Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #23(230), 9 ноября 1999

Екатерина ПОРШНЕВА (Бостон)

ЧЕЛОВЕК И ТОЛПА

Стать собой или ими...
Б.Кушнер. Вариация-94.

Несколько лет назад профессор George Mason University Френсис Фукуяма, в прошлом высокопоставленный американский чиновник в администрациях Рейгана и Буша, издал книгу, возвестившую о наступлении "конца истории как противостояния". Среди доводов его оппонентов (не говоря о реальных фактах длящейся истории!), одним из самых серьезных представляется тезис о том, что в наши дни взаимная вражда, противоборство и войны проходят по "национально-религиозным" рубежам. Это не значит, что таковых не было во все предыдущие времена, но именно теперь они стали тем гребнем водораздела, по которому надламываются и рушатся империи и государства, увлекая за собой миллионы людских судеб.

Еще задолго до Фукуямы, по окончании Второй мировой войны, многим начало казаться, что расистские, националистические вывихи тоталитарных режимов - это уже изжившее себя временное "извращение" истории. Казалось, что все жертвы - в прошлом. Начиная от гитлеровского Холокоста, до сталинских планов радикального решения "еврейского вопроса", от выселения целых "провинившихся народов" до последовательно культивируемого советскими властями антисемитизма и русского шовинизма...

Казалось, что умудренному чудовищным опытом человечеству, отныне остается лишь скорбеть о жертвах фашизма и коммунизма, учиться нравственному покаянию и предоставить исследователям биться над разгадкой этих смертоносных "измов". Иными словами, решить - утвердились ли они в силу душевных изъянов, несовершенства самой человеческой природы, или же возникли ситуативно, под воздействием "неудачно сложившихся" внешних факторов, то есть среды - одного из главных божеств всех верующих в марксизм.

Ситуации менялись, а с ними менялись оттенки и формы соблазна фашизма, этой "чумы ХХ века", которой мир никак не может "переболеть"...

Об успехах фашизма в России достаточно много известно из сообщений СМИ, в частности из ряда публикаций "Вестника", включая недавнюю тематическую подборку (#14, 1999).

Но сегодня фашизм все более обретает характер всемирной, глобальной опасности - достаточно припомнить как "громкие", так и "тихие" деяния американских фашистов на протяжении нескольких лет. Не менее выразителен в этом плане и общий вектор событий, происходящих на европейском континенте, в частности и в самое последнее время. Сюда следует отнести не только погромные акции против иммигрантов, но также и результаты недавних выборов в Австрии, на которых огромного успеха добился Йорг Хайдер, лидер "Партии Свободы". Ее главный девиз - "Uber Frendung", идея того же круга, что и лозунг гитлеровских нацистов "Deutschland Uber Alles" ("Германия - превыше всего!"). Сторонники Хайдера требуют изгнания иммигрантов и выхода Австрии из Европейского союза.

Вслед за австрийцами психологически "качнулись вправо" и швейцарские избиратели - здесь лидирует фашиствующий миллиардер Кристофер Блокер, возглавляющий "Народную партию Швейцарии". Призывы и цели дословно вторят тем, что провозглашает австрийская "Партия Свободы".

Таковы свежие симптомы того, что национал-популизм превращается в общеевропейскую опасность, все более прочно поселяющуюся в умах и душах европейцев. И главное, чего эти "умы и души" не хотят отдавать, - чистоту национального характера, угрозу которому они видят и в самой идее "общеевропейского дома", и в денежной единице "евро", и в европарламенте.

* * *

Вот на таком фоне проходила 17-18 октября в Бостоне 2-я Научно-практическая конференция "Противостояние современному фашизму, антисемитизму и экстремизму".

Конференцию совместно подготовили и провели: Бостонское Общество борьбы с антисемитизмом и расизмом; Ассоциация ветеранов Второй мировой войны штата Массачусетс, выходцев из бывшего СССР и Еврейский общественный центр (Leventhal - Sidman Jewish Community Center).

