Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #22(229), 28 октября 1999

Марина СТУЛЬ (Кливленд)

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

ОН ПОРАЗИЛ МЕНЯ...

На сцене - театр Ballet Dancing Wheels

О Мери Верди, по-моему, знает большинство американцев. Ее балет в инвалидных креслах много гастролирует в больших и маленьких городах, и залы всегда полные. Американцы гордятся ею как национальной реликвией, говорят и пишут о ней с неизменным восторгом. Они правы. С детства прикованная к инвалидному креслу, она сумела стать балериной и создать театр таких же, как она, артистов-подвижников. Особенность ее театра - артисты-инвалиды танцуют вместе с молодыми, здоровыми, прекрасно тренированными балетными мальчиками и не уступают им ни в экспрессии, ни в выразительности. Созданные ею школа, семинары, занятия помогают больным людям чувствовать себя полноценными членами общества, возвращают им душевное здоровье и уверенность в завтрашнем дне. О Мери пишут статьи и книги, даже стихи. Ее внимания теперь ищут спонсоры.

Но я нигде не встречала рассказов о человеке, благодаря которому расцвело ее дарование. Его зовут Боб Флетчер. Обыкновенный, уже не очень молодой человек с незапоминающимся лицом. Как говорится, средний американец. Не герой. Не герой?

В 70-е годы молодежь увлекалась танцами, и Боб часто приходил в танцевальные залы. Тут он увидел Мери, молоденькую, милую, но неподвижную в своем инвалидном кресле. Всю жизнь она мечтала танцевать, но не могла двигаться. Врачи не обещали выздоровления. Мери страстно завидовала танцующим и упросила своих приятелей привозить ее в залы, где танцуют. Приятелей всегда было много: веселая, остроумная, задорная, она была центром внимания. Похоже было, что все в нее немного влюблены. Боб стал одним из ее окружения. Никого не удивляла девушка-инвалид в толпе прыгающей и танцующей молодежи. Но жениться?! Боб познакомил ее с матерью, и та сказала:

- Береги ее, она такая впечатлительная, как бы не сломалась.

На свадьбе были друзья, которые привычно восхищались девушкой, и многие втайне задавали себе вопрос: "А я - смог бы?"

Посещения танцплощадок продолжались. Но Мери не могла быть только зрителем. Она призналась Бобу, что хотела бы быть балериной. Ничего подобного в Америке он не видел. Не говоря уже о физических возможностях (или невозможностях), задуманное требовало больших денег. Где их взять? Если у человека - Мечта, ее нельзя засушить на корню. И Боб решил вложить в ее мечту свои сбережения. Не очень много было этих сбережений. Боб сначала работал государственным служащим, потом открыл небольшой бизнес. И все же Мечта любимой женщины победила.

Это сейчас спонсоры ищут контакты с театром Ballet Dancing Wheels, а тогда надо было искать спонсоров. Искал Боб вместе с Мери. Приходилось много работать, но он всегда старался быть рядом, вместе. Дело расширялось, уже не нужна была его поддержка. Пришла известность, потом слава.

Казалось, ничто не угрожало счастью этой необычной семьи. Но беда грянула, как всякая беда, внезапно. Заболели, потом отказали почки. Мери погибала. Искали донора для пересадки почек, промедление было смерти подобно. Боб оказался рядом, как всегда. Он решил отдать Мери свою почку. Эта двойная операция прошла очень тяжело, но закончилась благополучно. Мери была спасена.

Самоотверженный подвиг Боба Флетчера помог сохранить жизнь Мери не только в узком значении этого слова, но сохранить ее и для искусства, для таких же, как она, обиженных природой или обстоятельствами людей, которым она возвратила уверенность в себя.

ЧУДО

Он работает на балконе и в своем длинном фартуке кажется мастеровым с полотен русских художников-передвижников.

- А как же зимой?

- А зимой приходится быть очень аккуратным в комнате.

Мини-скульптуры стоят на столах и полках, их уже так много, что маленькая квартира напоминает музей. Время от времени он выставляет свои работы на выставках и шоу, выслушивает восторженные отзывы, но ничего не продает.

- Почему?

- Дети против. Они считают, что эта работа -вдохновение, а у Пушкина, помните: "Не продается вдохновенье..."

- "Но можно рукопись продать..." - написано дальше у Пушкина!

Пожимает плечами и молчит. Его друг-писатель назвал эту его способность к ваянию Чудом. Лучше не скажешь. Потому что происшедшее с ним - чудесно. Ему 77 лет, и дома он был инженером-экономистом. Обычный служащий, долго работал на Севере. А тут, в Америке, в возрасте, который принято называть старостью, стал художником.

Его работы поражают гармонией замысла и воплощения. Многие - на еврейские темы, их персонажи словно сошли со страниц произведений Шолом-Алейхема. Есть скульптуры, посвященные музыке. Руки музыкантов - контрабасистов, скрипачей, пианистов. Гибкие, трепетные. У каждой пары рук свой характер. В работах на религоизные темы - потребность осмыслить жизнь, ее истоки, ее финал.

77 лет! Не верьте! Жизнелюбивые французы уверяют: человеку столько лет, сколько он дает себе сам. Творения Художника - это всегда он сам.

Он был на фронте, много раз встречался с опасностью и бедой. Почему его руки не ослабил возраст, а в глазах нет скорби? Я пристально разглядываю его миниатюры, вникаю в новые подробности, и это помогает мне пересматривать свое отношение к жизни. Оказывается, талантливость - это заразительно. Неординарность завораживает. Каждый раз новая композиция - они как будто дают новые силы автору и зрителю.

Его зовут Иосиф Суркин. Молодой скульптор семидесяти семи лет.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница