Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №18(225), 31 августа 1999

Елена ИГНАТОВА (Санкт-Петербург)

ГОРОДСКОЙ НЕКРОПОЛЬ

Для Петербурга его прошлое и память о былых поколениях не менее важны, чем современная жизнь. Прошлое в сознании некоторых горожан, пожалуй, даже важнее современности. Ведь для них главное в Петербурге - не его красота, исторические памятники, культурные богатства, а его история и великие люди, жившие здесь.

То, как давно отшумевшая жизнь влияет на нынешнюю, видно, например, на одном из самых старых городских кладбищ - Смоленском. На плане, установленном при входе на него, указаны могилы знаменитых ученых, государственных деятелей, писателей. А мемориальная доска сообщает, что на Смоленском похоронена няня Пушкина Арина Родионовна, но ее могила не сохранилась. Говорят, что Арина Родионовна упокоилась не на Смоленском, легенда эта появилась, когда в 40-х годах городские власти задумали снести кладбище, и на его месте разбить парк. Ленинградские музейщики и историки не могли переубедить чиновников никакими доводами и призвали на помощь авторитет Арины Родионовны. Сносу кладбища воспрепятствовал и А.Н.Косыгин, родственники которого, умершие в блокаду, похоронены здесь.

Каждый день на Смоленское кладбище приходят сотни горожан, в воскресные дни здесь особенно многолюдно. Их привлекает не память об исторических деятелях и Арине Родионовне, а могила Ксении Петербургской - первой петербургской святой. Почитание блаженной Ксении, похороненной на Смоленском в начале XIX века, началось вскоре после ее смерти, тогда же началось паломничество к ее могиле. И сейчас люди приходят к ней за помощью со своими тревогами и бедами. Часовня над могилой святой Ксении - одно из самых важных мест в городе, здесь особое пространство и атмосфера.

Но самый знаменитый некрополь Петербурга - Александро-Невская лавра. Сразу после приезда в Питер я пошла туда, к могиле Галины Старовойтовой. Мы с нею знакомы с юности, в последний раз виделись в прошлом году на заседании политсовета организованного ею движения. Я далека от политики, но дружескими отношениями с Галей дорожила всегда. И теперь стояла на Никольском кладбище лавры у холмика, засыпанного цветами. Накануне был день ее рождения, так что цветов было особенно много, горели свечи в металлических плошках. Неподалеку такая же гора цветов скрывала свежую могилу. Памятника еще не было, но на фотографии среди венков был молодой офицер с хорошим, красивым лицом. Галя на фотографии тоже оставалась молодой. Мы положили цветы и на могилу Льва Николаевича Гумилева. Есть горькая ирония в том, что он, почти всю жизнь ютившийся в коммуналке, после смерти обрел достойное место - на знаменитом кладбище, у стен Никольской церкви.

Посмертная справедливость... Кажется, Никольское кладбище становится местом, где свершается посмертная справедливость. В той части, где похоронены монахи Александро-Невской лавры, появилась могила петроградского митрополита Вениамина, расстрелянного в 1922 году. Это не подлинное захоронение: митрополита и других приговоренных по "делу церковников" расстреляли и зарыли где-то в окрестностях Петрограда, где именно - неизвестно. Но теперь на Никольском кладбище появилось место для поминовения, здесь служат заупокойные панихиды. К таким же "условным" памятным местам можно отнести одну из часовен XIX века с современнными фресками, изображающими Николая II и его семью. В этой часовне молятся и служат панихиды в память об императорской семье.

На Никольском кладбище появились и памятные свидетельства, вызывающие некоторое сомнение. К ним, на мой взгляд, относятся надписи и таблички на стенах возле ворот: "Здесь расстреляны 20 монахов-мучеников Александро-Невской лавры в 1919 году" и "20 мучеников Александро-Невской лавры, монахи-священники, раненые и убитые, брошены здесь в яму в 1926 году". Я работаю над книгой о Питере 20-30-х годов и нигде не встречала этих сведений. То, что это, вероятно, апокрифы, подтверждает еще одна надпись о том, что здесь, у стены были расстреляны члены Временного правительства Ф.Ф.Кокошкин и А.И.Шингарев. Они были убиты в январе 1918 года не в лавре, а в Мариинской больнице. Могила Вениамина, часовня с фресками, памятные надписи о расстрелянных появились на Никольском кладбище совсем недавно. Моровая полоса, унесшая миллионы жизней, не оставляла за собой ни памятников, ни могил. И понятно нынешнее стремление увековечить в лавре, главном некрополе Петербурга, память о страшном времени, о трагическом прошлом города. Поэтому на Никольском кладбище в перечне насильственных смертей теперь есть строки о Шингареве, Кокошкине, священниках и монахах, митрополите Вениамине... Даже если они не покоятся в освященной земле Александро-Невской лавры.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница