Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #16(223), 3 августа 1999

Гарри ЛЮБАРСКИЙ (Чикаго)

КНЯЗЬ АНДРОННИКОВ И ПАН ДЗЕРЖИНСКИЙ

Феномену, именуемому "Григорий Распутин", посвящено несметное количество художественных произведений, научных исследований и следственных дел. Более того, практически ни один автор, будь то сторонник монархии или представитель модного литературного течения, описывая российское общество накануне Первой мировой войны, не мог пройти мимо этой одиозной фигуры и окружающей ее камарильи. Не был ими забыт и князь Михаил Андронников, лицо особо приближенное к святому старцу, друг председателя Союза русского народа (черной сотни) Дубровина, агент небезызвестного Парвуса, немецкий шпион, взяточник, карьерист, мошенник, лжец, предатель, алкоголик и гомосексуалист. Казалось, не существовало ни одного человеческого порока, который бы не был присущ этому человеку. Сын грузинского князя и обрусевшей немки, он вырос и воспитывался в Германии, исповедовал лютеранскую веру, что тщательно скрывал. Прикидываясь православным, с презрением относился к русским святыням. Не имея никаких моральных устоев, был готов на любую подлость ради достижения своих целей.

Казалось, что может быть общего между ним и "совестью партии" Феликсом Дзержинским, о бескорыстности, честности, принципиальности, порядочности и преданности своему делу которого слагались легенды целые десятилетия? Оказывается, было у них общее, и было его не так уж и мало. Дело в том, что князь Андронников при всех своих пороках был неглупым человеком и, заметив раньше других, что зашатались "устои", тайно переметнулся на службу к большевикам, которым нужны были его положение и связи. Именно квартира князя служила тем укрытием, где скрывался по указанию Ленина перед октябрьским переворотом Дзержинский и где он наметил первые контуры печально известной организации, которую впоследствии назвали "карающий меч революции".

И вот октябрьский переворот свершился. Заслуги князя Андронникова оценены весьма положительно, и по рекомендации Ленина и Дзержинского он назначается начальником Кронштадской ЧК. На него возлагаются особые полномочия - выбивать из знатных арестантов выкупы за освобождение из тюрьмы. И потянулись из Петрограда в Кронштадт караваны с несговорчивыми арестантами, купцами, заводчиками, банкирами и прочими денежными тузами, не желающими просто так расставаться с нажитым добром. Они попадали в надежные руки! Князь Андронников, плоть от плоти этой среды, знал, как надо подойти к своим "клиентам" и успешно справлялся с поставленной перед ним "архиважной задачей". В то же время он, хитрый как лис, хорошо понимал, что кроется за "экспроприацией экспроприаторов". Ему не надо было рассказывать сказки о том, почему хранимая за рубежом валюта переводится на имена ближайших соратников Ленина (по данным газеты "Совершенно секретно" #4(84) за 1996 год, на счет Троцкого было переведено 1 млн. долларов и 90 млн. швейцарских франков, Ленина - 75 млн. швейцарских франков, Зиновьева и Дзержинского - по 80 млн. швейцарских франков и т.д. и т.п.). Делались запасы для того, чтобы в случае поражения "революции" в России создавать ее опорные пункты на Западе.

У большевистского руководства имелись все основания быть довольным деятельностью Андронникова. Ценности России полноводной рекой текли за кордон. Доверие к нему было настолько велико, что сам Дзержинский ездил на пару с ним в Швейцарию для размещения крупных денежных сумм. Казалось, что князь достиг всего того, к чему стремился всю жизнь. Налицо солидная должность, огромная власть, безбедное существование, доверие высших руководителей государства. Но воровская натура Андронникова не могла не проявиться в новой ипостаси. Он начал воровать, и воровать по-крупному, как раньше при царе, а также брать взятки за освобождение и разрешение на выезд. Но на великом князе Александре и его жене Ксении Андронников "прокололся". О взятке в 2 млн. рублей золотом узнал зам. председателя ВЧК Глеб Бокий (расстрелянный в 1938 году). Князь был взят под наблюдение и схвачен за руку. В Швеции и Норвегии спецкурьеры-следователи обнаруживают три секретных счета на имя Андронникова. Следует тайный арест на заседании губкома партии, секретный суд, приговор к расстрелу. Не помогли деньги на зарубежных счетах, переведенные правительству России. Интересен тот факт, что судили Андронникова не за воровство. Как-то неудобно было обвинять его в воровстве ворованного. Ему было предъявлено обвинение в шпионаже в пользу Германии. Не спасли его в последний момент и спрятанные у надежного человека компрометирующие документы на Ленина и Дзержинского; чекисты выбили у него адрес этого человека, забрали документы и расстреляли его вместе с Андронниковым. Так закончилась история этого выдающегося проходимца и доверенного лица "ума, чести и совести нашей эпохи". 


Содержание номера Архив Главная страница