Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #22(229), 28 октября 1999

Людмила ВАЙНЕР (Чикаго)

"ТРАПЕЗА В ДОМЕ ЛЕВИ"

Паоло Веронезе. Трапеза в доме Леви. 1573 г.

Знаменитые картины подчас имеют свою интересную историю; все, конечно, читали о разных версиях "загадочной улыбки" Джоконды, о страшных ударах ножом, которые с криком "Довольно крови!" - нанес картине "Иван Грозный и его сын Иван" некий посетитель музея, о картине "Явление Христа народу", которую более 20-ти лет писал и все переписывал художник Иванов.

Есть своя история и у картины итальянского художника XVI века Паоло Веронезе (названного так потому, что он происходил из города Вероны), картины, которая известна сейчас как "Трапеза в доме Леви" и находится в картинной галерее Венеции.

А начиналось все так: законник-монах Андреа Буоно, живший в монастыре святых Иоанна и Павла в Венеции, получил небольшое наследство и решил, с позволения настоятеля, заказать художнику Веронезе картину для трапезной своего монастыря, на которой бы изображалась "Тайная вечеря", последняя трапеза Иисуса со своими учениками. Ранее в этой трапезной находилась картина кисти Тициана, нарисованная "аль фреско", то есть прямо на стене, но эта картина несколько лет назад была сожжена немецкими ландскнехтами, квартировавшими в монастыре незадолго до сражения под Лепанто. Монах Буоно помнил эту картину, которую ему было очень жаль, и ему хотелось видеть на этом месте новую.

К этому времени Веронезе был уже известным художником и написал пять различных "Трапез" на библейские темы - две "Трапезы в Кане Галилейской" (одна сейчас в Париже, а другая в Дрездене), "Трапезу в доме фарисея", "Трапезу Св. Григория", но, очевидно, чувствовал, что только сейчас, после опыта предыдущих лет, готов написать наилучшую "Трапезу"; тут нужно добавить, что и сам заказчик, старенький Буоно, вызывал у него симпатию, - и Веронезе согласился, хотя вознаграждение было меньше обычного.

Картина была окончена 20 апреля 1573 года и помещена, как и предполагалось, в трапезную монастыря. Удалась ли она художнику? Его современники считали ее (а последующие поколения продолжают считать) одной из лучших картин Веронезе.

Эта громандная картина (размером 12,8 м на 5,5 м) написана маслом на холсте; изображенное на ней разделено на три части: в центральной находится Иисус с апостолами, а слева и справа, как бы отделенное от них колоннами, расположилось множество живописных и находящихся в движении людей.

Но вскоре, через 3 месяца, случилось неожиданное: Веронезе был вызван на суд инквизиции. Кто натолкнул святую инквизицию на это, точно сказать нельзя: может, некое лицо из инквизиционных трибуналов (расположенных, кстати, в этом же монастыре, но в другом его крыле) случайно заглянуло в трапезную и увидело в картине "что-то не то", может, побывал в Венеции посланник римской курии от нового, жесткого противника ереси, Папы Григория XIII и остался, с догматической точки зрения, ею недоволен... Во всяком случае, Веронезе явился на суд и был подвергнут допросу; протокол этого заседания, 5 пожелтевших листиков на латыни (допрос велся на венецианском диалекте) сохранился в архиве курии, и его можно видеть в папке с делами за 1573-74 гг.

Из протокола следует, что художника спросили, почему у него на картине находится шут с попугаем, воины, одетые по-немецки и с алебардами, зачем там негритята, карлики и собаки, как мог он поместить их рядом с Господом? Веронезе ответил, что они не рядом, они вне вечери, отдельно - слева и справа за колоннами, ведь картина большая, и, как это принято у художников, он разместил там фигуры по собственному разумению. Он был также спрошен, не советовал ли ему кто специально поместить на картине эти, чуждые ей, фигуры, на что Веронезе ответил, что решил так сам, вовсе не предполагая нарушить религиозные каноны - ведь нарисовал же, например, Микеланджело в своей картине Страшного суда и Св. Петра, и весь небесный причт - без одежды. Позже, узнав об этом вопросе, бедняга Буоно очень испугался: а ну как художник сказал бы, что это - по его совету? К счастью, Веронезе никого "не оговорил".

В заключение художнику судом было предписано в течение трех месяцев (и за свой счет) произвести в картине изменения, в соответствии с указаниями, "которые ему дадут позже". Почему позже? А потому, что инквизиция оказалась в сложном положении: уничтожить картину нельзя, - ведь Веронезе - знаменитый художник, и, главное, его картины с подобными же "шутами и карликами" висят во многих дворцах и загородных виллах могущественной Венеции, с которой лучше не ссориться, но в то же время что-то предпринять нужно; отцы-иезуиты очень опасались свободного духа Возрождения, духа тогдашней венецианской республики, которая находила в картине мастера не столько "мистическую религиозность", сколько самую себя - лица современных граждан, венецианскую одежду, венецианские колонны, дворцы и небо... И выход - действительно иезуитский - нашли: картину указано было переписать, превратив ее из "Тайной вечери" в другую, библейскую же, трапезу. Подходящую трапезу отыскали в Евангелии от Св. Луки, это была трапеза в доме мытаря (таможенника) Леви, причем в рассказе о ней Иисуса спрашивали, почему он сидит вместе с фарисеями, мытарями и грешниками? На что Он отвечал: "Здоровым лекарь не нужен, а нужен тем, кто сам плох". Это было великолепное решение, которое объясняло, почему на трапезе присутствуют и фарисеи, и воины с алебардами, и шут - это все грешники...

Веронезе картину "исправил", основные изменения коснулись центральной части: вместо апостолов теперь за столом сидели просто люди, пришедшие в дом к мытарю, и так картина стала "Трапезой в доме Леви". Но на ней остался и старик-монах Буоно - это тот человек с бородой и грустными глазами, который, держа в руках вилку и нож, сидит вторым справа от Иисуса; есть там и сам Веронезе - в виде фарисея, который вежливо, но с отрицающим жестом руки (мол, не согласен) уходит по лестнице вниз.

Многие из нас, наслушавшиеся еще со школы об ужасах инквизиции, ее пытках и кострах, станут удивляться вроде бы легкому и благополучному решению суда. Так-то оно так, но Веронезе, с такой любовью и местерством писавший "Тайную вечерю", был внутренне оскорблен. Он много лет еще работал, написал еще много картин, но к теме "трапез" более не обращался.

Это давнее происшествие напомнило мне кое-что уже из наших времен, когда талантливым мастерам по указу "сверху" приходилось переделывать свои - то ли книги, то ли картины.

Припоминается мне и другой (анекдотический, если бы он не был и несколько зловещим) случай: если помните, в Москве, на станции метро (кажется, "Маяковской") находилась сложенная из цветных камешков огромная мозаика, на которой было представлено заседание Политбюро. Когда некоторые члены Политбюро, один за другим, стали "удаляться", тем самым уходя в ничто, их места за большим столом на мозаике стали заполняться другими камешками, которые должны были в совершенстве подходить по фону, но - не получилось, и таким образом вышло, что вместо тех, канувших в небытие, включая и "примкнувшего к ним", на стене явно вырисовывались их тени, совсем как духи исчезнувших людей...

Когда вы будете в Венеции, загляните в Ассademia di Belle Arte, где встретитесь просто с созвездием художников эпохи Возрождения. Подойдите тогда и к "Трапезе в доме Леви" Паоло Веронезе, и можете вспомнить при этом, что история - повторяется.


Содержание номера Архив Главная страница