Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #22(229), 28 октября 1999

Виктор СНИТКОВСКИЙ (Бостон)

КРАСАВИЦА, БОГИНЯ, АНГЕЛ?!

С 6 по 10 октября в "Музыкальной академии" Норс Хэмтона прошли спектакли московского муниципального оперного театра "Геликон". Гастроли были организованы в рамках ежегодного международного фестиваля искусств Массачусетса.

"Геликон" был организован в 1990 году 23-летним выпускником ГИТИСа Дмитрием Бертманом. Вскоре московские любители оперы ощутили, что у оперной труппы Большого театра и у коллектива Покровского появился соперник. Успешные гастроли труппы Бертмана в Париже и Лондоне утвердили известность театра.

В Беркширские горы, где находится Норс Хэмптон, "Геликон" привез "Пиковую даму" П.И.Чайковского в сценической редакции Д.Бертмана. При этом не были изменены музыка и текст либретто. Правда, было сделано несколько купюр. Например, в первом акте исчезла сцена в Летнем саду. Дмитрий Бертман сместил акценты в сторону пушкинского текста. Кроме этого, он оставил на сцене всего 5 главных героев и больше никого. Все действие оперы происходит ныне в одной и той же комнате за игорным столом и вокруг него. Но это не был "выездной" вариант. Единственное, что пришлось "урезать" - это оркестр. Вместо 140 человек, приехало "всего" 100. Но и тех разместили с трудом в зале. А "ударников" и контрабасистов пришлось поместить в ложах. Хору отвели место за сценой. В каждом спектакле на гастролях в Норс Хэмптоне менялся состав солистов.

Начинает звучать музыка. В центре сцены за картежным столом играют Томский, Елецкий, графиня и Лиза. За высокими напольными часами стоит безумный в своей жажде денег Герман. Графине кажется, что она по-прежнему молода, красива и обольстительна. Именно в таком образе играет "помолодевшая" бабушка Лизы. Безумец хочет узнать у графини секрет трех карт, а она млеет от внимания Германа и, глядя в зеркало, видит себя соблазнительной женщиной.

Герман (В.Заплечный) и Лиза (Е.Мельникова)

Но ведь и по либретто М.И.Чайковского у Германа раздваивается образ графини: "Гляжу я на тебя и ненавижу, и насмотреться вдоволь не могу! Бежать хотел бы прочь, но нету силы... Пытливый взор не может оторваться от страшного и чудного лица! Нет, нам не разойтись без встречи роковой!" Текст не изменился, но трактовка его стала иной: Герман живет в своем мире, графиня живет в своем - в новой редакции оперы она принимает мольбы и требования Германа сообщить ему три заветных карты за любовь и, обуреваемая страстью, заключает в свои объятия Германа.

Звучит знакомая музыка, знакомые слова. Но актеры играют новый спектакль. Вот Елецкий излагает по бумажке Лизе: "Я вас люблю, люблю безмерно..." - и одновременно любуется собою в зеркале. В прежней редакции Елецкий не был таким "сухарем".

Вот Герман объясняется в любви Лизе: "Красавица, богиня, ангел!!!" - а его взор обращен на графиню.

Становится страшно. Ведь тот, кто пел: "Прости, небесное созданье, что я нарушил твой покой..." - ради денег направил пистолет на графиню.

В сцене у Зимней канавки не Герман приходит к Лизе, а она после длительного ожидания находит его где-то. Но Лизе кажется, что Герман сам пришел к ней.

Спектакль и по форме необычен. Даже антракт театрализован. Во время перерыва под звуки клавесина разыгрывается веселая нравоучительная "Пастораль". На сцене - Златогор, в оркестре - распорядитель бала, в зале среди зрителей звучит клавесин, и объясняются пастух с пастушкой. Хор стоит и поет в трех ярусах лож.

Вся опера - это захватывающий спектакль. Может быть, поэтому перед арией Германа "Что наша жизнь? Игра!.." Дмитрий Бертман убрал игривое "Если б милые девочки..." Томского.

Теплую рецензию дала Boston Globe. Газета отметила новизну спектакля, работу художника и отсутствие должной рекламы. По мнению рецензента, этот спектакль мог бы украсить любую сцену. В то же время "Пиковая дама" в редакции Бертмана доставляет явно больше удовольствия тем, кто хорошо знает старую редакцию.

Хочется поблагодарить Марину Кацеву, которая организовала выезд бостонцев на этот интересный спектакль.

Солисты "Геликона" в большинстве своем лауреаты различных конкурсов. Они не только поют, но и со всей страстью играют на сцене. В этом плане актерские традиции Шаляпина нашли в "Геликоне" достойное продолжение и были поддержаны удачными костюмами. В постановке Бертмана "Пиковая дама" засверкала не только иными красками - художник создал новый образ великой оперы. Много лет мы с женой наслаждались исполнением "Пиковой дамы" на сцене и в записи с участием Милашкиной и Атлантова. А теперь с нетерпением ждем записи оперы "по Бертману". Будет что сравнивать и обсуждать.

Похоже, что русские опера и балет усилиями Бертмана и Эйфмана достойно входят в новое тысячелетие.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница