Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №11(218), 25 мая 1999

Никифор ОКСЕНШЕРНА (Лондон)

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ

Знаменитая своей приверженностью к традициям Великобритания переживает одну из величайших конституционных реформ в своей истории. С 6 мая 1999 года в Шотландии появился парламент, а в Уэльсе - собрание (ассамблея), - иначе говоря, обе эти страны обрели автономию внутри союза четырех стран, именуемого Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии. Степень этой автономии различна: в Шотландии весьма значительная, в Уэльсе - рудиментарная. Здесь важно помнить, что исторически и номинально Шотландия - столь же равноправная часть Соединенного Королевства, что и Англия. Две страны объединились в 1603 году под общей короной шотландской династии Стюартов, а в 1707 году шотландцы, заручившись гарантиями незыблемости своих законов и обычаев, распустили свой парламент и послали представителей в лондонский. Но фактического равноправия между двумя главными частями королевства нет уже давно.

Шотландцев - 5 млн., англичан - почти 50 млн. (еще 3 млн. приходится на валлийцев и более 1,5 млн. - на жителей Северной Ирландии). Уже из этого ясно, что союзническое равенство Шотландии - не более чем риторическая фигура. Добавим, что промышленность и финансы тоже сосредоточены в Англии. Основной шотландский бизнес сегодня - туризм. Наоборот, Уэльс, в котором в средние века существовало несколько крохотных независимых королевств, был Англией завоеван (это случилось в середине XVI века) - и до недавних выборов не пользовался в королевстве даже номинальной независимостью. Вероятно, поэтому и его новоизбранная ассамблея является всего лишь совещательным органом.

И в Шотландии, и в Уэльсе имеются политические силы, демократическим путем добивающиеся независимости от Великобритании, - это, соответственно, Шотландская национальная партия и Валлийская партия (Плайд камри). Дорогу к независимости открыла перед ними интеграция в составе ЕС. До этого разговорам об отделении препятствовал простой здравый смысл. Было слишком очевидно, что уровень жизни в этих странах, и без того невысокий, резко упадет с обретением самостоятельности. Теперь - дело другое. Если Брюссель помогает сводить концы с концами Греции и Португалии, - почему бы ему не подбросить денег также и Шотландии с Уэльсом? Но даже с оглядкой на Брюссель большинство шотландцев и валлийцев, согласно данным прошлогоднего референдума, не хочет сегодня полного выхода из состава Соединенного Королевства, а хочет именно автономии. И вот они ее обрели.

Как и ожидалось, большинство мест в шотландском парламенте досталось лейбористам: 56 из 129, то есть 43%, - правда, ожидалось, что они получат больше. Шотландские националисты получили 35 мандатов, консерваторы и либеральные демократы - соответственно 18 и 17. Это привело к первому парадоксу: теперь правящая партия Великобритании (лейбористы) не является хозяйкой положения в Шотландии. Второй парадокс - относительный успех консерваторов. Всеобщие выборы уже не первое столетие проходят в Великобритании по мажоритарной системе - и в 1997 году они не дали консерваторам ни одного шотландского депутата в Лондоне. Лейбористы же намерены заменить традиционную мажоритарную систему системой пропорционального представительства (что, заметим, перевернуло бы вверх дном британскую политическую систему), - но едва они ввели этот принцип в Шотландии, как шотландские консерваторы, совершенно не представленные в Лондоне, тотчас же оказались заметной политической силой в своем новом парламенте в Эдинбурге.

В Уэльсе тоже лейбористы в большинстве (28 из 60), но и это большинство не дотягивает до вожделенных 50%, что освободило бы валлийских лейбористов от необходимости коалиции, а лондонское правительство - от двусмысленного положения.

Валлийские националисты (Плайд камри) - на втором месте в ассамблее (17/60), консерваторы - на третьем (9/60).

Одновременно во многих графствах Англии, по мажоритарной системе, проходили местные муниципальные выборы, вскрывшие третий парадокс. За консерваторов было подано 33% голосов: на 4% больше, чем два года назад. Лейбористы сохранили перевес (39%), которого достаточно, чтобы господствовать в Англии и в королевстве в целом, - а между тем, как мы видели, из-под их контроля ускользают Шотландия и Уэльс, где они традиционно значительно сильнее, чем в Англии.

Многие сокрушаются, видя в сегодняшней конституционной реформе конец Соединенного Королевства. Лейбористское правительство во главе с премьер-министром Тони Блэйром настаивает на обратном. Оно с самого начала взяло курс на предоставление автономии Шотландии и Уэльсу. Централизация, оправданная в империи, плохо согласуется с принципами современного демократического государства, - поэтому правительство и разделывается с имперским прошлым.

Теперь на очереди Северная Ирландия, где в ходе прошлогоднего референдума 70% населения высказалось за автономию. Лейбористы убеждены, что децентрализация власти - вернейший путь к сохранению и укреплению союза. Успехи националистов их не пугают. Да, люди не хотят больше передоверять решение местных дел столице, - тем лучше; но получив свою долю в управлении, они вспомнят о выгодах союза, и это выбьет почву из-под ног сепаратистов, - вот логика и линия правительства.

Зато в Северной Ирландии нет вообще ни единого человека, желающего независимости, - и это несмотря на то, что исторически Ольстер был в средние века отдельным королевством. Сегодня общество в Ольстере резко поляризовано. Протестантское большинство не мыслит свою страну иначе как частью Великобритании; католическое меньшинство хочет ее присоединения к Ирландии. И те, и другие - за местный парламент, хотя понимают его назначение по-разному. Британское правительство - тоже за парламент. Оно надеется, что уж здесь-то автономия может только укрепить союз. Но лейбористы не останавливаются на полпути: они и в исконно английских областях планируют поднять местное самоуправление до уровня автономии. Это не покажется столь уж странным, если вспомнить, что, например, в графстве Йоркшир издавна существуют сепаратистские настроения. Федерализм, полагают лейбористы, отвечает духу времени - и всем пойдет на пользу. В конце концов, именно по федеральному принципу устроены такие процветающие страны, как Соединенные Штаты и ФРГ.


Содержание номера Архив Главная страница