Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #8(215), 13 апреля 1999

Станислав ГРАЧЕВ (Канада)

ЛЕВ СРАЖАЕТСЯ С МЫШОНКОМ, ИЛИ РОССИЯ, КРОВЬЮ УМЫТАЯ

СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКАЯ ВОЙНА 1939-40 ГГ.

(Окончание. Начало см. в "Вестнике" #4(211), 1999)

ПОБЕДИТЕЛИ

"Надо, наконец, понять, что из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди!"

Из речи Сталина перед выпускниками военных академий, май 1935 года.



Лев все же одолел мышонка. Победители могут праздновать победу. Советский Союз захватил около 10% финской территории. Как там в былой популярной песне пелось? "Чужой земли не надо нам ни пяди..."? Конечно, кому нужна пядь (расстояние, отмеряемое растопыренными пальцами одной ладони)? Что с ней делать, с этой пядью? Курице на гнездо не хватит. Дургое дело - тысячи квадратных километров. Москва с удовольствием пригребла их в свой обширный карман.

На юге завоеван весь Карельский перешеек, к Советскому Союзу отошли и земли западнее Выборга. Финские острова у Карельского побережья становятся островами российскими. Захвачен порядочный кусок севернее Ладоги, так что Ладожское озеро становится внутренним озером СССР, ранее половина побережья и, соответственно, вод принадлежала Финляндии. Прикарманили и обширную территорию еще севернее, там, где незадачливые красные дивизии пытались глубоко вклиниться на территорию Финляндии и рассечь ее надвое, да постоянно попадали в окружение и спасались бегством. Но к концу войны часть тайги все же удержали и вкопали пограничные столбы на новой черте. Потеснили Финляндию и на Крайнем Севере, на побережье Баренцева моря. Раньше Финляндия выходила к этому морю узким коридором между Норвегией и Россией - Россия этот коридор забрала и доступ Финляндии к северным рыбным водам перекрыла.

И какой же ценой это все досталось?

Финны свои потери подсчитали точно. Когда речь идет о людях, финны не признают округленных цифр. Они свои жертвы знают до последнего человека, причем пофамильно. Их потери - 23 542 человека. После 23 тысяч - не 545 и не 540, а 542.

Каковы потери Красной Армии?

В августе 1940 года в Москве проходит очередная сессия Верховного Совета СССР. Выступает Молотов, премьер-министр и министр иностранных дел. Говорит о войне с Финляндией, называет цифру потерь, округленную: 48 тысяч.

Это ложь.

В Генеральном штабе Красной Армии составляют сводку потерь и направляют ее в ЦК партии: 72 тысячи убитых и 17 тысяч пропавших без вести. Итого 89 тысяч.

Это ложь.

В публикациях более поздних, уже времен перестройки, когда слегка приоткрылись архивы, появляется новая цифра: 130 тысяч.

Исследователи не лгали. Они имели дело только с теми документами, с которыми им было дозволено. Поэтому эту цифру нельзя назвать ложью. Это просто неправда.

Несколько позже в закрытых источниках появляется новая цифра: 340 тысяч.

Это тоже неправда, поскольку вскоре выяснилось, что это не все потери, а только умершие от ран и обморожения.

А сколько убитых и пропавших без вести?

Выясняют и эту цифру: 200 тысяч.

Значит, всего - 540 тысяч. Приблизительно. Округленно. Может, на несколько тысяч меньше, а может, и больше. Для советской канцелярии это несущественно. А уж чтобы сосчитать с точностью до одного человека - ну, это уж слишком. Об этом никто и не заикается, об этом и речи нет.

540 тысяч... Более полумиллиона! Но зато победили Финляндию.

Быть может, и эта цифра не окончательная, быть может, со временем из закрытых архивов всплывет цифра еще более страшная?

По крайней мере обязательно следует добавить к ней еще 1 тысячу. Ведь в Красную Армию стреляли не только финны, но и чекисты, сотрудники особых отделов фронта, армий, корпусов, дивизий. За невыполнениие невыполнимой боевой задачи, за то, что отступил, а не умер, за критическое высказывание о действиях советского командования, за рискованное словцо, выскочившее в присутствии штатного или внештатного стукача, шли люди под трибунал. Трибуналы, в отличие от армейских командиров, о своем рвении и связанном с ним уровне потерь отчитались пунктуально: за три с половиной месяца войны они приговорили к расстрелу 843 военнослужащих. Все приговоры были немедленно приведены в исполнение.

В среднем по 8 человек в день уничтожали особисты. Каждый день - по отделению. За три дня - взвод. За две недели - роту. Старались.

