Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №19(226), 14 сентября 1999

Тарас АБГАЛДЫРЬ (Лондон)

ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ

РУМЫНСКИЕ ЦЫГАНЕ В ИСПАНИИ

Цыгане - народ не маленький: их более двух миллионов, и большей частью они живут в Европе, где появились в XIV веке. Происхождение их - самое что ни на есть индоевропейское: они принадлежат к кавказской группе племен, а вышли из северной Индии. Иначе говоря, они - арийцы. Однако в годы Второй мировой войны нацисты искореняли цыган как семитов. Своей печати у цыган нет, другие европейцы редко вспоминают о цыганской катастрофе, а между тем цифра погибших от рук нацистов - поистине устрашающая: 400 тысяч человек!

Об этнических корнях цыган бытуют легенды. Говорят, например, что они потомки древних египтян - на том зыбком основании, что слова цыган и египтянин в некоторых европейских языках похожи по звучанию. Еще любопытнее, что в Восточной Европе цыган считают румынами - и опять тут присутствует стихийная народная лингвистика. Самоназвание цыган - Rom, что на их языке означает просто люди, человек, - отсюда и пошло это поверье. Но среди румын цыганам живется ничуть не лучше, чем среди других европейских народов, а по уверениям мадридских беженцев - еще и хуже. Я решил выяснить, в чем суть притеснений, - и отправился в Мадрид. Среди 500 обитателей табора нашелся лишь один, сносно говорящий по-испански. Этот коренастый парень по имени Антон представляет интересы общины перед испанскими властями, которые, надо сказать, совсем не рады пришельцам. Цыгане надеются получить в Испании статус беженцев, но политический расклад сегодня таков, что это крайне маловероятно.

- Почему именно в Испании? - спросил я Антона.

Тот замялся, а затем сказал нечто неожиданное:

- Мы слышали, что цыган здесь не обижают - и что про них даже песни поют. Был такой певец, да имя его я запамятовал...

Невозможно было сомневаться, что Антон говорит о поэте Федерико Гарсия Лорке. Не поразительно ли?! Лишенные письменной культуры, румынские цыгане знают о воспевшем их братьев знаменитом испанском лирике, расстрелянном франкистами!

В таборе я оказался вечером. Мужчины грелись у костров; женщины в пестрых нарядах готовили еду на незамысловатых очагах. Рядом возвышалось здание заброшенной фабрики с уцелевшей крышей, но цыгане, верные вековому обычаю, жили в палатках - в тех самых пушкинских "шатрах изодранных".

- Чем же вы кормитесь? - спросил я Антона.

- Ну, женщины, по обыкновению, гадают, а мальчишки продают в Мадриде газету для бездомных. Другой работы нет. Мы целиком зависим от благотворительных организаций и ЮНЕСКО. От них - и еда, и одежда, и лекарства. Еще - они учат детей испанскому. Спасибо, конечно... но нам бы хотелось жить по-своему, свободно и независимо.

Испания - едва ли не единственная страна в Европе, где издавна существуют оседлые цыгане. Вероятно, беженцы держат это в уме, - недаром первое испанское слово, выученное всеми, это casa, - дом. Возможно, слышали они и о том, что на юге Испании, в Андалусии, культурное влияние цыган всегда было громадно, - ведь Андалусия немыслима без канто фламенко, как Испания - без Андалусии. Там правительство давно уже поддерживает многие виды народного творчества, тесно переплетающиеся с цыганскими, и часто цыганские по происхождению.

В таборе со мною были приветливы, но не заискивали. Наибольший интерес я вызвал у чумазых мальчишек, сперва глазевших на меня во все глаза, а потом дразнившихся на смеси цыганского и румынского языков. Может, мне послышалось, а может, и правда: в их дразнилках прозвучало слово гаджи, - так цыгане называют чужаков, дословно же оно означает варвар. И я подумал, что тут, в сущности, нет ничего обидного. Варварами называли чужаков древние греки и римляне. Такое отталкивание - простой инстинкт племенного самосохранения, и он сам собою отмирает в тот момент, когда народной жизни, культуре и самобытности больше ничто не грозит.

НЕ ОТДАТЬ ЛИ ПЕТЕРБУРГ ШВЕЦИИ?

Жители крошечной каталонской деревушки Эн, расположенной во французских Пиренеях на границе с Испанией, не желают более оставаться гражданами Франции, а хотят отойти под корону короля Хуана Карлоса II Испанского. Горцев-бунтарей - всего 84 человека. Они настаивают на пересмотре условий так называемого Пиренейского мирного договора 1659 года, по которому "король-солнце" Людовик XIV отобрал у Испании значительные территории, в том числе и эту горную местность, где обитали их предки. По языку и культуре, говорят жители деревушки, мы - испанцы, и во Франции - чужие.

Но дело здесь, кажется, не только - и не столько - в культурных связях, сколько в денежном долге горцев, составляющем 7,5 млн. долларов. В 80-е годы они надеялись превратить свою деревушку в модный лыжный курорт, настроили соответствующих сооружений, - а туристы так и не появились. Теперь каталонцы уверяют, что во всем виновато французское правительство, бросившее их на произвол судьбы. По их мнению, Париж слишком далеко и знать о них не хочет. Что ж, логика горцев - хоть куда и вполне в духе времени.

Говорят, в Санкт-Петербурге сразу после начала перестройки проснулись сепаратистские настроения. Там действовала инициативная группа борцов за пересмотр условий Ништадского мирного договора 1721 года между Россией и Швецией, - именно того пункта договора, по которому к России отошли ижорские земли, в частности, берега и устье Невы с расположенным в нем Петербургом.

СИЦИЛИАНСКИЙ РОБИН ГУД

В сицилианском городе Палермо объявился Робин Гуд. Зовут его Стефано Кутрона. В отличие от ноттингемского благородного бандита, сицилианский отнюдь не живет в лесу, а работает в банке. Точнее - работал. Недавно он отдан под суд по обвинению в хищении на сумму примерно в 700 тысяч долларов. Именно столько этот 37-летний менеджер тихой сапой отхватил со счетов богатых клиентов банка - и распределил в качестве ссуд беднякам!

- Я видел в этом свой долг, - заявил Кутрона, - и помогал только достойным. Банк предъявляет слишком высокие требования к тем, кто просит ссуду. Как было не помочь людям, желающим честно трудиться, но не располагающим деньгами?! Что до богачей, то, во-первых, они получили бы свои деньги назад по мере выплаты ссуд, а во-вторых и в главных - некоторые и вообще ничего не замечали. Для них речь шла о пустячных суммах.

В Палермо Стефано Кутрону сравнивают не только с Робин Гудом, но и с Дон Кихотом. Общественное мнение на его стороне. Но закон есть закон, и перед законом Кутрона - преступник. А между тем Banco di Sicilia отнимает деньги у бедных тружеников, облагодетельствованных Кутроной, и возвращает их богачам.


Содержание номера Архив Главная страница