Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #15(222), 20 июля 1999

Роман КРАМЕР (Нью-Йорк)

ПЕРВАЯ ЛЕДИ РВЕТСЯ В СЕНАТ

Обложку номера еженедельного журнала New Yorker, вышедшего в свет 19 июля, украшает рисунок художника Генри Блисса. На рисунке мы видим женщину средних лет, бредущую в одиночестве по дорожке Центрального парка. В руках женщины - путеводитель, что выдает в ней туристку. К ее кофточке приколот значок "Я люблю Нью-Йорк". Но долго ли продлится любовь туристки к этому городу? Вопрос неспроста. Потому что из-за дерева, что у нее за спиной, выглядывает готовый к нападению бандит. Не исключено, что охотится он всего лишь за кошельком. Не исключено, что...

На что посягает "бандит", в котором мы легко узнаем мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, готовясь к нападению на туристку, в которой мы столь же легко узнаем супругу президента Хиллари Родэм Клинтон?

Поклонник первой леди, вероятно, скажет, что Руди намеревается отнять у госпожи Клинтон депутатский мандат сенатора. Сторонники нью-йоркского градоначальника не полезут за словом в карман: это Хиллари хочет умыкнуть мандат из-под носа у господина Джулиани. Ну, а когда сталкивают лбами политических противников - в нашем случае почитателей президентской супруги с почитателями мэра "столицы мира", - то трудно, наверное, докопаться до истины. Трудно, но возможно.

В американском политическом словаре есть слово "саквояжник". Так называют деятелей, решивших поискать политического счастья там, где они никогда не жили. Эта публика путешествовала обычно налегке - с саквояжем. Отсюда и термин. Саквояжники расплодились в первые годы после Гражданской войны. Они ринулись с победившего Севера на потерпевший поражение Юг и на штыках оккупационной (я не оговариваюсь) армии северян побеждали на выборах. Саквояжники ассоциировались, как правило, с Республиканской партией - партией Авраама Линкольна, и местное население Юга их люто ненавидело. Тогда-то южане и стали говорить: "Я поддержу на выборах даже шелудивого пса, но только не республиканца".

С той поры минуло больше века, и за эти годы саквояжники почти перевелись. Редко мы встретим политика, живущего в одном штате, но выставляющего свою кандидатуру в другом. Но род саквояжников все-таки не вымер, и супруга президента Клинтона подтверждает это своим собственным примером. Она родилась в Иллинойсе, два десятилетия жила в Арканзасе, после победы мужа на президентских выборах перебралась с ним в Вашингтон. Стоило, однако, нью-йоркскому сенатору-демократу Дэниэлу Патрику Мойнихену объявить, что он не будет добиваться переизбрания на очередной срок в 2000 году, как пошли слухи, что на вакантное место нацелилась госпожа Клинтон. Вскоре слухи начали подтверждаться, а в самом начале июля первая леди объявила о создании комиссии по подготовке к выборам в Сенат от штата Нью-Йорк. Она, правда, до сих пор не выставила официально свою кандидатуру, но уже колесит по штату. "Послушать, что говорят люди", - говорит Хиллари Клинтон о цели своих поездок.

Почему, резонно спросить, Хиллари решила добиваться избрания в Сенат от штата Нью-Йорк? Разве мало в стране других прекрасных штатов!.. Поскольку от нее самой мы честного ответа не дождемся, то приходится строить предположения - строить, разумеется, не на песке, а на бетонном фундаменте реалий американской политики.

Первая причина: в Нью-Йорке открылась вакансия. Если бы Мойнихен решил остаться в Сенате еще на один срок, госпожа Клинтон не посмела бы конкурировать с очень и очень популярным нью-йоркским политиком. Но да ведь вакансия открылась не только в штате Нью-Йорк. Сенатор-республиканец из Флориды Конни Мак тоже объявил, что 2000 год - его последний на занимаемом посту. О том же объявил и сенатор-республиканец из Род-Айленда Джон Чафи. Впрочем, не только они. Вот тут-то мы подходим ко второй причине.

В Соединенных Штатах есть только три штата, в которых Хиллари Родэм Клинтон имеет, по-видимому, шансы на победу. В этих трех число зарегистрированных демократов в несколько раз превышает число зарегистрированных республиканцев, и в них чаще всего - но, конечно, не всегда - побеждают демократы. Об одном штате Клинтон могла забыть: Гавайи слишком далеко от центра страны. Два других - Нью-Йорк и Массачусетс. Сенатор Эдвард Кеннеди, которого ждут выборы в 2000 году, покидать Капитолий не намерен. Второй массачусетсский сенатор-демократ Джон Керри будет служить своим избирателям как минимум до 2002 года включительно. Так что Массачусетс отпал. Остался Нью-Йорк - "имперский штат", как его называют.