Итого - 541 тысяча погибших. Это более чем в 20 раз превышает финские потери! На одного убитого финна приходится 23 погибших красноармейца. Соотношение чудовищное. Но зато победили Финляндию.

Выжила ли та четверка пограничного наряда, что так бойко захватила железнодорожный мост и начала войну за 5 минут до войны?

По журналистским делам мне приходилось наведываться из Москвы в Хельсинки, и не раз. Старый отель в центре города, внизу ресторан. Однажды достался столик в центре зала, у массивной квадратной колонны. На колонне добротная латунная начищенная до блеска доска с четырьмя фамилиями. Ничего больше на ней не было - только четыре фамилии, и все. Поинтересовался у финских друзей - что за доска, чью память она бережет. Те спросили официанта. Оказывается, это работники ресторана, погибшие на советско-финляндской войне, - три молодые официанта и повар.

Тогда я не знал, что эти официанты и повар, четыре человека, уложили, по арифметике, 92 красноармейца!

Умылась сталинская Россия в этой войне своею кровью и предстала с таким ликом пред всеми народами. Но зато победили Финляндию.

Вторгшись на землю северного соседа, советские военачальники начинают воевать не умением, а числом - и продолжат эту методу в войне с Германией.

Помимо убитых, умерших от ран и замерзших, были и другие жертвы войны - пленные.

Согласно условиям мирного договора, стороны обменялись пленными. Красная Армия взяла в плен 986 финских военнослужащих. Все они были переданы Финляндии.

Сколько красноармейцев попало в плен - неведомо до сих пор. В советских изданиях говорится, что "более 5 тысяч". Ничего себе точности! "Более 5" - это и 6, и 10, и 15 тысяч. И 20. Сколько же на самом деле? По данным А.Солженицына - около 25 тысяч.

Финских пленных к жертвам войны отнести нельзя - по возвращении на родину они вернулись к своим профессиям.

А что сталось с советскими военнопленными?

У них судьба иная.

После обмена в апреле 40-го года их - всех до единого - грузят в товарные вагоны. С этого момента они уже не военнопленные, а изменники Родины. Зеки. Обращение с ними - соответствующее. К эшелонам цепляют по платформе с колючей проволокой. Прямым ходом эшелоны идут на Крайний Север. Людей выгружают в снег, гонят этапом до зоны, где они долбят мерзлоту для столбов, которые густо обтягивают колючкой и, отгородив себя от мира, ковыряют каменный грунт под землянки. Затем начинаются так называемые "общие работы" - как правило, заготовка леса. Отношение к бывшим красноармейцам куда хуже, чем к финским военнопленным, а позднее - чем к пленным немецкой армии. Редко кто остался жив.

Есть и другие сведения - что 10 тысяч пленных вывезли в Архангельскую область, где они все и были расстреляны.

Время вроде бы и не столь давнее, а так все замазано, так все шито-крыто, так в КГБ и Генштабе спрятано - попробуй, установи истину. Но во всяком случае к той 541 тысяче жертв войны следует прибавить еще "более 5 тысяч", а как бы и не все 25. Итого получается 566 тысяч?

И уж коли речь зашла о пленных, нельзя не сказать об их семьях. Все семьи военнопленных были оперативно, за несколько месяцев 1940 года, высланы из крупных городов в отдаленные провинциальные городки и поселки, где им, членам семьи изменника Родины (была в ходу даже такая особая аббревиатура - ЧСИР), невозможно было найти работу и неведомо на что и как жить. Количество пострадавших семей и их состав - сколько детей было выслано? людей преклонного возраста? больных? - думается, уже никогда, никогда не узнать.

Не досчитаться бы до миллиона...

Разве это не жертвы советско-финляндской войны? Хотя отнюдь не из-за действий финнов. Но зато победили Финляндию.

(Заметим в скобках, что через год, в 41-ом, в плен к немцам попадает старший лейтенант Яков Джугашвили, сын Сталина. С этого момента Сталин становится ЧСИРом - членом семьи изменника родины. Но КГБ - или как там тайная полиция в тот год именовалась? - этот момент прошляпил и почему-то не отправил Сталина на берега Белого моря, на общие работы, на лесоповал... То-то бы потрудился на благо социализма!)

А моральные потери войны?

На третий день после начала вторжения, 2 декабря, Лига Наций - международная организация, предшественница ООН - предлагает Советскому Союзу прекратить агрессию. Но для того ли ее начинали, чтобы прекратить на третий день? Рупор Сталина Молотов ничтоже сумняшеся заявляет, что Советский Союз не ведет войну с финским народом. Да ну? Разве? А с кем же? А только и исключительным образом с белофиннами, узурпировавшими власть в Финляндии, и с вооруженной бандой Маннергейма, вот с кем. А с финским народом - ни-ни, и в мыслях нет.

