Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #10(217), 11 мая 1999

Яков РАБИНЕР (Нью-Йорк)

СВОИМИ РУКАМИ ВСКОРМЛЕННЫЙ ЗВЕРЬ

Шел 1925 год. Экономический кризис в Германии набирал скорость. Хотя после ее поражения в Первой мировой войне прошло 7 лет, требование стран-победителей выплаты Германией колоссальных контрибуций, чудовищная инфляция привела к окончательному разладу всей экономической системы. Компании вылетали в трубу одна за другой. В стране насчитывалось уже 5 млн. безработных. Немцы все чаще погружались в отчаянье - прекрасный бульон для разведения бацилл коричневой и красной чумы.

В тот день берлинцы, прихлебывавшие с чашкой кофе порцию горьких газетных новостей, конечно же, не обратили внимание на факт, о котором пойдет речь. Впрочем, событие это и было рассчитано на то, чтобы пройти как можно незаметней для стороннего наблюдателя. В Германию прибыла делегация представителей советских рабочих организаций. По крайней мере, так эта делегация именовалась официально. На самом деле она была укомплектована одетыми в гражданское высшими офицерами Красной Армии. В ее состав входили: Тухачевский, Якир, Блюхер и другие советские военачальники. Маскарадность всего мероприятия обусловливалась тем, что Германия все еще была связана по рукам Версальским договором, который продиктовали ей по окончанию Первой мировой войны страны-победительницы. Согласно этому договору, военный потенциал Германии был в значительной степени ограничен, а развитие ее вооруженных сил обставлено всевозможными оговорками. Все эти меры должны были помочь раз и навсегда покончить в будущем с милитаристской угрозой со стороны Германии.

Стремясь обойти Версальский договор, немецкий генералитет в июле 1922 года подписал секретное соглашение с советской Россией. Посетившая в 1925 году Берлин военная делегация в составе Тухачевского и других оказалась там как раз в результате тайного соглашения между германским генштабом и сталинским руководством. Секретные статьи соглашения предусматривали учебу советских военачальников в классах немецкого Генштаба в обмен на помощь Советов в возрождении германской военной машины.

Не откладывая в долгий ящик, немцы сразу же после соглашения создают при военном министерстве строго законспирированный отдел под названием "Зондергруппа-Р". Параллельно в Москве открывается немецкое военное представительство, названное для отвода глаз "Постоянной комиссией по контролю за деятельностью немецких концессионных предприятий в СССР". Возглавить эту липовую комиссию назначают двух кадровых военных из немецкого Генерального штаба - Оскара фон Нидермайера и Лит-Томсона. В Москву эти господа прибыли, разумеется, под вымышленными именами.

Камуфляжу тайного альянса придавалось первостепенное значение. Им занимались высшие чины германской и советской разведки. Военное снаряжение и техника доставлялись в Россию в трюмах кораблей. Слишком придирчивый таможенный контроль исключал доставку подобных грузов по суше. Немецкие военные въезжали в Россию через Польшу. Их поездка обставлялась как сугубо деловой вояж. Не более того. За каждым переодетым в штатское офицером закреплялась своя профессия и составленная по такому случаю легенда. Все это должно было сбить с толку ищеек из стран Антанты. И, надо сказать, это удавалось. Осенью 1926 года "под советским крылом" в городе Липецке начинает функционировать школа по подготовке немецких военных летчиков. Обучение в ней сопровождалось привычным маскарадом. В стенах школы все носили красноармейскую форму, а вне ее приобретали вполне невинный цивильный вид. Немецкую корреспонденцию в школу доставляли спецкурьеры.

Руководил этой кузницей немецких военных кадров майор Рейхсвера В.Штар. 700 немецких летчиков истребительной авиации и специалистов по воздушной разведке прошли обучение и стажировку в липецкой школе. Ее выпускники составили со временем костяк герингского штаба военно-воздушных сил. По некоторым сведениям, в липецкой школе летчиков прошел курс обучения в 1926 году и сам Герман Геринг, входивший в то время в десятку лучших немецких асов. Один из выпускников этой школы, Г.Ешенок, во время войны будет руководить штабом Геринга, другой, К.Штудент, дослужится при Гитлере до командующего авиационным корпусом. Там же, в тихом городке Липецке, вдали от посторонних глаз создавалась и немецкая военная техника. Пикирующий бомбардировщик, построенный по проекту Юнкерса "Ю-87", усовершенствовался и испытывался в Липецке. В Липецке прошел испытания и истребитель Хейнкеля "Хе-9".

В соответствии с секретным соглашением, подписанным в марте 1926 года, немцам, помимо школы военных летчиков, предложили помощь в организации в Казани школы танкистов и строительстве танкового полигона. Школа в Казани выпустила 250 немецких танкистов. В рамках все того же сотрудничества в Германию в эти годы тайным путем были доставлены 300 тысяч артиллерийских снарядов, изготовленных по специальному заказу в Златоусте, Туле и Ленинграде.

Осенью 1928 года в Советский Союз приезжают начальник германского генштаба, будущий военный министр в гитлеровском правительстве, генерал фон Бломберг. Инспекционная поездка немецкого генерала затянулась на месяц. Для двух стран это был воистину медовый месяц совместного сотрудничества. Бломберг посетил тогда школу немецких военных летчиков и тренировочный аэродром в Липецке и две другие немецкие школы, одну, по подготовке танкистов в Казани, другую - школу по применению химического оружия в Самаре. Высокий гость почтил своим присутствием и артиллерийский полигон в Воронеже, где наблюдал за учениями, на которых немецкие подразделения отрабатывали ведение боя с применением боевой авиации и артиллерии. Во время визита в Москву Бломберг встретился с Ворошиловым. "Первый маршал" обратил особое внимание немецкого генерала на важность применения химического оружия. Совместная с немцами фабрика по производству ядовитых газов функционировала в то время в Самаре. Там же находилась и школа по применению химического оружия. Валентин Бережков в книге "Как я стал переводчиком Сталина" упоминает о проходивших под Киевом в конце 20-х годов маневрах, которые проводил генштаб Красной Армии совместно с немецкими военными.