Вы спросите: а что плохого в том, что политически активная леди, жившая в Иллинойсе и Арканзасе, решила взять на себя задачу - защищать и отстаивать интересы штата Нью-Йорк? В этом нет, конечно же, ничего плохого. Да и никакого закона саквояжник не нарушает. И, возможно, госпожа Клинтон окажется совсем неплохим сенатором. Возможно... Но не оскорбительно ли для многомиллионного штата, богатого серьезными политиками, приглашать кого-то со стороны! Пусть это даже первая леди! На мой взгляд, оскорбительно, и будь я зарегистрированным демократом, обязательно поинтересовался бы у боссов своей партии: неужто среди 18 нью-йоркских демократов-конгрессменов нет ни одного, готового работать в Сенате? Почему эти 18 безропотно согласились с тем, что кандидатом от их партии на выборах в Сенат станет не их земляк? Почему никто из них не бросил ей вызов? И неужели ни один из 18 не догадывается, что место в Сенате потребовалось госпоже Клинтон вовсе не для того, чтобы защищать интересы граждан штата Нью-Йорк. Она рассматривает место в Сенате как трамплин для будущей борьбы за пост президента. Нужды ньюйоркцев первую леди не волнуют.

Если бы Хиллари всерьез решила обосноваться в Нью-Йорке, то, наверное, уже купила бы себе жилье - то ли в городе Нью-Йорк, то ли поблизости, и начала бы жить в штате - знакомиться с его людьми, его проблемами. Знакомиться не наездами-набегами из Вашингтона, а - капитально. Но пока что ни одной серьезной попытки купить жилье она не предприняла. Нельзя же всерьез рассматривать распускаемые окружением Клинтона слухи о том, что она присматривает "что-то" за три с чем-то миллиона долларов. Погрязшим в долгах и не расплатившимся с адвокатами Клинтонам ни один банк не даст ссуды, а своих заработков им не хватит даже для первоначального взноса. Было бы у Клинтонов где-нибудь свое жилье, они могли бы продать его и что-то заработать. Но они вот уже 17 лет живут исключительно в казенных домах, которые оплачивает налогоплательщик. Своего дома у них нет (первая подобная в истории президентская семья!)...

Поняв, что 3-миллионый особняк госпоже Клинтон не по карману, ее окружение заговорило об аренде - то ли дома в пригороде Нью-Йорка, то ли квартиры в самом городе. Арендованное жилье имеет определенное преимущество перед собственностью. Если Хиллари Клинтон проиграет выборы, она откажется от арендованной жилплощади хоть на следующий день после выборов. А с собственностью возни не оберешься. И поскольку она может потерпеть поражение, вопрос об ее участии в выборах все еще остается открытым. Я не оговорился: не исключено, что супруга президента на старт сенатской гонки не выйдет.

Да, Клинтон создала комиссию по подготовке к выборам. Да, она начала совершать поездки по штату Нью-Йорк. Да, она уже собирает пожертвования в избирательный фонд. Все это правда. Однако пока первая леди не выставит свою кандидатуру в Сенат, нельзя говорить со 100-процентной уверенностью, что она станет кандидатом. Я рассматриваю шансы на ее участие в борьбе за сенатский мандат как "фифти-фифти". И вот почему.

Хиллари Клинтон выйдет на старт избирательной гонки при одном условии - при уверенности в победе. Она не выйдет на старт, чтобы проигрывать, и включится в борьбу, если опросы общественного мнения будут показывать, что ее шансы по крайней мере не хуже, чем у кандидата Республиканской партии. Сегодня же опросы среди избирателей, которые обязательно пойдут голосовать, показывают превосходство Джулиани на 5-7 пунктов. Опросы также свидетельствуют о падении положительного рейтинга госпожи Клинтон и о росте отрицательного.

Бывший советник президента Клинтона Дик Моррис, вот уже два года специализирующийся на разоблачении бывшего босса и его жены, писал недавно в газете New York Post, что Хиллари "заберет собранные (в избирательный фонд) деньги и... не выставит свою кандидатуру". Пророчества Морриса обычно сбываются. Сбудется ли это?

А пока что госпожа Клинтон пытается привлечь на свою сторону избирателей, которых отпугнула в то время, когда ее головушка еще не была занята мыслью о выдвижении своей кандидатуры в Сенат. Несколько месяцев назад она выступила в поддержку создания "независимого палестинского государства", повергнув в смущение еврейских лидеров - сторонников ее мужа. Однако недавно вероятный кандидат в Сенат попыталась исправиться: высказалась за перемещение посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Какому ее заявлению поверят избиратели-евреи: первому или второму?

Осенью 1996 года госпожа Клинтон поддержала мужа, решившего одобрить законопроект о реформе системы вэлфера, утвержденный республиканским Конгрессом. Теперь вероятный кандидат в Сенат говорит, что выступала против реформы. Какому ее заявлению поверят "меньшинства", больше других использующие социальную помощь: первому или второму?

Выросшая в Иллинойсе и болевшая со школьных лет за бейсбольную команду "Чикаго кабс" госпожа Клинтон теперь уверяет, что со школьных лет болела за команду "Нью-Йорк янкис". Поверит ли этому нью-йоркский болельщик?

Первую леди Хиллари Родэм Клинтон прекрасно характеризует, на мой взгляд, такая история. Однажды на встрече с новозеландцами она сказала, что получила свое имя в честь первого покорителя Эвереста Эдмунда Хиллари. Вежливые слушатели промолчали. А зря. Им следовало бы сказать: "Мадам! Вы родились в 1947 году, а Хиллари взобрался на высочайшую гору в мире только в 1953-м. Когда вы появились на свет, о его существовании в Америке никто не знал".

Конгениальной лгуньей назвал Хиллари Родэм Клинтон политический обозреватель New York Times Уильям Сэфайр. А вдруг окажется, что штату Нью-Йорк нужен именно такой политик? 


Содержание номера Архив Главная страница