Лига Наций дивится такой большевистской логике и 14 декабря изгоняет Советский Союз из своих рядов как агрессора. Перед тем из нее были исключены Япония, Италия, Германия - за то же самое. Компания достойная; красный фашизм открыто встал в один строй с коричневым.

Молотов провозгласил, что одна из целей войны - обеспечение безопасности Ленинграда. Раньше, мол, граница была в 32 км от города, а теперь в 150.

И как была этим обеспечена безопасность Ленинграда?

В июне 41-го, сразу же после нападения Германии на СССР, Финляндия заявляет о прекращении действия договора о мире от 12 марта 1940 года и - объявляет Советскому Союзу войну. Не боится мышонок льва! Слишком жжет финнов память о недавней агрессии. Советскому Союзу в 41-ом не до наступления, он в глухой обороне, точнее даже - в повсеместном и очень быстром отступлении, а еще точнее - бегстве, до Москвы, Ленинграда... Но то - под натиском немецких войск. А что на финском фронте летом 41-го? А на финском фронте то же самое, что на немецком. Финские войска успешно наступают на Карельском перешейке и за месяц разносят в пух и прах обороняющиеся красные части. 23-я советская дивизия, дислоцировавшаяся в районе линии Маннергейма, не смогла оказать финнам сколь-либо серьезного сопротивления. Она частично уничтожена, частично взята в плен, частично спасается бегством.

В конце августа 41-го года немцы подступают к Ленинграду и, выйдя к Ладожскому озеру, отрезают город от тыла. Начинается ужасная 900-дневная (два с лишним года!) блокада Ленинграда, во время которой умерло от голода и холода от полутора до двух миллионов человек.

И это называется - безопасность Ленинграда.

Ленинградцы познали и людоедство. Оперная певица Галина Вишневская, перенесшая блокаду, в своей книге "Галина" пишет о валявшихся на улицах города раздетых трупах с отрезанными ягодицами - только в том месте на замерзших и до предела истощенных людях можно было найти мясную плоть. Рассказывает она и о похищении детей - с той же целью.

В массе публикаций о блокаде Ленинграда все время пишут о немецкой армии. Однако немцы держали блокаду только с тыла. Кто замыкал кольцо с севера, на Карельском перешейке?

Финская армия. Они не пытались штурмовать город. У нее не было захватнических намерений. Она не обстреливала Ленинград из дальнобойных орудий, чего так боялись кремлевские мыслители. Она изгнала советского агрессора со своей земли, вышла по своей земле к своим прежним недавним границам и там встала.

Вон как аукнулась Ленинграду победа в Финской войне. Не явилась ли блокада прямым последствием этой войны? Так была ли в результате Финской войны обеспечена безопасность Ленинграда?

Скорее наоборот - обеспечена была опасность для города, которая и реализовалась во время блокады. Не развяжи Москва авантюрную войну с Финляндией - еще вопрос, состоялась бы блокада или нет. Ленинград вполне можно было бы снабжать с севера по Карельскому перешейку. Будь Финляндия дружественной, входи она в антигитлеровскую коалицию, об этом вполне можно было бы договориться, да еще и продовольствие у нее закупать или, ввиду войны, брать в долг, как брали у Соединенных Штатов. Но зато победили Финляндию.

Так что, если кто говорит о безопасности Ленинграда в результате той бессмысленной войны, - пусть поговорит об этом с блокадниками. Их уже мало осталось, но встретиться еще есть с кем.

Красноречив и тот факт, что никто из союзников СССР в войне с Германией - ни США, ни Англия, ни Франция - не объявили войну Финляндии. Потому что выступала она - за правое дело, за свою землю. С Италией, с Японией, с Германией союзники воевали, а с Финляндией, союзницей Гитлера, - нет. Ибо прекрасно понимали, что в союзники к Гитлеру Финляндия не сама пошла, не своей волей - ее заставил это сделать Сталин. Более того - не только не воевали с Финляндией, но и вторично спасли ее от захвата Красной Армией в 44-ом году, когда блокада Ленинграда была снята и советские войска пошли на запад, на Берлин. Но не только на Берлин - они пошли и на Хельсинки. И опять же, возможно, в Кремле считали, что судьба Финляндии решена, что не дошли до Хельсинки в 40-ом, - дойдем в 44-ом, что быть-таки Финляндии и советской, и социалистической.

