Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #10(217), 11 мая 1999

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ТРАГЕДИЯ В ШКОЛЕ: КТО ВИНОВАТ?

"Они приветствовали друг друга нацистским салютом, и никто в школе не обращал на это внимания. Но если бы они принесли в школу Библию, их тут же вызвали бы к заместителю директора", - говорил в телешоу "Larry King Live" (CNN) министр просвещения в администрации Рейгана Уильям Беннет, рассуждая о трагедии в средней школе в городке Литлтон, что по соседству с Денвером, где "они" - ученики выпускного класса Эрик Харрис и Дилан Клейболд - убили во вторник, 20 апреля, 13 человек и затем покончили жизнь самоубийством.

- Убийство в школе - это ужасно. А разве не ужасно, когда самолеты бомбят в Югославии города и там гибнут мирные жители? - спросил мою сослуживицу, сотрудницу газеты "Новое русское слово", ее сын 11-классник - парень, родившийся и выросший в Америке.

Бывший министр Беннет, знакомый всей стране и благодаря своим книгам-бестселлерам, и благодаря частым выступлениям в популярных телепрограммах, и школьник из Нью-Джерси назвали две, на мой взгляд, главные причины трагедии, о которой вот уже почти месяц говорит вся страна и о причинах которой у каждого есть, разумеется, свое собственное мнение. Характерно, что ни Беннет, ни 17-летний юноша не упомянули три главных, по мнению многих, корня зла: первый - относительно легкий доступ к огнестрельному оружию; второй - культ насилия в кино, на телевидении, в песнях рок-ансамблей "хэви-металл", в электронных играх; третий - наплевательское отношение родителей к воспитанию детей. Но эти корни зла вторичны. Они следствие безбожия, о чем сказал Беннет, и размывания понятий "добро" и "зло", то есть следствие отсутствия моральных критериев, о чем сказал школьник.

О борьбе с правом на оружие в Америке начинают говорить всякий раз, когда случаются такие, как в Литлтоне, трагедии, а они в последние годы случаются, увы, все чаще и чаще, и не только в школах. Сразу же после побоища в средней школе Колумбайн в Литлтоне вновь начались нападки на Национальную стрелковую ассоциацию, которая - бывает же такое совпадение - назначила в Денвере свой ежегодный съезд. Можно подумать, что устав ассоциации одобряет убийства! Можно подумать, что Клейболд и Харрис были членами этой ассоциации!..

Вторая Поправка к Конституции гарантирует каждому американцу право иметь оружие; она, конечно же, не устарела и сегодня. Убивает ведь не оружие, а человек. Преступник найдет способ убить - если захочет. Тимоти Маквей взорвал административное здание в Оклахома-Сити, не прибегая к огнестрельному оружию. Тэд Казински убивал, отправляя бомбы по почте. Клейболд и Харрис смастерили бомбы и принесли их в школу, и не будь у них в руках огнестрельного оружия, стали бы взрывать бомбы.

Ну, а Первая Поправка к Конституции гарантирует свободу творчества - в кино, на телевидении, на эстраде, и как нельзя запретить продажу оружия, так нельзя запретить фильмы, демонстрирующие насилие, песни с призывами к нему, игры с обязательной стрельбой. Но кинематограф и телевидение существуют уже много десятилетий, и долгие годы они обходились без постоянной пропаганды насилия. Еще 10 лет назад не составляло труда найти в программе вечерних телепередач фильм, в котором не убивают, не поджигают, не грабят, не насилуют. Сегодня таких кино- и телефильмов почти нет. Кровь с телеэкрана льется рекой.

- Да, но добро, как правило, побеждает зло! - оправдываются киношники.

- Да, но добро чаще всего побеждает ценой неимоверных усилий и страданий, причем, как правило, случайно и вопреки логике сюжета, - ответим мы им.

Вряд ли многие родители смотрят вместе с детьми телепропаганду насилия. Сомневаюсь, чтобы многие родители посещали вместе с детьми концерты "металлистов". И я совершенно уверен, что большинство родителей не играет с детьми в игры с убийствами. Родители предоставляют детям свободу выбирать телепередачи, концерты, электронные игры, часто совершенно не интересуясь тем, что их дети выбирают.

"У нас нет времени следить за всем", - оправдываются папы-мамы, и общество принимает их объяснения - особенно в тех случаях, когда оба родителя работают. И разве есть у них время смотреть, что там сын-дочь делают на своем персональном компьютере? Они, поди, рады-радешеньки, что чадо тихо сидит дома и при деле - при компьютере, и им не приходит в голову, конечно, что чадо использует Интернет для того, чтобы научиться делать бомбу на дому. Да и не все родители в состоянии понять, что делает их ребенок-подросток на компьютере, поскольку сами родители росли без компьютеров...

Проблем много. Проблемы с оружием и Второй Поправкой. Проблемы со свободой слова и Первой Поправкой. Проблемы с занятыми по горло родителями, которые общаются с детьми редко и не успевают вникнуть в их дела. Что ж, все это - действительно проблемы, и от них никуда не деться. Но если бы Америка не изгнала из школы Бога и была высокоморальной страной, этих проблем - в их нынешнем объеме - не существовало бы. Они, повторю еще раз, вторичны.

"Если нет Бога и бессмертия души, то все позволено". Эта мысль проходит через весь роман Достоевского "Братья Карамазовы", и некоторые журналисты напоминают о ней в связи с кровопролитием в средней школе маленького американского городка. "Достоевский приходит в Литлтон", - написал Джон Подгорец в New York Post. Вспомним Беннета, предположившего, что если бы Клейболд и Харрис принесли в школу Библию, им пришлось бы объясняться со школьным начальством. Это предположение, а вот факт: учительницу в одной из нью-йоркских государственных школ чуть не выгнали с работы за то, что она рассказала ученикам про Десять Заповедей. А вот еще факт: Клейболд и Харрис запросто приходили в школу в полувоенной форме, и никто из учителей не сделал им замечания, не напомнил, что они пришли в школу, а не в казарму. Родители же в своих отроках души не чаяли: прилично учатся, увлекаются компьютерами, чем-то все время заняты и не томятся - как некоторые - от безделья, не умея себя занять.

Друзья и знакомые папы и мамы Клейболда называют их "радикалами в духе 60-х годов", и это, на мой взгляд, многое объясняет. Это десятилетие можно считать переломным в жизни страны. В эти годы формировалось поколение бэби-бумеров - людей без стыда и совести, для которых ложь, лицемерие, показуха стали нормой. Сексуальная революция 60-х - свободная любовь! - низвела секс до животного совокупления. Педагогические теории доктора Спока разрушили семейные отношения, уважение к старшим. Презрение к традиционным ценностям было возведено в абсолют. Надругательство над национальным флагом стало чуть ли не нормой и не вызывало общественного порицания. Полиция превратилась в "свиней". Будущий президент страны писал в то время, что люди в военной форме вызывают у него отвращение, и устраивал антиамериканские демонстрации в Лондоне у посольства США.

Это поколение повлияло - не могло не повлиять - на моральный облик всей страны в целом. Недавно американцы настаивали (о чем свидетельствовали опросы общественного мнения) на том, чтобы президент-клятвопреступник оставался в Белом доме. Сегодня они одобряют (о чем свидетельствуют опросы общественного мнения) бомбардировки и ракетный обстрел независимой страны, которой даже не объявлена война. Можно понять недоумение 17-летнего школьника по поводу того, что самолеты, посланные союзом демократических государств, убивают невинных мирных жителей Югославии, а в Америке эти убийства никого не потрясают так, как убийства в колорадской школе.

Вскоре после трагедии в Литлтоне президент Клинтон предложил созвать 10 мая в Белом доме саммит с участием деятелей культуры для обсуждения проблемы насилия среди молодежи. Я пишу эту статью до саммита, но готов предсказать, что гора родит мышь. В лучшем случае голливудские киношники пообещают президенту создать фильм-два, герои которых не будут стрелять. А, возможно, и ничего не пообещают. Каждому понятно, что созываемый Клинтоном саммит преследует одну-единственную цель - продемонстрировать стране озабоченность президента проблемой, дать ему возможность добавить пару очков к рейтингу популярности. Если бы Клинтона действительно волновал вопрос производства фильмов, пропагандирующих насилие, он поднял бы его давно. Тем более что киноиндустрией убийств руководят верные сторонники президента. Крупнейшие голливудские компании, выпускающие насыщенные насилием фильмы и телесериалы, являются, как сообщила недавно газета New York Times, крупнейшими жертвователями в фонды Демократической партии. Компания Saban и ее владельцы дали демократам только в 1997-98 годах 329 тысяч долларов, компания Time Warner и ее владельцы дали в те же годы 211 тысяч. И именно голливудские деятели помогают Клинтонам оплачивать счета за услуги адвокатов, и президенту, возможно, не с руки критиковать людей, которые вызволяют его из долговой ямы?

В один из последних апрельских дней Клинтону сказали на пресс-конференции, что бомбардировки и ракетный обстрел Югославии не поколебали позицию Слободана Милошевича.

- Ничего, ничего, - отвечал с улыбкой президент, - впереди лето - май, июнь, июль - погода обещает быть ясной, солнечной, так что бомбежки усилятся.

На этой же пресс-конференции Клинтон с грустью упомянул о событиях в средней школе Литлтона и говорил о мерах, которые, по его мнению, позволят избежать в будущем подобных трагедий.

Президент улыбался, говоря о бомбардировках, которые наверняка повлекут за собой гибель невинных людей в Югославии, но грустил, говоря об убийствах в своей стране. Типичное дитя 60-х годов, он не сомневается, что поступает справедливо, разрушая далекую страну. Он не боится ответственности перед Богом. Он считает, что ему позволено решать судьбы других людей, потому что он сильнее, и его престиж требует победы.

"Давайте-ка заключим мир и приступим вместе к строительству будущего для наших детей!" - призвал Клинтон всех, кто обвиняет в трагедии в школе торговцев оружием, Голливуд, родителей. Он имел в виду, конечно, будущее только американских детей, и мир его интересует только внутри страны.


Содержание номера Архив Главная страница