Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №23(230), 9 ноября 1999

Борис ШУСТЕФ (Рочестер)

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Это нелегкий выбор, и я вовсе не рекомендую считать это дело "простым". Но надо отдать себе отчет, что сдерживаться тоже преступно.

Зеев Жаботинский, 1939



После того как Ехуд Барак взошел на израильский престол, казалось, уже ничто не может нарушить вялотекущую шизофрению израильского суицидного процесса. Ни пара-другая террористических актов, ни неудавшиеся попытки взрывов автобусов, ни освобождение из тюрем палестинских террористов, встречаемых в "Арафатлэнде" с распростертыми обьятиями, сопровождаемыми вручением оружия, - ничто не могло вывести из летаргического сна так называемый "национальный лагерь". Евреи, погоняемые "ослиным" кнутом, медленно продолжали двигаться к "границам Освенцима", как назвал израильские границы накануне Шестидневной войны один из нынешних "левых", тогдашний министр иностранных дел Абба Эбан.

Ни одно из откровенно немыслимых событий не вывело на улицы более-менее значительное число израильтян. Нет, если быть до конца точным, несколько впечатляющих демонстраций имели место, но, во-первых, они произошли в каденцию правительства Нетаниягу, а, во-вторых, не имели никакого отношения к сохранению тающего, как эскимо, еврейского государства.

Оппозиция правых сил, казалось, перестала существовать. Точнее, она жила своей жизнью, совершенно оторванной от реальности. Все протесты сводились к сплошным разговорам, к репетиловскому: "Шумим, братцы, шумим". На словах все было правильно, но дальше слов дело не шло. Хотя, перед самым падением Нетаниягу, "воинствуюшие поселенцы", как их называла вся западная да и подавляюшая часть израильской прессы, по совету-намеку Арика Шарона стали обустраивать холмы Иудеи и Самарии всевозможными палатками, домиками-караванами, вагончиками, генераторами и водонапорными башнями, что вначале как-то не воспринималось всерьез.

Однако постепенно эта "поселенческая возня" стала очень беспокоить рьяных израильских борцов за арабские права. Они "обнаружили", что за год с небольшим поселенцы под шумок, "захватили" 42 опорных пункта на "палестинской" территории. Поднялся скандал. Хор голосов, требовавший немедленного изгнания поселенцев, становился все громче и громче. Причем во главе кампании были те же Яир Цабан и Йоси Сарид, которые 27 июня 1990 года опубликовали страстное заявление протеста против гипотетического призыва партии "Моледет" к переселению... арабов.

Тогда, 9 лет назад, в передовице газеты "Едиот Ахранот" они выражали резкое негодование по поводу "вытаскивания из-под венца невесты, выволакивания из-под тени фигового дерева старика и вытряхивания из люльки младенца". Они предупреждали, что будут "всячески противиться этому изгнанию" и "лягут посреди дороги", чтобы не допустить выселения арабов. Однако когда 14 октября 1999 года Барак отдал приказ о ликвидации 12 еврейских поселенческих форпостов, весь левый лагерь только дружно аплодиривал и громко скандировал: "Еще!"

То ли среди поселенцев нет невест, стариков и младенцев, то ли из-за стремления левых быть "святее Папы Римского", то ли по другим причинам, но 200 000 евреев, живуших в Иудее, Самарии и Газе, стоят костью в горле у израильских борцов за мир. Они считают борьбу с еврейскими поселенцами делом первостепенной важности. В интервью 9 октября представитель движения "Гуш Шалом" Адам Келлер заявил:

- Цель всей нашей деятельности заключается в том, чтобы попытаться любыми возможными способами ослабить поселенцев. Напрямую, используя экономические меры, сделать их экономически менее жизнеспособными и в то же время дать им почувствовать, что они нежеланны. Мобилизовать израильское общество против них. Ибо мы считаем, что продолжающееся существование поселений - это прямая угроза нашему будущему.

В заявлениях подобного рода поражает полное незнание истории и, следовательно, абсолютное отсутствие логики. Израильский журналист Ури Дан написал 14 октября в газете "Джерузалем пост", что те, кто борется против поселенческих форпостов, очевидно, забыли, что один из наиболее процветающих тель-авивских районов Рамат-Авив (там живет в основном левая элита) находится на месте бывшей арабской деревни Шейх-Мунис, а богатый тель-авивский пригород Шикун Бавли заменил собой деревню Кафр-Сумейл. Из обоих этих мест арабы бежали в 1948 году по призыву своих лидеров для обеспечения оперативного простора арабским армиям. Стоит еще добавить, что здание Кнессета, канцелярия премьер-министра и величественное здание Верховного Суда заняли место бывшей арабской деревни Шейх-Бадер, оставленной ее жителями тогда же, в 1948 году, во время жестокой борьбы за осажденный и истекающий кровью Иерусалим. Если исходить из логики израильских миротворцев, вышеназванные районы должны называться "форпост Гиват-Рам, форпост Рамат-Авив, форпост Шикун-Бавли".

Дан пишет: "Неужели евреи думают, что после того, как они демонтируют форпосты в Иудее и Самарии, палестинцы забудут о своих претензиях на Шейх-Мунис, Шейх-Бадер и Кафр-Сумейл и позволят им жить в мире? Более того, форпосты в Иудее и Самарии не были основаны на месте оставленных арабских деревень, а возникли на государственной земле, представлявшей собой сплошную каменистую почву. А посему с моральной, правовой и исторической точек зрения они более легальны,чем Рамат-Авив и Гиват-Рам".

Во время дебатов в Кнессете 4 апреля 1949 года Бен-Гурион заявил:

- Мы не взяли на себя обязательство быть контракторами на строительстве независимого арбского государства.

Через 50 лет после этого духовные наследники первого израильского премьер-министра подписали "строительный" контракт в Осло, засучили рукава и споро принялись за строительство еще одного арабского государства, вылепливая кирпичи из земель Иудеи, Самарии и Газы.

Самое поразительное, что их к этому никто не принуждал, они "трудятся" по собственной инициативе, променяв сионистские идеи на утопическую мечту о "новом Ближнем Востоке", где арабский волк мирно уляжется с еврейским ягненком.

Израильские левые, вслед за арабами, упорно называют исконно еврейские земли "оккупированными территориями". Даже бывший американский госсекретарь Джеймс Бейкер, которого отнюдь нельзя назвать юдофилом, поставил честность превыше всего, отвечая на вопрос египетского корреспондента газеты "Аль Ахрам" о принадлежности этих земель. Когда 4 мая 1998 года на симпозиуме в Вашингтоне египтянин, пытаясь получить нужный ему ответ, спросил, являются ли эти земли "спорными или это оккупированные арабские территории", Бейкер твердо произнес: "Это, без сомнения, спорные земли. Именно об этом говорят Резолюции ООН 242 и 338. Это, без сомнения, спорные земли!"

Если даже для Бейкера эти земли спорные, то для евреев, и тем более сионистов, каковыми себя по-прежнему величают левые, наверняка не должно быть никаких вопросов. Еще резолюция Лиги Наций в Сан-Ремо, передавшая Англии мандат на Палестину, для "возрождения там еврейского национального очага", призвала к "поощрению заселения евреями" этих земель.

Как указал австралийский юрист Давид Зингер, когда Лига Наций превратилась в ООН, сионисты добились включения в устав ООН 80-го параграфа, который гарантировал продолжение действия Британского мандата.

Сегодня просто бесполезно вести академические разговоры о том, когда и как истек срок действия Британского мандата на Палестину, так как, во-первых, Резолюция ООН 181 о разделе Палестины, которую извлекли из пыльного шкафа истории арабы для доказательства необходимости очередного раздела еврейских земель, носила рекомендательный характер, а во-вторых, и ООН, и арабы, и Британия, и другие страны за первый год существования этой резолюции нарушили ее столько раз, что она тут же потеряла всякий смысл.

Очевидно, именно поэтому шведский дипломат Бернадотт, пытавшийся добиться перемирия во время Войны за Независимость в 1948 году, даже не упомянул Резолюцию 181 в документах о перемирии и предложил совершенно другой вариант раздела Палестины, который, как он надеялся, больше понравится арабам. А это значит, что с точки зрения международного права не существует правового документа, который бы запрещал евреям селиться на землях Иудеи, Самарии и Газы. Ибо, как подтвердил Бейкер, эти земли, похоже, последние территории в мире, на которые до сих пор не распространен суверенитет ни одной из существующих стран.

Однако все эти мудреные рассуждения абсолютно ни к чему, если рассматривать этот вопрос, как и подобает евреям, с еврейской точки зрения, ибо, согласно Торе, эти земли заповеданы евреям Б-гом. И значит, евреи должны заселять их и жить на них. И это именно то, что и делают поселенцы, устанавливая домики, генераторы и водонапорные башни на Иудейских и Самарийских холмах.

Поэтому, когда Барак отдал приказ о демонтаже поселенческих форпостов и тем самым посягнул на святая святых еврейского народа - заселение еврейской земли, - правые, наконец, вывели народ на улицы.

Точнее, это была одна улица, та, на которой находится дом израильского премьер-министра, и куда прибыли 6 000 жителей Иудеи, Самарии и Газы. И привели их молодые парни и девушки, которые называют себя "Дор Хемшех" - "Новое поколение". Эти молодые идеалисты-сионисты - надежда и будущее Израиля. Это 20-30-летние люди, многие из которых родились и выросли в Иудее, Самарии, Газе и на Голанах. Для них ликвидация даже одного поселения равнозначна разрыву той вечной связки, которая соединяет народ Израиля с землей Израиля. Для них - это предвестник эвакуации всех 144 поселений, расположенных за так называемой "зеленой чертой".

Один за другим выходили представители поселенческих форпостов на импровизированную трибуну и говорили о своей преданности земле, о том, что добровольно не покинут свои жилища. Эти "воинствующие поселенцы" устами своего лидера Хеврона Шило рассказали, как они будут бороться:

- Я призываю каждого, кто живет в поселении, которое подлежит эвакуации, прийти с музыкальными инструментами. Мы сядем на дорогах и будем петь, мы встанем рядом с тракторами и будем плясать. Никто не может обещать нам победы. Но еврей, который знает, как петь о своей вере, еврей, который может петь для своей земли и для своего Б-га, может быть спокоен, что в конце концов его вера победит.

Как прекрасно, что у этих молодых людей есть такая сильная вера! Как горько понимать, что им предстоит пройти через множество поражений, прежде чем они поймут, что одних песен будет недостаточно для победы. Как хочется, чтобы они побыстрее выучили горький урок еврейской истории, истории галута, когда, по словам Зеева Жаботинского, евреи "собственно ничем другим и не занимались, кроме как методично, с нечеловеческим терпением, поколениями применяли на практике теорию Толстого [непротивления злу насилием]. Нас били снова и снова. Мы не отвечали. История галута полна погромов, но она не знала самообороны".

А по поводу песен вспоминается эпизод о том, как в одном из гетто нацисты стали требовать, чтобы хасиды пели и плясали. Те не двигались с места. Последовали брань, угрозы, прогремели выстрелы, и тогда хасиды, чуть раскачиваясь, слегка изменив слова, запели на мотив известной песни:

- Мир вет айх иберлебен, иберлебен... (Мы вас переживем, переживем...)

И еврейский народ пережил нацистов. Увы, те хасиды - нет.


Содержание номера Архив Главная страница