въезд на родину эмигрантам и вывезенным в 1936 году испанским детям, выращенным в советских детприемниках. Но все это было позже, после окончания 2-ой мировой.

А что же было во время ее? Отдавая долги за помощь в гражданской войне, Франко отправляет на Восточный фронт свою "голубую дивизию", которая была нещадно бита советскими войсками. На этом его участие в войне закончилось. Более того, на единственной встрече с Гитлером, состоявшейся в Андае в октябре 1940-го года, он сумел практически повернуть ход истории, решительно отказавшись, несмотря на категорические требования последнего, открыть испанские границы и пропустить немецкие войска в Гибралтар, чтобы запереть в Средиземном море основные силы английского флота. Уинстон Черчилль в мемуарах отметил значительность этого решения. "Если бы Гитлер овладел Гибралтаром, исход войны был бы другим". Это же утверждали в своих показаниях на Нюрнбергском процессе Герман Геринг и Адольф Йодль. Взбешенный отказом Гитлер назвал Франко "мерзким еврейским торгашем", - не подозревая при этом, насколько близок к истине в отношении происхождения Франко.

Главной заботой Франко во время войны было спасти Испанию от широкомасштабного участия в войне и не дать превратить ее, как Австрию, в германскую провинцию. Обе эти задачи он успешно выполнил. Но всего этого мы не знали ни в то время, ни по прошествии десятков лет спустя. Не знали мы и того, что "кровавый палач испанского народа" распорядился открыть границы для спасающихся от фашистской нечисти евреев. Круглые сутки работали испанские миссии в Румынии, Венгрии, Греции, вишистской Франции и других странах, выдавая паспорта и помогая евреям переправиться в Испанию. 1600 человек вырвал Франко из печально известного Берген-Бельзена, около 3500 из Салоник. В одном только 1940-ом году Испания приняла и тем самым спасла от гибели 40 000 евреев, перешедших испано-французскую границу. Конечно, это было каплей в море по сравнению с 6-ю миллионами загубленных человеческих душ. Но происходило это в те времена, когда практически все страны закрыли свои границы и обрекли на мученическую смерть ни в чем не повинных женщин, детей, стариков.

В начале 60-х годов какие-то крупицы правды начали проникать за железный занавес. И на родину потянулись многие политэмигранты. Одни на постоянное место жительства, другие - навестить своих родных и близких. Большинство из них попадало в прочный отказ. Хотя были и такие, кто сумел преодолеть все преграды. Первыми начали возвращаться известные футболисты. Но все это тоже содержалось в глубокой тайне или сопровождалось дезинформацией. Когда умер от болезни игравший в знаменитом "Реале" легендарный защитник московского "Торпедо" и сборной СССР Августин Гомес, в прессе появилось краткое сообщение о том, что в Испании погиб на боевом посту направленный туда для подпольной работы коммунист Гомес.

В 1962-ом году сотрудница автора этой статьи Е.Кассидо - Диас, вышедшая замуж за испанского эмигранта, после многих лет хождений по инстанциям получила, наконец, разрешение на посещение вместе с мужем его престарелых родителей, живущих недалеко от Мадрида. То, что рассказывала она по приезде, казалось сказкой и, само собой разумеется, кардинально отличалось от официоза.

Но вернемся к Франко. Кроме того, что он не дал ввергнуть свою страну в пучину 2-ой мировой, отверг гитлеровские требования и спас десятки тысяч евреев, он сделал еще одно доброе дело - вернул Испании короля. Именно король Хуан-Карлос, весьма и весьма незаурядная личность, вместе со своей семьей сумел вырастить всходы от посеянных Франко семян в последние годы его жизни и сделать Испанию по настоящему демократическим государством, обеспечившим достойный уровень жизни своему народу. А ведь никто Франко к этому не принуждал. Он был полновластным диктатором страны и ни в какой поддержке не нуждался.

Франсиско Франко умер весной 1976 года, все еще пребывая на положении изгоя мирового сообщества. Почти никто из еврейских историков не упомянул о его выдающейся роли в спасении еврейских беженцев. Руководители Израиля, да и многие другие, клеймили режим Франко, как самый реакционный в Европе. Были, конечно, у Франко и заблуждения, и ошибки, и напрасные жертвы, и бессмысленная жестокость. "Но и на солнце есть пятна", - сказал один из великих и был, по-видимому, прав.


Содержание номера Архив Главная страница