Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #17(224), 17 августа 1999

Матвей КИТОВ (Лондон)

ПОЛУГОДИЕ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ВАЛЮТЫ

Один из ключевых вопросов дальнейшего сплочения стран Европейского союза - успех или неуспех общеевропейской валюты, небывалой в истории денежной единицы евро, выпущенной не суверенной страной, а союзом таких стран. Название, кстати, как нельзя лучше отражает эту специфику. Евро по-древнегречески - широкий, а Европа - широколицая. Успех евро сулит Союзу процветание, а с ним - и братство народов, чей труд на общее благо сольётся воедино в общеевропейской валюте. Неуспех обещает нечто противоположное: рознь, раздражение на соседей, обострение противоречий, враждебность, а в конечном и самом бедственном счете - и новые кровопролитные войны между главными державами континента. Так думает, например, бывший советник президента Рейгана, а ныне профессор экономики Гарвардского университета Мартин Фельдштейн, - и не он один. Увязать интересы и традиции стран, живущих по-разному, - дело безнадежное. Судите сами. Германия слышать не хочет об инфляции и ради крепости валюты готова накачивать любые деньги в сферу социальной защиты. Франция слышать не хочет о росте безработицы и обуздывает этот рост с помощью инфляций. Деньги воплощают и олицетворяют труд, а отношение к труду по обе стороны Рейна очень разное.

Но отложим теорию и обратимся к практике. Когда 31 декабря 1998 года монета евро была введена в обращение, за нее давали 1 доллар 16 центов в американской валюте и, соответственно, 69 пенсов - в британской. Ожидалось, что эта денежная единица немедленно пойдет вверх, - но вышло иначе. К началу июня она упала на 11% по отношению к доллару и на 7% - по отношению к фунту. Европейская печать писала тогда, что новая валюта находится на грани краха. Но прошло еще полтора месяца - и падение продолжалось. К 20 июля оно составило уже 15% по отношению к доллару и 8% - к фунту.

В Великобритании это повлекло за собою своеобразный бунт в рядах лейбористов. Видный журналист Анатоль Калецкий из газеты Times заявил, что даже такой убежденный лейборист, как он, должен в подобных обстоятельствах голосовать за консерваторов, ибо это - единственный способ преградить дорогу евро и внушить правительству, что оно на ложном пути. Как известно, лейбористское правительство Великобритании твердо стоит за присоединение к общеевропейской валюте, а оппозиция в лице консерваторов отстаивает британский фунт, который, словно в насмешку лейбористам, идет в гору. Опросы общественного мнения показывают, что всего лишь 42% британцев вообще согласны видеть свою страну членом Европейского союза. Так что слова Калецкого упали на благодатную почву и были встречены одобрительным гулом среди недовольных.

Но означает ли низкий курс евро неизбежный крах этой валюты? Большинство специалистов думает, что нет. Дело здесь не в евро, говорят нам, а в европейской и мировой экономической конъюнктуре. Сегодня она неблагоприятна для новорожденной валюты, завтра может измениться в ее пользу. Словно бы в подтверждение этой мысли в конце июля евро подскочило более чем на 2%.

Финансисты указывают несколько причин падения евро. Экономический рост Германии и Италии в последние месяцы замедлился. Чтобы подхлестнуть производство, правительства этих стран держат учетные ставки низкими, а низкий банковский процент не способствует крепости валюты. Наоборот, экономический бум в Ирландии и Испании побуждает правительства натягивать узду: завышать учетные ставки высокими. Первые две страны играют сейчас на понижение валют, вторые две - на повышение. Одним словом, единообразия интересов на континенте не наблюдается. Пока что каждый тянет в свою сторону, и перетягивают, судя по всему, Германия и Италия.

Другая причина - неожиданно высокий рост экономики в США. Доллар идет в гору, и евро отстает от него. При этом обозреватели подчеркивают, что такое отставание само по себе вовсе не свидетельствует о слабости европейской экономики.

Но, конечно, все действующие тут механизмы не способен учесть никто. Национальные валюты находятся в сложном и далеко неоднозначном взаимодействии с общеевропейской, что делает картину и вовсе запутанной. Имеются и внешние по отношению к экономике факторы. Всё чаще приходится слышать, что в определении курса евро не последнюю роль играют политические соображения. Спрашивают: почему, например, Центральный европейский банк пальцем о палец не ударил, чтобы помешать сползанию евро, и даже ускорил этот процесс, снизив учетную ставку на полпроцента? Среди ответов есть и такой: не слишком доверяйте тем, кто расхваливает новую европейскую валюту и ратует за ее устойчивость. Стабильный курс евро совсем не входит в планы тех, кто делает европейскую политику.


Содержание номера Архив Главная страница