Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #14(221), 6 июля 1999

Елена ИГНАТОВА (Санкт-Петербург)

ЮБИЛЕЙНОЕ

Подготовка к празднованию 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина могла поразить размахом. За полгода до славной даты на российском телевидении появилась серия коротких сюжетов: народ декламирует "Евгения Онегина". Происходило это ежевечерне, но поскольку каждый представитель народа произносил перед телекамерой только одну строку, за полгода общими усилиями одолели едва ли треть бессмертного романа. Зато какое многообразие лиц, типов, интонаций! - эту многосерийную декламацию можно по праву назвать энциклопедией русской жизни. Или, точнее, московской, так как декламировали в основном прохожие на улицах Москвы.

Но Петербург не собирался уступать своего права быть центром празднования юбилея, хотя в столичных газетах то и дело появлялись статьи на тему: "Пушкин был патриотом России, а не Петербурга". В конце мая в петербургском Доме журналиста состоялась пресс-конференция, посвященная предстоящему торжеству. Представитель губернатора говорил, что правительство, к сожалению, урезало средства для финансирования питерского проекта; москвичи, по его словам, заявили: "Деньги у себя найдете, у вас в Питере комсомольцев много набилось".

И действительно, деньги нашлись. На пресс-конференции присутствовал один из спонсоров торжеств - глава корпорации "Лес". Он явно не годился по возрасту в комсомольцы и смущался, слушая изъявления благодарности. Внесли свою лепту и "комсомольцы", стоящие во главе других крупных питерских компаний и фирм.

И все-таки тень обиды на "центр" сквозила в речах всех выступавших на пресс-конференции. Представитель общественного движения "Патриоты Петербурга" сетовал:

- Мы не можем соревноваться с Москвой в затратной смете, там денежная масса несравненно больше. У них в праздник из Москвы-реки будут выходить тридцать три богатыря, Питеру такое не по карману.

Правда, в Петербурге к этим дням приурочили открытие первого Пушкинского международного конгресса поэтов.

- Пушкинский конгресс поэтов - это наше питерское ноу-хау, - заявил представитель губернатора.

Слушая выступления чиновников, литераторов, музыкантов, я поражалась смещению лексики и понятий, в котором несомненное уважение к культуре, историческому прошлому, к Пушкину, наконец, сочеталось с деловыми суждениям на новый лад. "Пушкин, комсомольцы, тридцать три богатыря из денежной массы, ноу-хау..." - никого не удивляла эта странная смесь. И когда один из литераторов, говоря о костюмированном Пушкинском бале в Шереметевском дворце, сообщил, что в залах этого дворца "танцевали Пушкин с Лермонтовым", кажется, этого никто не заметил.

Пресс-конференция, как водится, завершилась приглашением к накрытому столу - в предвкушении юбилея ее участники выпили и закусили.

То же странное стилевое смещение присутствовало во время вручения Пушкинской премии Александру Кушнеру. Эту премию, учрежденную 10 лет назад немецким Фондом Альфреда Тепфера, на этот раз в юбилейном году получили москвич Олег Чухонцев и петербуржец Александр Кушнер.

Торжество в петербургском Доме актера было обставлено со всей пышностью, в поздравительных речах соседствовали имена юбиляра и лауреата, и, судя по ним, лауреат, в сущности, почти ни в чем не уступал предшественнику. А в зале шептались, что к юбилею Александра Сергеевича Александр Семенович получает 20 тысяч долларов. Ах, так не похоже это было на особую, восторженную атмосферу во время пушкинской речи, которую произносил Достоевский, или во время пушкинской речи Блока...

Побывав на нескольких официальных торжествах, я не удивилась, увидев у Царскосельского Лицея группы притомившихся школьников, попивающих кока-колу, и священников в парадном облачении, которые не могли позволить себе такого удовольствия. Дорожка, ведущая в парк, была застелена ковром. У входа в парк томился военный хор. Ждали митрополита и, судя по всему, ждали уже долго. Митрополит прибыл в Царское Село, очевидно, чтобы почтить память великого поэта. Мы, не желая топтать ковровую дорожку, перебрались через ограду вдалеке от парадного входа и оказались в пустынном парке - дивном мире, осененном поэзией.

Грибоедовский Скалозуб говорил о Москве, что "пожар способствовал ей много к украшенью", а пушкинский юбилей немало способствовал украшению Питера и особенно Царского Села. Не только на главных улицах, но повсюду в этом городке все вычищено, обновлено, починено. Водосточные трубы сияют новой жестью, магазины и кафе - витринами, тротуары ровны, и каждая улица - парковая аллея. Он всегда был хорош, город Пушкин, но теперь особенно наряден и параден. И это, на мой взгляд, лучший подарок Петербурга к юбилею великого поэта.


Содержание номера Архив Главная страница