Если так считали - просчитались. Союзники, защищая Финляндию, надавили на Кремль, и надавили крепко. И не то еще было в 44-ом году время, чтобы Сталину артачиться. Как в 40-ом году он поджал хвост перед Англией и Францией, так и в 44-ом - перед ними же и вдобавок к ним перед США. Разрешили союзники советским войскам дойти до границы, установленной договором 1940 года, - и будет с вас, дальше не сметь. Сталин и не посмел.

Вторично взяв линию Маннергейма в 44-ом году, теперь уже летом, Красная Армия все укрепления демонтировала - что ли из опаски, как бы не пришлось брать ее в третий раз?

Но это все позже, а тогда, в марте 40-го, ничего такого и в помине не было. Тогда победители могли ликовать, празднуя победу. Однако празднества никакого практически не было: уж очень дорогой кровью далась победа. Да и победа-то вышла совсем не та, о которой мечталось - куцая вышла победа, общипанная, жалкая. Бить в литавры и трубить по всему миру о такой победе было несподручно. Весь мир лишь ухмылялся такой победе льва над мышонком - слишком много крови пустил мышонок льву.

Кого не убили на войне и не расстреляли в подвалах ЧК - тем раздали ордена и медали. Тимошенко возведен в Герои Советского Союза да плюс к тому получает звание маршала. А что? Уничтожить безнаказанно полмиллиона солдат - чем не герой? (Иногда так и хочется спросить: на чьей же стороне воевал С.Тимошенко? Может, на финской?)

К слову - о медалях. Военных медалей в СССР было много: "За отвагу", "За боевые заслуги", "Партизану Отечественной войны", медали адмиралов Ушакова и Нахимова... 15 медалей за оборону или взятие отдельных городов и географических регионов: Ленинграда, Москвы, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Киева, Будапешта, Кенигсберга, Вены, Берлина, Белграда, Варшавы, Праги, Кавказа, Советского Заполярья. За взятие отдельных городов медали есть, а за победу над целой страной, над Финляндией, - нет. Почему же? Да потому - победа такая. Непобедная победа.

Сообщая об окончании войны, советские газеты в марте 40-го мишут не только о главном герое войны, о командующем фронтом, но и о героизме рядовых красноармейцев. Да, героических самоотверженных бойцов в Красной Армии было немало - без самоотверженности, без героизма неприступную линию Маннергейма было не взять. Но как-то не поднимается рука писать о геройстве агрессора. Да и геройство-то это зачастую бывало подневольным и даже бессмысленным. Достаточно вспомнить последний дань войны, 13 марта, штурм Выборга. Все наступающие знают, что мир уже заключен, что в 12:00 огонь прекратится, что после 12-ти стрелять строжайше запрещено, что город наш и в него можно будет войти спокойно, без геройства, ничем не рискуя. Но приказ толкает в спину, и надо идти в атаку, бежать навстречу пулям, надо геройствовать, а залечь до 12-ти за каким-либо валуном или деревом нельзя - расстреляет особист за невыполнение приказа, расстреляет - и глазом не моргнет. У него своя служба, он не на финнов смотрит - на тебя, красный солдат.

Может, и был героизм и в эти последние часы войны, и даже наверняка был - не могли 862 красноармейца погибнуть во время штурма так, чтобы никто из них не совершил геройского поступка. Однако это героизм бессловесного людского стада, которое по самодурству, глупости или прихоти начальства гонят на убой. И оно идет, не может не идти, боится не идти. Пули особистов страшнее финских: финский стрелок на поле боя может промахнуться, особистский палач в расстрельном подвале - никогда.

Да, солдат не виновен, что волею Москвы он в этой войне выступал в роли агрессора, захватчика, грабителя, жадного до чужого добра. Но роль-то была, и она сыграна им до конца, до последнего часа. Татаро-монгольская орда в свое время брала русские города тоже не без геройства. И в фашистско-немецкой армии тоже было немало героизма, проявленного в войне с Советским Союзом. Но кто же на Руси будет восхищаться этим геройством? Полагаю, что и геройством своих солдат, по вине кремлевского диктатора превращенных в агрессоров, восторгаться особого смысла нет.

В неправедной войне нет праведных героев.

А уважение к финскому народу, так стойко и героически сопротивлявшемуся советской агрессии - есть.

* * *

В войне с Финляндией обильно умылась Россия кровью своих сынов, и долго еще, не один еще год, вплоть до 45-го, размазывала эту кровь по своему социалистическому лику.

Да и смыта ли эта кровь до сих пор? Кровь бессмысленных жертв смыть нельзя никогда.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница