Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #10(217), 11 мая 1999

Алексей СОНИН (Нью-Джерси)

ЗАПОМНИТЕ ИХ ИМЕНА

Недавно в Малом зале Карнеги-холла в Нью-Йорке состоялся концерт молодого и многообещающего дуэта - виолончелиста Андрея Чекмазова и пианистки Ирины Нузовой.

Задолго до предупреждения поэта: "не трожьте музыку руками" - я знал, что попытка описать музыку заранее обречена на неудачу - потому и существует музыка, что многое выразить словом невозможно. Тем не менее мы каждый раз берем на себя непосильный труд - в меру своих способностей рассказать читателю об услышанном, поделиться впечатлением, пригласить к сопереживанию и, главное, "сагитировать" его собраться в концертный зал или, на худой конец, послушать понравившуюся нам музыку дома.

Покупая билеты на этот концерт, я обратил внимание кассира на странное отсутствие имени пианистки как на билете, так и на афишке с месячным расписанием концертов. Собеседник заметил, что имя аккомпаниатора не столь существенно для публики. В тон ему я сказал, что публика все еще не научилась отличать равного партнера от необходимого дополнения: реликтовые представления паганиниевских и крейслеровских времен прочно укоренились в сознании.

Я вспомнил об этом эпизоде, когда после концерта один из восхищенных слушателей сделал Ирине сомнительного свойства комплимент, сравнив ее игру с великолепной оправой для бриллианта, разумея под бриллиантом, естественно, Андрея, и оставляя ей второстепенную, поддерживающую роль.

В конце ХХ века, после таких ансамблей, как Йегуди и Хевасиба Менухины, Дитрих Фишер-Дискау и Джералд Мур, Гидон Кремер или Миша Майский с Мартой Аргерих, Питер Шрайер и Андраш Шифер (читатель может продолжить этот перечень по собственному вкусу), - после всего этого подобные представления о роли "аккомпаниатора" просто нелепы. В нынешних же американских рецензиях на концерты вокалистов и инструменталистов пианисту полагается в лучшем случае похлопывание по плечу в последнем абзаце: не испортил, мол, обедни, оказался "на уровне".

В данном случае, когда в рецензируемом концерте исполнялась музыка Шуберта, Шумана и Брамса, мы должны говорить о равном партнерстве в дуэте, оценивая исполнение в единстве. Отдельно друг от друга Андрей Чекмазов и Ирина Нузова являются вполне зрелыми музыкантами. Каждому из них свойственно благородство звука и элегантность фразировки - качества, без которых никакое исполнение не вызывает серьезного интереса. Вместе же они представляют собой почти идеальный ансамбль, в котором целое оказывается значительно большим составляющих частей. И наиболее интересно их исполнение как раз там, где трудно или невозможно расчленить музыкальную фактуру на главные и второстепенные элементы, где звучание разных инструментов должно исходить как бы из одного источника, на одном дыхании, как если бы виолончель и фортепиано играли бы одним смычком. Исполнители оказываются на уровне этого главного требования, что не так часто можно услышать в ансамблях.

Отнюдь не умаляя достоинств Андрея, нужно отметить значительную роль Ирины в создании этого единства. Манера ее игры напомнила мне исполнительство выдающейся русской пианистки Татьяны Николаевой, которую мне довелось слышать в Центральном доме литераторов в начале 70-х годов. В тот незабываемый вечер исполнялись камерные произведения Шостаковича. Дмитрий Дмитриевич присутствовал в зале, и это ощущалось всеми. Так вот, прикосновение к фортепиано, так называемое туше, было у Татьяны Николаевой божественным... Однако на счет молодой пианистки следует отнести некоторые недостатки в ансамбле: иногда ее звучание перекрывает виолончель в те моменты, когда фортепианная партия является определенно второстепенной.

Другое замечание относится к выбору программы. Андрей открыл концерт сольным исполнением переложения скрипичной Чаконы Баха. Понятно стремление молодого исполнителя к расширению репертуара. Однако противопоставляя себя своему же ансамблю, необходимо, как минимум, оказаться на его уровне. К сожалению, этого не произошло, несмотря на отдельные интересные эпизоды. Бах требует более фундаментального жизненного опыта. Не случайно ведь Ростропович записал сиюты Баха только в 90-е годы. Было бы уместнее открыть концерт, например, одной из сонат Бетховена, которую Ирина и Андрей безупречно исполнили недавно в одном частном концерте.

Несмотря на эту критику хочется подчеркнуть, что для всех присутствовавших на концерте было очевидно утверждение на концертной эстраде великолепного ансамбля, одухотворенное и в то же время отточенное исполнение которого не оставляет сомнения в том, что перед нами мастера высокого класса.

Несколько слов об участниках ансамбля.

Ирина Нузова получила образование в Гнесинском институте в классе Александра Саца. В 1992 году она стала full scholarship студенткой Манхэттенской школы музыки, где занималась у Льва Наточенного. Сейчас она заканчивает свое образование в Джульярде у Оксаны Яблонской.

Андрей Чекмазов совмещал занятия в Московской консерватории у Наталии Шаховской с активной концертной деятельностью, являясь концертмейстером виолончелей в Московском камерном оркестре и участником трио имени Шостаковича. Дважды побеждал на московских конкурсах.

Вскоре после появления в Соединенных Штатах дуэт был приглашен на фестиваль в Вирджинию по рекомендации Эмерсон-квартета. Местная газета назвала их исполнение "сногсшибательным", и с тех пор они концертируют по всей стране. Осенью 1998 года Андрей и Ирина стали победителями, выиграв первый приз на Международном конкурсе камерной музыки во Флоренции. В качестве награды они получили концертное турне по Италии в сезоне 1999-2000 года.

Остается пожелать замечательному дуэту дальнейших успехов, а нам - их новых концертов как в Нью-Йорке, так и в других городах, где живут наши читатели и слушатели. 


Содержание номера Архив Главная страница