Это событие получилось по-настоящему значительным, перешагнув не только рамки обычного круга деятельности и забот названных учреждений, но и административные границы Бостона. Из самых разных частей Америки съехались на конференцию ученые, писатели, общественные деятели - все, кто профессионально и чисто человечески ощущают себя причастными к мучительной и позорной проблеме продолжающейся вовлеченности масс в соблазн фашизма.

Сама по себе тема и все, связанные с ней, практические аспекты - необъятны, затронуть их все в одной статье невозможно. Вероятно, каждый, кто уже писал о конференции и кто еще будет писать, вспоминать и рассказывать о ней, вправе выделить тот аспект, который представляется ему наиболее существенным, ключевым. Например, вопрос о нравственных параметрах вовлеченности, причастности конкретного человека к массовым идеологическим психозам и о необходимости противостояния власти толпы... Вот как сказал об этом Семен Резник в одной из своих книг:

"Отдельному человеку трудно повлиять на общее количество совершаемого в мире зла и добра - это царство цифр, то есть Необходимости. Но за каждым остается право занять то или иное место в борьбе добра со злом. И в том, какое место человек для себя выбирает, состоит его суть как человека".

* * *

И исторические документы, и литература, и живые воспоминания людей сохранили нам массу примеров, когда мотивы поведения и сами поступки отдельных людей бывали прямо противоположными тому, что те же самые персонажи совершали в качестве участников совокупных действий толпы. Скажем, доносчик, отправивший на смерть главу семьи, мог стать затем спасителем его близких; следователи НКВД, погубившие родителей, вызволяли из тюрьмы их сына или дочь; недавняя фурия, участвовавшая в убийстве еврея толпой погромщиков, могла потом укрывать у себя его жену...1

Можно ли как-то объяснить такие жуткие метаморфозы? Или же каждый из нас разумен по-отдельности, а в толпе, на политическом митинге, или просто в кругу друзей мы становимся способными на иррациональные, дикие действия? Разумеется, все не так просто и прямолинейно. И прежде всего потому, что все мы - разные. Однако роль массовых настроений, "психоза толпы" в изменении поведения людей, а в конечном счете, порой, и в повороте хода истории отдельной страны или народа, может оказаться очень существенной.

Тема могущества воздействия общности на поведение отдельной личности начала привлекать особое внимание ученых (Г.Ле Бона, Г.Тарда, З.Фрейда и др.) с конца прошлого века. Главный труд Ле Бона так и назывался - "Психология толпы" и был впервые опубликован в Париже, в 1895 году. А вот название главного труда нашего современника, крупнейшего специалиста по социальной психологии, француза Сержа Московичи, "Век толп", уже как бы оценивает наше столетие, прямо называя доминирующую черту многих исторических событий новейшего времени.

Теме подвластности личности гипнозу массовых настроений, воли толпы и совершаемых ею действий посвящены книги таких известных философов и психологов, как Э.Фромм, Т.Адорно и В.Райх. Более чем красноречиво и актуально звучит название одного из трудов последнего: "Психология масс и фашизм".

Таким образом, вполне закономерно, что вечный вопрос - всегда ли стоит идти в ногу со "взводом" или же порой необходимо решиться шагнуть "не в ногу", вырвать себя из плена общего стадного настроя, постоянно возникал в ходе конференции.

* * *

Президент Бостонского общества борьбы с антисемитизмом и расизмом, Иосиф Лахман, начал свое вступительное слово с напоминания о тревожных симптомах расползания нацифашизма в мире. "Это может показаться непонятным и жутким парадоксом, - сказал он, - однако именно вслед за крахом коммунистического режима в России, за началом смягчения вооруженного противоборства двух мировых систем и всеобщим "потеплением", естественно, казалось бы, делающим необратимым конец "холодной войны", - вместо всех этих ожиданий, именно в последнее десятилетие нашего века, человечество буквально захлестывает новый грандиозный всплеск расовой ненависти, насилия, геноцида".

Напомнив о примерах невиданного разгула фашистских сил и настроений в сегодняшней России, Лахман затем сказал: "Здесь, у нас в США, тоже заметно активизировались аналогичные тенденции. Они выражаются в открытых призывах и акциях, направленных против евреев, против других национальных групп. Новой для Америки, грозной формой проявления человеконенавистнических настроений стал терроризм".

После открытия конференции со словами приветствий выступили американские гости - представители различных государственных и общественных организаций, занимающихся проблемами борьбы с ксенофобией, ущемлением прав иммигрантов и этнических меньшинств.

Первой слово было предоставлено Её Преподобию, руководителю недавно созданного при мэрии отдела "Новые бостонцы", госпоже Чен Им Тань. Что именно подтолкнуло мэра Менино к такой инициативе? Мэрия, по словам г-жи Чен, всегда высоко ценила вклад различных общин Бостона в процветание города, поддержание в нем условий для нормального, достойного существования людей. "К сожалению, последнее время все общины города обеспокоены одной и той же проблемой: проявлениями национальной нетерпимости. И именно ради этой темы мы здесь сегодня собрались. Скорейшее достижение благих перемен зависит от совместных усилий нас всех и каждого из нас".

Во всяком обращении к людям, в том числе и к залу, к аудитории, его восприятие зависит не только (а иногда даже - "не столько"!) от смысла сказанного, но и от его тональности, душевной и эмоциональной "заряженности". Само собой, что констатация обоснованности тревог по поводу роста выражений ненависти к "чужакам", прозвучавшая из уст представителя городской власти, не могла добавить слушателям оптимизма... Но град оваций, который сопровождал выступление Чен Им Тань, показал, что проповеднический дар помог передать немолодым, настрадавшимся людям, наполнившим зал синагоги, заряд ее собственной энергии и веры в успех активных действий людей, объединенных общей праведной целью.

Мне повезло: я смогла увидеть г-жу Чен и задать ей несколько вопросов.

- Я знаю, что еще до того, как вам предложили возглавить отдел мэрии по защите прав эмигрантов и беженцев, вы уже имели немалый опыт служения страдающим людям. Что бы вы назвали главными вехами этого опыта?

- Начать, наверное, надо с самого детства... Сколько себя помню - чужое страдание всегда вызывало почти физическую боль. Всегда хотелось помочь - хотя бы словом, прикосновением руки. И еще я очень рано поняла, что самое тяжкое горе легче перенести, если вокруг люди, если все вместе пытаются помочь несчастному. И это было для меня естественным, что я, еще учась в колледже, пошла работать в убежище, где находили приют женщины, подвергшиеся насилию. Такой же работой я продолжала заниматься, став в 1981 году студенткой Гарвардского университета.

- А с какого момента это ваше давнее призвание - защищать людей, приходить к ним на помощь - соединилось с организационным опытом?

- Опять же, естественной следующей "вехой" для меня стало участие в создании в Бостоне подобного приюта для женщин - уроженок стран Азии. А уже в 1987 году, совместно с представителями других азиатских общин, я стала одним из инициаторов организации "Азиатско-американской оперативной группы против домашнего насилия" (Asian Task Force Against Domestic Violence). Работа нашей группы была очень высоко оценена как членами общины, так и правительством штата Массачусетс.

- И такая оценка, привела, в частности, к тому, что вы стали..

- ... я стала членом Консультативного совета по делам иммигрантов и беженцев при администрации губернатора. Это расширило возможности более непосредственного сближения с правозащитными организацими, добавило к прежнему опыту еще и знакомство с новыми подходами, новым взглядом на многие наши проблемы.

- Ваше обращение к участникам конференции было наполнено такой энергией, такой верой в возможность победить стереотипы враждебности и антагонизма между "старыми" и "новыми" бостонцами, что многим поверилось в реальность преодоления инерции зла, а равно и инертности самих иммигрантов. Спасибо вам за все!

- Я рада приложить все силы для того, чтобы наш Бостон стал для новых его жителей родным городом. Городом, дела и проблемы которого будут для них так же важны, как и их собственные.


Смотри также:


1 См., например: С.Резник. Кровавая карусель. - М., 1991.


Содержание номера Архив Главная страница