Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №15(222), 20 1999

Вилен ЛЮЛЕЧНИК (Нью-Йорк)

НАРЫМСКИЙ АД

Судьба "спецпереселенцев" является одной из самых страшных страниц в истории советского государства. Миллионы людей, оторванных от своей родины, были без всякого суда и следствия депортированы в отдаленные районы СССР в годы так называемой "коллективизации" и "индустриализации". Лишенные средств к существованию, раздетые, голодные, они были обречены на гибель. Их участь была страшней участи заключенных ГУЛАГа, так как в лагерях давали хотя бы какой-то мизерный паек и заключенных помещали в бараки. Они же были выброшены в тайгу, болота, в места, где не ступала нога человека. И там начали создавать поселки, которые по замыслу устроителей должны были быть изолированы от деревень, в которых проживали местные жители. Всякая помощь депортированным считалась преступлением или недозволенным деянием. Смертность среди переселенцев была значительно выше, чем даже в лагерях, хотя бы потому, что среди них значительную часть составляли малолетние и старики, которые не могли выдержать столь суровых условий обитания. Однако история гибели депортированных до сих пор в полной мере не написана. И только сейчас начали вводиться в научный оборот документы, свидетельствующие о невиданной в истории человечества трагедии. И первым этот пробел восполнил исследователь В.Н.Макшеев, подготовивший сборник документов о том страшном времени и написавший к ним комментарии (см. Нарымская хроника. 1930-1945. Документы и воспоминания. Составление и комментарии В.Н.Макшеева. Под общей редакцией А.И.Солженицына. - Москва. Русский путь. 1997. 255 стр.). Эти документы и легли в основу статьи.

СПРАВКА

"Нарымская ссылка, в Росс. Империи место политической ссылки на терр. Нарымского края (С.Томского уезда). Возникла в 18 в., отбывали декабристы, участники Польск. Восстаний 1830-1831 и 1863-1864, народники, с.-д. (Я.М.Свердлов, В.В.Куйбышев) и др.", - вот и все, что говорится о Нарымской ссылке в Советском энциклопедическом словаре. К этому добавим, что Нарымский округ был создан в 1932 году и по территории был равным территории Белоруссии и Литвы вместе взятым. И нигде, и никогда в период Советской власти не писали о том, что в 30-40 годах 20-го столетия сюда на спецпоселение было выслано, по некоторым данным, до полумиллиона человек. И это только в один район на территории нынешней Томской области. Можно себе только представить, сколько же было выслано в другие районы. Во всяком случае, счет идет на многие миллионы. Впрочем, обратимся, как всегда, к документам, которые приводит В.Н.Макшеев.

БОЛЬШЕВИКИ В ССЫЛКЕ

В свое время в Нарыме был создан музей, для увековечивания памяти большевиков, отбывавших ссылку в Нарыме. Заметим при этом, что таких до 1917 года было не более двухсот человек, а во всей России после революции 1905 года было немногим больше восьми тысяч политических ссыльных, принадлежавших к различным партиям. Ссылали на три года и на более короткий срок, при том члены семьи гонениям не подвергались. А ведь речь идет о тех, кто ставил своей целью свержение существующего строя. Их содержало за свой счет государство. Не принуждая работать. "Политические ссыльные (большевики, меньшевики и др.), сосланные в Нарымский край, получали ежемесячное пособие - 7 руб. 70 коп. На человека. В 1914 году ржанная мука в Нарыме стоила 80 коп. за пуд, черный хлеб - 2 коп. за фунт, белый хлеб - 5 коп. за фунт, картофель - 8 коп. за ведро, рыба (налим) - 2 коп. за фунт, крупа гречневая и пшено - 5 коп. за фунт. Помимо ежемесячного пособия выдавалось на зимнюю одежду мужчине 18 руб. 43 коп., женщине 18 руб. 61 коп" (см. указ. ист., с.79; Нарымская ссылка, 1906-1917 гг.).

