Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #8(215), 13 апреля 1999

Илья ЗИЛЬБЕРФАЙН, Эмиль ГОЛЬДБЕРГ (Даллас)

ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ "БУРАНА"

Ракетно-космическая система "Энергия-Буран" во время предстартовой подготовки на стартовом комплексе

У истоков советской космического программы стояли две выдающиеся, яркие личности - президент Академии наук СССР Мстислав Келдыш и Главный конструктор Сергей Королев. Энергия и авторитет этих двух человек, глубоко понимающих сложнейшую задачу изучения космоса, беззаветно веривших в реальность ее выполнения, действительно определили лидирующее положение СССР в мировой космонавтике в конце 60-х - начале 70-х годов. Академия наук СССР приняла тогда дальновидную программу изучения космоса, предложенную группой ученых во главе с М.Келдышем. Непосредственным руководителем и организатором ее выполнения стал Главный конструктор академик С.Королев.

В этой программе было два основных научных направления:

После смерти М.Келдыша и С.Королева эта программа претерпела резкие изменения с точки зрения ее научного обоснования. Причем немалую отрицательную роль в этих изменениях сыграл тогда президент АН СССР Гурий Марчук, сменивший на этом посту М.Келдыша, направивший всю деятельность Академии наук СССР в области изучения космоса на службу военно-промышленному комплексу (ВПК). Руководство и организация выполнения космических программ перешли непосредственно к ЦК КПСС и в "цепкие" руки ВПК. В результате перестала существовать единая научная концепция освоения космического пространства, разработанная С.Королевым, стало неизвестным, кто несет ответственность за реализацию или срыв того или иного космического проекта.

Практически отсутствовал контроль за деятельностью лидеров лампасной космической камарильи (генералитета). Именно в таких условиях и создавалась космическая система "Энергия" - "Буран", потерпевшая полный провал. Бездна денег была истрачена советскими, а затем и российскими военными на космический челнок "Буран" в погоне за американским "Шаттлом".

Было сделано 3 экземпляра этого тяжелого космического грузовика многоразового использования, один из которых благополучно единственный раз в 1988 году в беспилотном варианте побывал в космосе, а теперь бездействует и ржавеет. Второй экземпляр "Бурана" превращен в ресторан и открыт теперь для общего обозрения в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького в Москве. Судьба третьего экземпляра неизвестна. А ведущие специалисты, создавшие космический корабль "Буран" (НПО "Молния"), заняты теперь в порядке конверсии совершенно другой тематикой - разработкой технологического оборудования для переработки овощей.

Эта печальная история системы "Энергия" - "Буран" началась утром 16 апреля 1985 года, когда Главный конструктор НПО "Энергия" академик Валентин Глушко собрал высоких гостей на сверхсекретное и сверхважнейшее заседание. За длинным столом в зале, примыкавшем к маленькому кабинету академика, расселись член Политбюро ЦК КПСС Григорий Романов, первый зампред Совмина СССР и председатель Военно-промышленной комиссии Леонид Смирнов, министр общего машиностроения (то есть ракетного) будущий путчист Олег Бакланов, большая свита из номенклатуры ЦК, ВПК и разных министерств, а также люди дела: генеральный конструктор НПО "Молния", член-корреспондент АН СССР Глеб Лозино-Лозинский, генеральный конструктор НПО автоматики и приборостроения, наследник покойного патриарха ракетного приборостроения академика Н.Пилюгина Владимир Лапыгин.

Глушко доложил, что запуск изделия "11К25" (в просторечии именуемое ракетой "Энергия") осуществлен успешно. Несмотря на бодрый содоклад Лозино-Лозинского, клятвенно заверившего собрание, что 28 мая на аэродроме в Раменском начнутся горизонтальные полеты изделия "11Ф35" (в просторечии именуемого орбитальным кораблем "Буран"), Романов говорил сурово, если не сказать гневливо: "Истрачена уйма денег, задействован практически весь промышленный потенциал страны, однако все сроки сорваны, а значит, и парировать американскую экспансию в космосе с их "Спейс-Шаттлами" мы не можем, не говоря уже о том, что военные жалуются на недобор полезной нагрузки. Все это чрезвычайно заботит Центральный Комитет, Политбюро, и, очевидно, данный вопрос следует рассмотреть на ближайшем заседании Совета обороны..."