Так, благодаря СССР, устранялись помехи, возведенные на пути германского милитаризма Версальским договором. В конечном итоге Гитлеру с приходом к власти досталась не кое-как оснащенная вооружением армия, а вполне отвечавший современным военным требованиям вермахт, ставший одной из опор нацистского режима.

Военная кооперация двух стран обрывается внезапно в мае 1933 года. В Москву по настоянию Тухачевского прибывает генерал фон Бокельберг. Непривычным холодком обдала на этот раз столица русских немецкого генерала. В беседе с фон Бокельбергом Тухачевский от имени сталинского руководства потребовал от немцев свернуть всю свою военную деятельность на территории СССР. Советские решили также не посылать больше своих военных на учебу в германский Генштаб. Они обвинили немцев в утечке информации о военном сотрудничестве. Впрочем, желание поставить точку в отношениях друг с другом оказалось в то время обоюдным. Гитлеровский рейх уже не делал секрета из своего наращивания военной силы и не нуждался больше в прикрытии со стороны советских коммунистов.

Охлаждение между Германией и Советским Союзом длилось 6 лет. Возобновление сотрудничества, начавшееся с подписания в 1939 году германо-советского пакта, дало начало настоящему ренессансу в отношениях двух стран. Прибывшего в Москву для подписания пакта гитлеровского министра иностранных дел Риббентропа встретили под звуки коммунистического "Интернационала" и фашистского "Хорст Вессель".

В мгновение ока все волшебным образом изменилось. "Правда" 7 октября 1939 года напечатала выдержанный в благожелательных тонах обзор речи "великого вождя немецкого народа". "Война за уничтожение гитлеризма" объявлялась, как выразился Молотов, "бессмысленной и преступной", "прикрываемой фальшивым флагом борьбы за демократию". Людей сажали за "антигерманские настроения". Был выпущен на русском языке "Майн кампф". Гитлер поздравил Сталина с днем рождения и подарил ему специально изготовленный по этому случаю роскошный "Мерседес-Бенц". Сталин поздравил Гитлера с вторжением немецкой армии в Норвегию и предоставил в распоряжение нацистского флота северные морские базы. В угоду Гитлеру в Москве закрываются один за другим посольства оккупированных нацистами стран: Норвегии, Дании, Бельгии, Греции. Вскоре, согласно договоренности с нацистами, в Советский Союз прибыла делегация эсэсовцев. "Экскурсоводами" к ним были приставлены энкаведисты. Гостей знакомили с работой советских лагерей. Было чем поделиться.

Например, газовой душегубкой на колесах, изобретением советского специалиста из НКВД Берга. Германо-советская дружба должна была вот-вот "сцементироваться" совместно пролитой кровью на полях сражений в Польше.

Одним из побудительных мотивов решения Гитлера пойти на сближение с СССР был дефицит промышленного сырья военного назначения. По подсчетам гитлеровского начальника Генерального штаба генерала Гальдера, Третьему Рейху в то время не хватало ежемесячно 600 тысяч тонн стали. Позарез нужны были нефть, черные и цветные металлы. Все это и предоставил Гитлеру Сталин. Анализ положения в германской промышленности в 1937 году показывает, по мнению автора статьи "Август 1939" М.Буроменского, что "без советского сырья Германия еще не могла воевать, тем более с СССР". Гитлеровский блиц-криг в Европе собственно и начался с критических для нацистской военной машины советских поставок. Взаимозависимость этих двух факторов бросается в глаза при одном только взгляде на хронологию нацистских захватов. В период действия германо-советского торгового соглашения, то есть с 13 февраля 1940 года, когда оно было заключено, по июнь 1941 года, Германия оккупировала Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию, Люксембург, Францию, Югославию и Грецию. Сейчас можно только гадать, решился бы Гитлер на войну в Европе без опоры на плечо, так вовремя подставленное ему Советским Союзом.

С 1939 по 1941 год Советский Союз "отвалил" Германии 1 млн. тонн нефти, 1 млн. тонн зерна, сотни тысяч тонн руд, ценных металлов и металлолома, необходимых для военной промышаленности. Кроме того, согласно секретному договору с Германией, советские обязались закупать для нацистов стратегические металлы и сырье в других странах, тем самым помогая немцам обойти британскую блокаду.

Общая сумма поставок и услуг со стороны Советского Союза исчислялась, по подсчетам самих немцев, примерно, в 800 млн. марок - астрономическая сумма по тем временам. Последние составы с нефтью, марганцем и зерном пересекли советско-германскую границу за час до вступления в действие плана "Барбаросса", то есть фактически в день вторжения немецких войск.

"На рассвете 22 июня 1941 года германские самолеты, заправленные советским безнином, начали бомбить советские города, - пишет в предисловии к сборнику "СССР-Германия 1939-1941" Ф.Авторханов. - За ними двинулись германские танки, заправленные тем же советским бензином. Под прикрытием этих танков двинулась и германская пехота, которая ела советский хлеб".

Среди пересекших в тот страшный день 22 июня советскую границу была и 18-я танковая дивизия армии Гудериана. Руководил дивизией генерал-лейтенант В.Нееринг, бывший выпускник немецкой танковой школы под Казанью.


Содержание номера Архив Главная страница