И еще приведем выдержку из письма большевика В.В.Куйбышева к Р.И.Рейх. Был он сослан в Нарым в 1910 году. Письмо от 11 сентября 1910 года.

"Милая, шлю привет! Сегодня сильно занят, не смогу побеседовать с тобой. Дело в том, что мне поручено проревизировать все колониальные учреждения. У местной колонии (ссыльных. - В.Л.) есть своя потребительская лавка, столовая, мясна лавка, пекарня. Существует трехмесячная отчетность по всем этим учреждениям. Вот один из этих отчетов я должен проверить..." (указ. ист., с.76). К этому добавим, что жили ссыльные в 2-3-комнатных квартирах в хороших, если не лучших в поселках, домах. Вот вам и "проклятый царский режим", вот вам и "Николай Кровавый"!

КАК ЖИЛИ "СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ"?

Призывы к 1 мая 1933 года, разосланные в райкомы ВКП(б), существовавшие на территории Нарымского края: "Крепче удар по кулаку, жулику, лодырю!" "Усилим внимание коню, корове, свинье, кролику!" "Томящимся в тюрьмах узникам капитала, жертвам фашистского террора - пламенный пролетарский привет!" "Да здравствует вождь ВКП(б) тов. Сталин!" (указ. ист. с.45; ЦДНИ ТО, ф.206, оп.1, д.19, л.22).

А теперь речь пойдет о тех, к кому были обращены эти призывы.

По данным Макшеева, на территорию нынешней Томской области в годы коллективизации было сослано 500 000 человек. В организованный тогда Нарымский округ для "освоения Нарыма" на берега малых и больших таежных рек завезли примерно 400 000 человек. По самым скромным подсчетам не менее половины из них погибли.

Основная масса высланных - это люди, которые кормили страну, наиболее трудолюбивые и совестливые. Принудительная массовая коллективизация вызвала у них вполне естественное сопротивление. У тех, кто не хотел вступать в колхозы, описывали имущество, а самих их отправляли в ссылку. Тех "кулаков" и "середняков", замечает Макшеев, которые добровольно отдав все, что имели, вступили в колхоз, через год-два "выявляли" и "вышибали" из колхозов. "Класс был уничтожен, теперь уничтожали за бывшую принадлежность к нему".

Но высылали не только крестьян. В 1933 году была введена паспортная система. И тогда в городах началась охота на тех, кто хотел скрыться от властей. Выявленный посредством паспортизации "деклассированный элемент", дабы он не портил радужную картину социализма, большевики решили выслать подальше в Сибирь. В марте 1933 года в городах начались массовые облавы. Людей хватали на улицах и вокзалах и загоняли в подготовленные для отправки в Сибирь эшелоны. К середине мая 1933 года только в Томскую пересыльную тюрьму было доставлено более 25 тысяч человек. Из Москвы и Ленинграда, Сочи и Северного Кавказа, Нижней Волги и других мест (указ. ист., с.53).

В отличие от сосланных ранее крестьян, этих ссыльных называли "элементом городского типа" или "новый контингент". Ну, а с 1939 года и далее потянулись эшелоны из Прибалтики, Западной Украины, Белоруссии, Молдавии и других оккупированных мест. В списках депортированных эстонские, латышские, русские, молдавские, украинские, еврейские фамилии.

Жили спецпоселенцы в основном в сырых и холодных землянках, смертность была чрезвычайно высокой. Рождаемость - нулевая. Если и появлялся на этот свет ребенок, то век его был недолог. Все несчастные были согнаны в колхозы, а все привозимое ими отбиралось. Голод был постоянным спутником жизни. Впрочем, обратимся к документам. Они весьма красноречивы.

Из инструкции Сиблага о распределении урожая и доходов в спецпереселенческих неуставных артелях в 1932 году: "...Из оставшегося на трудодни образуется фонд из расчета 1,5 центнера на едока в год. Распределение этого фонда производить спецуправлением в виде выдачи продпайка по норме 1,5 центнера на едока в год (один раз в два месяца)".

Но все это было лишь на бумаге. На практике выглядело по-иному. В докладной записке председателя колхоза "Идея Ленина" Бирулина председателю Васюганского райсовета Землянскому 17 марта 1942 года сообщается: "За 15 дней марта всего выдано колхозникам хлеба на 202 человека 625 килограммов. За недостатком хлеба целые семьи подверглись опуханию". Подумайте, на 15 дней - по 3 килограмма хлеба! В другой докладной записке парторга Тевризской парторганизации секретарю Васюганского РК ВКП(б) сообщалось, что в 1944 году в январе месяце "получают мукой ежедневно по 40 граммов на иждивенца, 80 граммов на рабочего и по 3-5 картошек". Среди сосланных нередки были случаи людоедства.

Начиная с 1931 года смертность была массовой. К примеру, в поселках Гордецк, Палочка, Суйга, Проточка из 7 800 высланных туда людей в 1931 году через 2 года в живых осталось около 2-х тысяч. В поселке Восточка, куда были привезены люди с Горного Алтая, не приспособленные к нарымскому климату, умерли все поголовно (указ. ист. сс.22, 42, 196, 140, 44). Ждать спасения было неоткуда. Поэтому с началом войны надежды спецпереселенцев были связаны с приходом немцев, которые, как им казалось, могли бы их спасти. Уже в июле 1941 года Нарымский окружком ВКП(б) сообщал в Новосибирский обком партии, что "административно высланные паны распространяют слухи о том, что скоро Германия освободит и даст им полную свободу, освободит и других ранее высланных жуликов. Большинство из них повешали иконы и молятся до упаду, чтобы их скорее освободил фашизм..." Секретарь Пудинского РК ВКП(б) Тарасенко сообщил, что спецпереселенцы из с.Пудино заявили: "вот придут немцы, тогда служащих (надо полагать, коммунистов) заставим корчевать. Расстреливать не будем, пусть корчуют". Секретарь Молчанского РКП РК ВКП(б) Задворнов сообщает, что на митинге в колхозе "Сила большевика" из 86 человек значительная часть не голосовала за принятие резолюции, выражающей гнев и ненависть кровожадному фашизму" (указ. ист., сс.100-102).

Следует отметить, что среди спецпереселенцев, особенно "нового контингента", было значительное количество евреев. Если евреев на территории Прибалтики, к примеру, было не более 10% населения, то среди депортированных оттуда они составляли иногда до 20%. Еще больше было выслано из Молдавии, Западной Украины и Белоруссии. На "еврейский след" в Нарыме я напал в результате ознакомления с документами в указанном мною сборнике. Оказывается, они даже пытались бастовать в знак протеста против чудовищных условий существования. В докладной записке секретаря Нарымского окружкома ВКП(б) С.Паршина от 24 августа 1941 года о состоянии дел в Васюганском районе, в частности, указывается: "Среди контингента наблюдается скрытый или открытый отказ от труда у значительной части высланных, особенно евреев". Следовательно, евреи составляли значительную часть депортированных. С полной вероятностью можно утверждать, что это были те, кто был вывезен 14 июня 1941 года во время самой крупной акции, проведенной НКВД. В этом же документе указывается, что "ссыльные из Риги, Бельцов - такие, как Эренбург и др., - ведут контрреволюционную агитацию, что там, т.е. в капиталистических странах, лучше - нет налогов, не отбирают продукты и т.д. А здесь, в Советском Союзе, большие налоги, все отбирают у крестьян и т.д." (указ ист., сс.127-130). Это подтверждает вполне сказанное выше. Были за указанный период и восстания крестьян, и побеги. Но все это беспощадно и жестоко подавлялось.

И пусть мне после всего изложенного докажут, что была у нас "единая", "всенародная", "отечественная" война, что весь народ, "как один человек", поднялся на "защиту социалистического отечества". Да при таком "отечестве" миллионы людей были готовы воевать против существовавшего строя в союзе хоть с самим дьяволом. Думать о последствиях такого поведения было просто некогда. Смерть у каждого из поселенцев всегда была на пороге.

Из песни о горькой доле спецпереселенцев:

Зачем вы от них отказались?
За что же сослали вы их?
Они уж себя не жалеют.
Лишь жалко им деток своих.
Согнали их всех беспричинно
В веселые майские дни,
Ох, сколько здесь маленьких деток
В сырую могилу легли.
(указ. ист., с.218.)

Как бы хотелось, чтобы те, у кого идеи Октября и "освобождения" народов мира доблестной Красной Армией прочно осели в патриотических головах и кто ныне благополучно проживает в США, попытались установить фамилии спецпереселенцев-евреев, которые в тех страшных условиях вели по-настоящему героическую борьбу с системой и безымянные лежат в той страшной земле. Это было бы полезней, чем воспевать Якира, Штерна, Шмидта и прочих палачей, которые эту систему создавали и защищали.

А КАК ЖИЛ ПАРТАКТИВ?

Начальство в это страшное время отнюдь не голодало. Во всех райцентрах имелись так называемые закрытые магазины, которые снабжали районную элиту жирами, рыбой, кондитерскими изделиями, папиросами. Из продуктов, отобранных у колхозников под лозунгом "Все для фронта, все для победы!", часть поступала для этих самых вертухаев-партруководителей в спецторги, куда, таясь от людей, приходили жены начальников. Короче, одни жирели, другие умирали от голода. Вопросы "улучшения быта" партработников регулярно обсуждались на бюро партийных органов. 10 сентября 1932 года оргбюро крайкома ВКП(б) Нарымского округа обсуждало вопрос об организации закрытой столовой для партактива. Через полмесяца было принято решение о строительстве нового помещения для этой же столовой, так как старое элиту не удовлетворяло. Кроме этого, для полноценного питания партийного, комсомольского и советского актива из особого сектора Запсибкрайкома ВКП(б) высылались так называемые "питпайки".

В октябре 1933 года Кривошеинский райком ВКП(б) доводит до сведения окружного комитета партии, что со стороны Томских торговых предприятий допущено "преступное отношение к обеспечению продуктами питания и промтоварами райпартактива". Сообщается, что "райпарактиву приходится покупать на базаре продукты питания". Реакция была мгновенной. Уже 20 октября этого же года окружком ВКП(б) принимает решение "О дальнейшем порядке снабжения партактива", в котором предусматривается передача ряда магазинов для снабжения элиты". В партийных документах появляются новые термины: "закрытый распред", "прикрепленец". Каждому свое: одни спецпереселенцы, другие прикрепленцы, замечает В.Н.Макшеев. Но "партактив" этим удовлетвориться не может. Пользуясь властью, он обирает несчастных спецпереселенцев. Так в одном из документов сообщается, что начальник РО НКВД Молчановского района Солтымаков взял в личное пользование корову у антисоветских элементов, и ряд вещей взяли другие работники: "В том числе два куля муки, которая впоследствии была отправлена в Томск для продажи... Имеет место со стороны работников НКВД, когда они бывают в колхозах, особенно в спецпереселенческих ("Прогресс") и других, занимаются поборами различных продуктов: мука, масло, мясо и т.д.". Напомним, что происходило это в тяжелейшем для народа 1943 году. А в это время в детском доме детей кормили так: на ужин в котел на 200 человек спускали один литр молока и крошки хлеба. Вот такую заботу проявляла партия и правительство о советских людях. Вот так строили социализм.

Все, о чем написал В.Н.Макшеев, - чистая правда. И не будем судить тех, кто поднялся на борьбу против советской власти. Другого выхода у них просто не было!


Содержание номера Архив Главная страница