Романов говорил правильные, но в высшей степени банальные вещи. В зале не было ни одного человека, которому он сообщил бы нечто новое. Это была абсолютно безответственная трепотня на самом высоком уровне с самыми псевдоозабоченными лицами.

Покидая заседание, Романов был доволен: "проведена определенная работа" (существовала многие годы такая ходячая аппаратная формула). Он доложит все на Политбюро, расскажет, как он всех тут проутюжил, представил улыбку Генерального, а сразу следом все остальные улыбки... Однако "итог" предложит строгий, чем с себя ответственность снимет ("Я же говорил, я же предупреждал!.."), - обсудить на Совете обороны, подготовить проект постановления...

Какого уже по счету? Наполеон советовал никогда не отдавать приказов, если нет уверенности в том, что они наверняка будут выполнены. Но тогда советам императора не вняли. Хуже всего - "Бонапарты", отдающие приказы, заранее были уверены, что их приказы не будут выполнены.

Проведем маленькое хронологическое расследование. 17 февраля 1976 года было подписано постановление ЦК КПСС и СМ СССР о создании многоразовой космической системы "Буран". Кто явился ее идейным отцом и вдохновителем, обнаружить не удалось, поскольку "идейные отцы" объявляются лишь в случае очевидного успеха своего детища, сулящего всевозможные поощрения, а тут случай другой, с поправкой на "наоборот", и платить алименты, исчисляемые тогда миллиардами рублей, "отцы" не хотели. Подавляющее большинство людей, близких к проблеме, утверждает, что корни "Бурана" надо искать в Министерстве обороны. Косвенно это подтверждается и двумя дополнительными постановлениями в мае 1977 года и декабре 1981 года, в которых оговариваются тактико-технические требования именно этого министерства к задуманной машине.

Злые языки утверждают, что, познакомившись с проектом американского "Шаттла", руководство ВВС очень испугалось и бросилось к маршалу Гречко уговаривать строить такой же самолет. Министр обороны резонно решил, что делать это вряд ли нужно. Тогда в обход Гречко "Шаттлом" начали пугать самого Брежнева, объяснив ему, что этот проклятый "Шаттл" в любой момент может налететь на Москву, разбомбить ее в пух и прах и улететь. И все надеялись, что Леонид Ильич сам понимает, какая ответственность лежит на нем, Маршале Советского Союза и Председателе Совета обороны. Брежнев понимал. Да, конечно, альтернативное оружие необходимо. И началась работа над "Бураном".

Что значит "работа"? Прежде всего дали деньги. Таким образом, "Буран" в его первоначальном рассмотрении представлял собой именно альтернативное оружие. Насколько эффективен "Шаттл", способен ли он был разбомбить Москву, - судить об этом предоставим военным специалистам. Но даже если все это так и "Буран" был нужен как ответ потенциальному агрессору, то возникает некий щекотливый вопрос.

В сентябре 1969 года, сразу после первой высадки американцев на Луну, перспективная группа НАСА выпустила доклад "Следующее десятилетие Америки в космосе", в котором прямо говорилось о "Шаттле". Тогда же НАСА заключило первые контракты на исследование вариантов "интегрированного аппарата для запуска и возвращения". Спрашивается, чего же тогда ждали военные целых 7 лет? В свое время США обогнали СССР в производстве ядерного оружия, но уже через 4 года паритет был восстановлен. Столь малый срок можно отчасти объяснить ценной информацией, нелегально полученной военными из-за океана. В случае "Шаттла" шпионы были не нужны. Имелись вполне легальные данные о том, что задумали американцы. И не правы те, кто говорят, что "Буран" "слизали" с "Шаттла". Внешняя похожесть - дань не разведке, а аэродинамике. На похожие поставленные задачи аэродинамика дает похожие ответы и коммунистам, и капиталистам. Однако первый пилотируемый полет "Шаттла" состоялся 12 апреля 1981 года, в то время как ни один советский космонавт на "Буране" еще не летал. Таким образом, мы уже тогда отставали более, чем на 10 лет. Если считать космический корабль многоразового использования оружием (а именно таковым в момент зарождения его считали), то это отставание чудовищное, уже поэтому лишающее это оружие всякого смысла.

Примеры вдохновенного бумаготворчества. В декабре 1981 года ЦК КПСС и СМ СССР на основании предложений Совета главных конструкторов - кроме ныне здравствующих, туда входили в то время и многоопытные Валентин Глушко, Николай Пилюгин, Михаил Рязанский, Виктор Кузнецов, - обязали все ведомства обеспечить ввод в эксплуатацию "Бурана" в 1985 году. Но и этот срок был совершенно нереальным. К этому времени проект "съел" около 6 млрд. рублей, а общий объем всех необходимых работ был выполнен едва ли наполовину. Что надо делать в таких случаях? Ну, конечно же, издавать новое постановление! Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 2 августа 1985 года #750-222 и приказ Министерства обороны от 25 августа #00100 устанавливали срок начала летных испытаний "Бурана" - 4-й квартал 1986 года. И этот срок тоже сплошная "туфта": в мае 1986 года только начались электрические испытания орбитального корабля, и все знали, что они должны окончиться в середине декабря. Именно тогда "Буран" был отправлен на техническую позицию, но не для старта, а для сборки: в нем было смонтировано лишь 85% приборов и приклеены 25 тысяч теплозащитных плиток из 38 тысяч нужных по проекту. Из общей структуры программного обеспечения полета, содержащей 15 типовых полетных операций, при которых выполняется 198 тысяч команд, были разработаны и поставлены на комплексный стенд 3 типовые операции.

Наступает 1986 год, по восточному календарю "год тигра", но долгожданного "прыжка" все еще не было. Зато появляется и утверждается ЦК КПСС и СМ СССР программа экспериментов на "Буране" до 1995 года.

Помилуйте, какие эксперименты, ведь он еще не летал! Давайте сначала просто посмотрим, что он умеет, придумаем опыты на 2-3 первых полета, но не на десять же лет вперед планировать, когда еще ничего нет! Кто дал распоряжение строить сразу 10 "Буранов"? Зачем? Не правильнее было бы построить 2-3, обкатать их, выявить недостатки, обнаружить ошибки, а уж потом строить другие. И нужны ли были вообще 10 "Буранов"? Никто при этом не думал о принципе разумной достаточности. А зря!

В США построили 4 "Шаттла", и 3 из них летали и летают в космос. Или опять разудалое желание всех переплюнуть и удивить?

У Королева было железное правило: критика, обсуждения, переделки допустимы до некоего определенного срока. Дальше - делать. Все блестящие озарения "на потом". С 1979 по 1987 год только по корпусу "Бурана" было внесено в конструкторскую документацию более 32 тысяч изменений! Можно ли говорить тут о качестве? Вся работа по подготовке к полету "Бурана" велась в колоссальной спешке: главное - успеть! Куда? Зачем? Сроки ради сроков, ради того, чтобы запустить "Буран" и доложить!.. И естественно, чтобы похвалили и поощрили (высокие воинские звания, должности, квартиры, награды).

Если в начале 80-х годов в создании "Бурана" принимало участие около 500 предприятий-смежников, то к середине 80-х их стало уже 700, к 1985 году - более полутора тысяч. А чем больше людей задействовано, тем труднее найти виноватого. Приписки, передергивания, прямой обман возникают уже как бы сами по себе, порожденные самой окружающей средой, самой природой показухи.

Горизонтальные летные испытания первого "Бурана", например при которых надо было отработать посадку на аэродром, были назначены на 4-й квартал 1981 года. Только в ноябре 1983 года недостроенный космический самолет, по сути - каркас, привезли с Тушинского машиностроительного завода на испытательный аэродром в Раменское якобы для подготовки к полету. Но он не мог летать, сколь не искусны были его замечательные испытатели: "Буран" достраивали. Причем, как говорят слесари, достраивали "на коленке"... В декабре 1985 года "Буран" привезли на Байконур, но лишь весной 1987 года был назначен новый срок первого полета: июль-сентябрь 1987 года. Известно, что и он был сорван. Реально "Буран" был готов через год. 26 октября 1988 года Государственная комиссия назначает окончательную дату первого старта "Бурана": 6 часов 22 минуты 29 октября 1988 года. За 51 секунду до старта автоматика произвела "сброс схемы": площадка с одним из элементов системы прицеливания отъезжала слишком медленно. "Буран" стартовал 15 ноября 1988 года и успешно совершил свой первый и единственный полет в беспилотном режиме. И что дальше?

Главным отличием космической системы "Буран" - "Энергия" от американского "Шаттла" является то, что ракеты-бустеры "Шаттл" ни на что больше не годятся, а "Энергия", которая поднимает "Буран", - ракета универсальная: хочешь - ставь на нее "Буран", хочешь - спутник, лунник, марсоход, да что душа пожелает.

Все это правда. Ракета "Энергия" - "изделие 11К25" - действительно, совершенная, универсальная машина, однако не лишенная ряда недостатков, о которых в период ее создания предпочитали умалчивать. Начнем с того, что твердотопливные ускорители "Шаттла" технологичнее и дешевле кислородно-керосиновых двигателей боковых ускорителей "Энергии". Необходимая для твердого топлива прочность ускорителей "Шаттла" намного превосходит ту, которая требуется при их парашютном спуске - это действительно многоразовая часть системы, которую без особых затрат можно подготовить к новому полету. Тонкостенные блоки "Энергии" вряд ли выдержат многоразовое использование. Но если с возвращением блоков первой ступени возникают такие сложности, невольно напрашивается вывод: почему советские специалисты предпочли жидкое топливо твердому, как это сделали американцы? Вряд ли такое решение они приняли, как говорят, "от балды".

Есть причины субъективные: твердотопливную тематику, которая пошла в рост при С.Королеве, задвинули на второй план. Но были и объективные причины. Жидкое топливо по сравнению с твердым более энергетично, тяга ракеты увеличивается. Однако когда дело дошло до конкретной конструкции, выяснилось, что жидкостные ступени требуют увеличения веса средств снижения и этот "привес" съедает энергетические преимущества жидкостных двигателей. То есть все точно по Ломоносову: "что в одном месте прибудет, то в другом убудет".

Наконец, по полезным нагрузкам "Энергия" не дает того, что обещала. "Шаттл" способен вытянуть в космос 29,5 тонны, а "Буран" - 16. Максимум для "Шаттла" - 36 тонн (при низких орбитах - до 45 тонн), у "Бурана" - 30.

Вся история технического прогресса показывает, что любая машина, аппарат, прибор всегда создавались для решения некой конкретной задачи. Для решения какой задачи создавалась "Энергия" с "Бураном"? На эту тему шли упорные споры, но это были не споры концепций, а споры амбиций. Сцепились тогда в "рукопашной схватке" несколько академиков: Королев, Глушко, Пилюгин, Виктор Кузнецов, Николай Кузнецов, высшие чины ВПК и армий. Неосуществленная мечта погибшего на операционном столе Сергея Королева, загубленная Валентином Глушко, не защищенная Василием Мишиным и отнявшая годы труда Николая Кузнецова, сгинула в пучине министерской переписки и пламени аварийных пусков, превративших в пепел миллиарды рублей. Дело прошлое, и не будем обсуждать, прав или не прав был С.Королев в своем стремлении обогнать американцев на дороге к Луне. Но С.Королев ясно знал, зачем ему нужна была ракета "Н-1": лететь к Луне и на Луну.

Но зачем создавать "Энергию"? Ответ прост - вывести на орбиту многоразовый космический корабль "Буран".

Но тут же перед конструкторами встал другой, не менее важный вопрос: а что можно будет возить на "Буране"?

То есть как что? "Шаттлы" же что-то возят, вот и мы будем возить... Известно, что решение этой, далеко не простой задачи требует от разработчиков и конструкторов глубокого и всестороннего технико-экономического обоснования. Но, судя по всему, таковое оказалось недостаточным.

По мнению авторитетного специалиста по космическим исследованиям Константина Феоктистова, подъем "Бураном" грузов на орбиты спутников и доставка их на орбитальные станции обходится в 10-40 раз дороже, чем при использовании одноразовых ракет "Союз" и "Протон". Не будем уточнять цифры. Ясно одно: посылать грузы на орбиту с помощью "Бурана" и "Энергии" невыгодно. Какую же еще работенку придумать "Бурану"? В планах Главкосмоса была предусмотрена стыковка орбитального корабля "Буран" со станцией "Мир". Однако космическими специалистами и космонавтами было доказано, что доставку экипажей в 2-3 человека к комплексу "Мир" целесообразно осуществлять одноразовыми ракетами. Сегодня мы являемся свидетелями успешных стыковок американских "Шаттлов" со станцией "Мир".

Наконец, эффективность военного применения "Бурана" тоже вызывала тогда большие сомнения. Многие специалисты считали, что космический самолет не соответствует заданным тактико-техническим требованиям, особенно по весу выводимого на орбиту полезного груза, и не способен решать, как на то надеялись, военно-прикладные задачи на качественно новом уровне. Когда эти военные специалисты начали сравнивать "Шаттл" и "Буран" по ряду важнейших характеристик, выяснилось, что сравнение это не в их пользу. Да и не нужно быть военным специалистом, чтобы понять, что длительность предстартовой подготовки, сам циклопический стартовый комплекс, который никак невозможно замаскировать, довольно ограниченный набор азимутов "Бурана" не позволяют причислить его к оружию "быстрого реагирования", а всякое другое оружие вообще бессмысленно. Но даже если считать "Буран" совершенным оружием, все равно это оружие морально устарело за много лет до своего рождения.

Суммируя все вышеуказанное, задаю простой вопрос: кто может объяснить мне и миллионам бывших моих соотечественников, людей, на чьи деньги был построен этот звездолет, зачем он нам тогда был нужен, если ни одна из созданных или находящихся в реальной разработке космических систем не приспособлена ни для доставки ее на орбиту с помощью "Бурана" и "Энергии", ни для спуска ее с орбиты? В отряде пилотов "Бурана" было 8 человек. Зачем мы мучали тогда этих отважных летчиков-испытателей многолетним томительным ожиданием? Умер Анатолий Левченко. Погиб Римас Станкевичус. Летом 1984 года космосом испытывали Игоря Волка, пророча ему кресло первого командира "Бурана". Сколько бы полезного мог сделать этот блестящий летчик-испытатель!

Итак, глядя на "Буран", сиротливо стоящий в ЦПКО имени Горького, мы не можем не признать, что основания для пессимизма у нас есть. Ведь в создание этого космического корабля в комплексе с ракетой "Энергия" был вложен огромный труд специалистов НИИ, КБ, предприятий-смежников, израсходованы колоссальные финансовые средства. Однако те грандиозные цели, намеченные в начале разработки этого изделия, в конечном счете достигнуты не были. А жаль!.. В заключение приходится констатировать еще один порочный факт: во многих случаях работы по системе "Энергия" - "Буран" проводились в основном для того, чтобы продемонстрировать "ИБД" - эта рожденная на Байконуре аббревиатура расшифровывается как "имитация бурной деятельности". Такова печальная история "Бурана".


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница