Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #7(214), 30 марта 1999

Виктор СНИТКОВСКИЙ (Бостон)

У ЗОЛОТОЙ ОРДЫ СИДЕЛИ...

В МИРОВОЙ КЛАССИФИКАЦИИ

При всем многообразии национально-религиозных традиций и политических укладов, экономика большинства развитых европейских стран, Канады и США укладывается в так называемую евро-американскую модель посткапитализма. Эта рыночная модель характеризуется наличием множества конкурирующих фирм, в большинстве своем средних и мелких. В тоже время в этих странах есть и наиболее крупные мировые концерны. Но государство не дает им превратится в монополии. Это достигается антитрестовским законодательством, которое не позволяет создавать монополии и требует разделения монополий, если они по каким-либо причинам образовались. Именно в странах евро-американской модели производится большая часть наукоемкой продукции. Политическая власть в этих странах принадлежит составляющему большинство среднему классу, включающему бизнесменов, служащих и квалифицированных рабочих. Относительное единообразие политических взглядов и высокий жизненный уровень определяют политическую стабильность этих государств.

Модель Японии и "азиатских тигров" включает страны с рыночной экономикой, где соблюдаются в основном демократические принципы. Эти страны вошли в посткапитализм, минуя классическую капиталистическую стадию. Производство и политическую власть тут контролируют небольшое количество мощных крупных концернов. Значительную часть производства составляют наукоемкие производства, успешно конкурирующие на мировом рынке. В этих странах сильны традиции патернализма (своего рода вассалитета), сохранившиеся с феодальных времен, которые вынуждают делить значительную часть прибылей с персоналом. Это позволило достичь высокого уровня жизни и политической стабильности. Но эта система менее устойчива по сравнению с евро-американской, что и показал недавний азиатский финансовый кризис.

Экономическая модель экспортеров нефти позволила им выйти из средневековья в XX век. В этих странах феодалы сохранили политическую власть и стали владельцами небольшого количества крупных высокодоходных нефтедобывающих компаний. Значительную часть бюджета этих стран наполняют налоги иностранных нефтедобывающих концернов. В последнее время главы стран-экспортеров нефти вкладывают деньги в экономику развитых стран, приобретая там недвижимость и акции, что позволяет им получать доходы, сейчас и в будущем, от разумно используемых нефтедолларов. Архаичные общества Саудовской Аравии, Катара, Брунея и т.п. устойчивы благодаря традиционной аполитичности и высоким доходам немногочисленного коренного населения.

Модель бедных государств "третьего мира" - четвертая основная модель экономики. Она характерна для большинства латиноамериканских и африканских стран. Они поставляют сырье, сельхозпродукцию, дешевую промышленную продукцию и дешевую рабочую силу. СССР всегда продавал сырье, включая нефть - то есть существовал по третьей и четвертой модели. Наукоемкое вооружение СССР поставлял по политическим, а не коммерческим соображениям в страны соцлагеря и союзные феодальные страны "третьего мира", которые были ближе руководителям КПСС по тоталитарной общности - Ираку, Египту, Сирии, а также императору-людоеду Бокассе и др.

РУССКИЙ ПУТЬ

После развала СССР руководство России денационализировало и частично демонополизировало промышленность. Но до сих пор правительство не может разделить некоторые прежние монополии, в первую очередь в области добычи нефти и газа, энергетики. Сохранены крупные горнодобывающие и военные комплексы. Из-за отсутствия нового поколения менеджеров правительство вынуждено было согласиться на создание контролируемых властью и директорами посреднических (то есть непроизводящих) фирм, отбирающих львиную часть дохода предприятий, находящихся во владении работников этих предприятий. Однако такие фирмы ориентируют предприятия на рынок, помогая им не утонуть окончательно, и не дают директорам распродать предприятия задаром.

В странах Восточной Европы, где нет или почти нет сырья, новые лидеры приняли западную модель с множеством конкурирующих фирм. В этих странах все время советской оккупации сохранялись ростки частной инициативы, и в гораздо меньшей степени удалось искоренить деловую предприимчивость и трудолюбие. Раньше в этих странах партноменклатура держалась на советских штыках. Лишившись поддержки из СССР, бывшие восточноевропейские лидеры, не имея силовой опоры, были вынуждены уступить дорогу самой естественной и мощной западной экономической модели, на которой настаивала большая часть общества. Из управления этих стран были удалены не только коммунистические лидеры, но и их представители в армии и политической полиции. Традиционная близость к Западу и меньший, чем в СССР, срок коммунистического развала нравственности, меньшая ориентированность промышленности на войну и более высокая производственная культура в целом позволила этим странам быстрее вылезти из трясины социализма. К тому же для советских людей до 1991 года жизненный уровень в странах Восточной Европы казался недосягаемой мечтой. В бывшем СССР большая часть общества до сих пор ориентируется на коммунистические легенды.

В СССР под властью КПСС существовала система, в которой представителей номенклатурного аппарата перемещали из одной отрасли управления в другую, надежно связывая между собой деловыми знакомствами и родственными связями. Секретарь райкома комсомола переводился на работу в областное управление КГБ, завотделом горкома партии получал престижный пост в профсоюзах, чекист или секретарь партбюро университета переводились на партийную работу. Это была замкнутая каста, которая обладала тем или иным административным опытом и наличием разветвленных связей. В "азиатском способе производства", воссозданном КПСС, эти люди стремились, во-первых, отхватить кусок от государственного пирога, а не толкать страну к прогрессу.

В этих условиях аппарату управления было выгодно иметь систему, в которой рубль не конвертировался. Почему? Это позволяло создать в стране совершенно отличную от рыночных стран систему соотношения цен на товары. Были дешевы разрешенные к чтению книги, общественный транспорт, бензин, немногочисленные продукты в магазинах, квартплата, лекарства. Зато очень дорого стоили предметы длительного пользования - автомашины, телевизоры, мебель, а также одежда, апельсины, обувь и т.д. В результате этого государство могло покупать на международном рынке дешевые товары и продавать их дорого внутри страны. На советском юридическом языке это называлось спекуляцией и было юридически наказуемо для граждан, а государство на этом крепко наживалось. Подсчеты западных экономистов и бывшего советского специалиста Игоря Бирмана показали, что в середине 70-х годов государство получало от этой спекуляции порядка 20 млрд. рублей в год. Естественно, что в планах и отчетах по бюджету эти доходы не "засвечивались". Вспомним денежную реформу 1961 года. Тогда официально цены и зарплату уменьшили в 10 раз и соответственно деноминировали деньги. Однако за доллар вместо 4 рублей стали платить не 40 копеек, а 90. Таким образом, официальный курс рубля был девальвирован более чем в 2 раза. Соответственно этому подорожали импортные товары и советские товары, включающие импортные составляющие. Фактический курс рубля все время падал, и соответственно этому росли прорехи в бюджете и цены на товары. Дорожали автомобили, золотые изделия, мебель, меха, электроприборы, посуда и продукты. Причем в государственных магазинах цены на сыры и масло, мясо и колбасы подняли "временно" при Хрущеве, но потом их сохранили. Поскольку мяса, рыбы и фруктов в магазинах не хватало, то росли цены у частников на так называемых "колхозных" рынках. Новые модели станков, приборов, технологического оборудования и т.п., имея производительность на 10-15% больше предшественников, стоили в 2-3 раза дороже и были тяжелее по весу. Это не афишировалось в газетах, но сметные стоимости новых или реконструируемых производств, начиная с 70-х годов, росли баснословно, хотя формально цены никто не "отпускал".

В экономике все показатели так тесно связаны друг с другом, что если, исказив один показатель, не тронуть другие, то ложь вылезает наружу. Советские экономисты из думающих и западные экономисты обратили внимание на наличие в советском бюджете нерасшифрованных в официальных отчетах доходов. Дело в том, что во всех советских публикациях как расходы, так и доходы бюджета немного расшифровывались. Если просуммировать по этим расшифровкам доходы как от населения, так и от государственных предприятий, то остается громадный, с каждым годом возрастающий разрыв, который в отчетах не разъяснялся. Этот разрыв в 1976 году составил 50 млрд. рублей. В отчете по бюджету указывался суммарный доход, "в том числе" по промышленному строительству - столько, по пассажирскому транспорту - столько и т.д., но не на всю сумму доходов бюджета. Оставалось предполагать, что остальных много и каждый из них невелик, а потому, чтобы укоротить отчет, такие показатели просто не перечисляли. Однако за этим "укорочением" скрывался обман.

Игорь Бирман после приезда в США опубликовал расшифровку таинственных доходов советского бюджета. Первое - это была вышеуказанная спекуляция государством на 20 млрд. рублей. Затем он выяснил, что 9 млрд. рублей приходят из доходных статей республиканских бюджетов, 6 млрд. - за счет печатания денег Гоззнаком и 15 млрд. - за счет выданных банками кредитов. Итого: 50 млрд. рублей (И.Бирман. Экономика недостач, "Чалидзе пабл.", Нью-Йорк, 1983.). Как показал Бирман, необоснованные банковские кредиты в экономику достигли уже 80-х годах астрономической величины - 250 млрд. рублей, причем рост этой величины начался еще с предвоенных времен. Внутренний государственный долг населению в 1976 году составлял свыше 200 млрд. и состоял главным образом из вкладов населения в сберкассы - 140 млрд. рублей, купленных населением облигаций 3-процентного займа и более 20 млрд. в облигациях"старых займов" и 60 млрд. рублей в "кубышках" из-за отсутствия товаров и т.д. В итоге не только государственный бюджет, но и финансовая система в целом оказались дефицитными, то есть СССР тратил больше, чем имел. Вранье в финансовых документах было виртуозным: "...в США затраты на содержание военного персонала (включая и денежные выплаты ему) входят в военные расходы, а советская экономика включает их в потребление" (И.Бирман, с.156). Со своей стороны добавлю, что многие военные заводы были разбросаны по различным министерствам, и расходы на них не включались в графы военного бюджета. О том, что советский официальный военный бюджет сильно занижен, кричал И.Бирман сразу же по приезду в США в 1974 году. (В 1998 году это утверждение присвоил себе "академик" В.Квинт. - НРС, 4-5 июля 1998 г.)

Кредитование СССР велось населением. Государство, со своей стороны, выплаты населению по полученным кредитам задерживало на многие годы, так как тратило кредиты неразумно, а потому не получало достаточно доходов. Возьмем такой объект, как строительство ж/д Салехард-Игарка на вечной мерзлоте, которая была первой очередью дороги для подвоза армии к американскому побережью. Проживи Сталин дольше, и была бы построена эта дорога вдоль всего побережья Ледовитого океана от Архангельска до Чукотки. Для эксплуатации построенной части этой дороги на вечной мерзлоте через каждые 5 км были расположены лагерные пункты на 500 человек заключенных и примерно столько же человек вооруженной охраны и вольнонаемных. После смерти Сталина дорогу прекратили строить на следующий день. Но гигантские затраты на строительство никто вернуть стране не мог. И Сталин, и каждый генсек вплоть Горбачева, первые секретари союзных республик и ниже вкладывали значительные средства в нерациональные, бесполезные затеи, которые разоряли страну и накапливали государственный долг. Список этих разорительных строек от Сталина до Горбачева неисчислим. В горбачевские времена, например, было начато строительство грандиозного завода по производству мощных тракторов в Набережных Челнах - КамТЗ. Общественность долго шумела пока до Политбюро "дошло", что по производству количества мощных тракторов СССР опережал США, но в СССР совсем не производились малогабаритные тракторы для приусадебных участков и фермерских хозяйств. Тогда завод перепроектировали на производство легковых автомобилей неизвестной марки, так как собственного оборудования не было. Горбачев было подписал "договор о намерениях" в Италии о покупке оборудования для изготовления снимаемого "Фиатом" с производства малогабаритного автомобиля. Но денег на покупку у СССР не было, и кредиты ему никто не давал. Тогда весь комплект демонтированного в Италии оборудования закупил Китай. Все перестроечное время продолжалось строительство гигантских корпусов и инженерных сооружений КамТЗ. Ныне в необъятных по размерам цехах производят в незначительном количестве убогую малолитражку "Ока". Об окупаемости строительства в обозримой перспективе говорить не имеет смысла, так как не хватает денег даже на поддержание конструкций и инженерных систем в рабочем состоянии.

Много лет на ЗИЛе создавали дизельный двигатель для экономии горючего по сравнению с бензиновым двигателем. Для этого построили в г.Ярцево Смоленской области чугунолитейный завод, повторив его по проекту для КАМАЗа, и начали в Москве экспериментальное производство автомобилей с дизельным двигателем. В 1991 году разобрались, что зиловский дизель не дает экономии на горючем, потом оказалось, что на Урале есть завод, который может обеспечить дизелями ЗИЛ, но и эти дизели низкого качества. Когда развалился СССР и в России грузовики перестали дарить колхозам, армии, зарубежным "друзьям" в неисчислимом количестве и стало нужно платить за них реальными деньгами, оказалось, что зиловские грузовики почти никому не нужны. В итоге "ЗИЛ, как и государство, надолго оказался у разбитого корыта. И т.д. и т.п.

В 1978 году в СССР скопилось нереализованной из-за ненужности рабочей проектной документации на 8 млрд. рублей (то есть на строймонтаж более чем 400 млрд. рублей). Объем незавершенного строительства с 70-х годов ежегодно возрастал на 7-10 млрд. рублей. Этот груз камнем тянул советскую экономику на дно. Но каждое министерство затевало ежегодно все новые и новые стройки, ибо министерствам это было выгодно по части премий за экономию в предполагаемых производствах на стадии ТЭО (технико-экономическое обоснование).

В 1986 году СССР выплавил в два с лишним раза больше металла, чем США, но оборудования произвел в полтора-два раза меньше, чем США (из выступления академика Аганбегяна - экономического советника Горбачева). При том, что качественный металл и изделия из него закупали на Западе. Какая же экономика это выдержит? На Западе в середине ХХ века началась научно-техническая революция, и отставание СССР стало катастрофичным. Даже из того, что удавалось украсть, убогая промышленность почти ничего не могла воспроизвести.

Поэтому еще в 1983 году Игорь Бирман заявил, что "...тяжелая финансовая ситуация в СССР есть следствие серьезных экономических неудач, а, с другой стороны, полное расстройство финансовой системы, громадный государственный долг делают экономическое положение еще хуже. Коренные недостатки советской системы хозяйствования проявляются все более зримо и неминуемо ведут... к катастрофическим последствиям... Известно точное наименование для явления, когда тратишь больше, чем имеешь (зарабатываешь): и на экономическом, и на повседневном языке это именуется банкротством".

Именно в состоянии банкротства принял страну Горбачев, который ранее и сам разваливал страну в компании коллег из КПСС. Но теперь, взяв бразды правления и поняв, куда катится страна, ему пришлось принимать решение о том, что делать дальше. С одной стороны, новый генсек дал чуть больше свободы слова, с другой стороны, были приняты экономические шаги с целью дать некоторую самостоятельность предприятиям и дать возможность работоспособным людям работать и зарабатывать столько, сколько они могут. Частичная самостоятельность предприятий привела к тому, что головные предприятия стали избавляться от ненужных им филиалов, а многие филиалы отказались выполнять невыгодные заказы по команде головных предприятий. Союзные республики теперь не хотели, чтобы ими помыкали, как колониями. В итоге система управления экономикой страны развалилась. Попытка ввести так называемые договорные цены и снять лимит зарплаты привела к дополнительному насыщению рынка деньгами, но не товарами. Последовавшая потом попытка различными ограничениями сбить рост зарплаты не удалась. Зарплата стала расти на ряде предприятий безудержно еще и за счет организации производственных кооперативов, которые выполняли часть производственных заданий силами работников на их же рабочих местах, но фонд зарплаты кооперативов был в полтора-два раза выше, чем на базовом предприятии. А тут открылись кооперативы при райкомах и райисполкомах и комсомольские шарашки, которые освобождали от налогов и через которые проводили работы, не входившие в план предприятий и организаций или искусственно из плана выведенные. В комсомольских псевдонаучных центрах платили от 60 до 95% зарплаты от сметной цены. Поэтому их привлекали на субподряде "провести" существенную часть работы, которую выполняли сотрудники предприятия, проектного института и т.п., и за это они получали деньги, не ограничиваемые никакими карательными органами. Начиная примерно с 1987 года, многие организации перестали набирать прежние планы работ. В результате нехватки плановых работ и в результате вытеснения ненужных работников началась безработица, которая в 1988-91 гг. быстро росла, но о ней тогда не писали.

В 1985 году в нью-йоркском издательстве "Эрмитаж" вышла книга репрессированного диссидента Льва Тимофеева "Последняя надежда выжить". Там он пишет, что "опыт истории показывает: дай обществу хотя бы частичную самостоятельность, и здравым смыслом под угрозу ставится всеобщая власть партруководства... в обществе немедленно оформляется фронт оппозиции, фронт здравого смысла... Такой фронт экономической оппозиции был результатом НЭПа в 20-х годах... Спустя 30 лет хрущевская "оттепель" еще раз подтвердила этот принцип..." Горбачевская "перестройка" подтвердила этот принцип окончательно - под ударами оппозиции, выжившее из ума Политбюро ЦК КПСС было распущено вместе с КПСС. СССР развалился.

Еще раз хочу вернуться к действительно "ясновидящему предсказателю" - экономисту И.Бирману. В 1983 году в Нью-Йорке он писал, что ввиду финансового банкротства СССР, "я бы посоветовал советским гражданам немедленно избавится от всех накоплений, во всех формах и даже стараться жить в долг... От денег нужно избавляться, не стоит их иметь ни дома, ни в сберкассе, ни в облигациях. Куда же их девать, что конкретно покупать? Не возьмусь отвечать, покупать-то в общем нечего. Все это читателю, надеюсь, ясно, но как насчет советских граждан, которые эту статью не прочтут?" (Бирман, с.84)

Дело в том, что "в советской экономике рост платежеспособности населения ведет не к автоматическому возрастанию производства потребительских товаров, а к углублению экономических дисбалансов, к серьезным расстройствам всего хозяйственного механизма" (Бирман, с.144).

ПРОГНОЗ ЕЛЬЦИНСКИХ РЕФОРМ 90-Х ГОДОВ В 1983 ГОДУ

В условиях, когда рост советской экономики, отстающий от роста населения, прекратился и с середины 80-х годов экономика откровенно пошла вниз, "резко ухудшает всю ситуацию необходимость для властей ликвидировать громадные денежные накопления населения" (Бирман, с.157). Горбачев и Ко от этого уклонились. Неизбежная и непопулярная операция легла на плечи президента России и его правительства в самом начале 1992 года.

"Мучительной проблемой в СССР является очевидное неравенство районов и республик, вызываемое различиями в климате, наличии полезных ископаемых, традициях и т.д. При децентрализации все эти различия неизбежно дадут себя знать, экономическое неравенство усилится и вызовет резкое недовольство.

Неизбежно также, что, как мы говорим в Америке, перед тем как стать лучше, дела станут хуже. Иначе говоря, нет способа сразу, немедленно улучшить экономическое положение, всякие радикальные преобразования неизбежно приведут сначала к ухудшению экономической ситуации и лишь по прошествии некоторого (может быть, значительного) времени начнут давать положительный эффект.

Вот самый очевидный пример. Всем понятно, что колхозный строй не может обеспечить Россию хлебом, колхозы надо ликвидировать. Но ликвидация колхозов означает, что на время хлеба станет меньше. Должны пройти годы, пока на месте колхозов возникнут крепкие производительные хозяйства. Или другой пример. Завод ВАЗ в Тольятти связан со многими тысячами поставщиков. Сегодня завод как-то обеспечивается всем необходимым с помощью планирования и материально-технического снабжения. Опять-таки всем ясно, что эта система плоха. Но ее невозможно изменить за ночь. Пока на ее месте появиться нечто другое, завод может встать. И еще пример, который при всей очевидности не упоминается в спорах и рассуждениях. Система цен нелепа, ее тоже надо самым радикальным образом изменить. Но тогда многие предприятия немедленно станут убыточными. Их надо заменить прибыльными. Но ведь мгновенно этого не сделаешь. Значит, до момента создания новых предприятий надо как-то покрывать эти убытки..."

Светлая голова Игоря Бирмана осознала это более 15 лет тому назад. К менее умным понимание этих проблем пришло позже. К сожалению, многим россиянам до сих пор кажется, что все вопросы можно решить быстро и просто.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

К сожалению, И.Бирман оказался прав. Еще более прав оказался на 50 лет раньше М.Булгаков, который объяснил существующую разруху в хозяйстве "разрухой в головах". Сегодня в России нужно лечить и разруху в головах, и экономическую разруху одновременно.

Пока россияне сами не осознают собственную ответственность за свою судьбу, никто их не осчастливит. Что ж делать? Уходить с дурной дороги на западный путь! Маленький Израиль вскоре после обретения независимости выбрал правильный путь и порвал с СССР. Гигантский Китай сообразил это чуть позже и ныне выбирается на "рыночную" дорогу. Каждому в отдельности шахтеру, учителю, врачу или крестьянину не помогут ни бог, ни царь и ни герой, ни коллективные мероприятия - пикеты, забастовки, экспроприации или другие стадные тусовки. Из трясины россиянам нужно выбираться в первую очередь самим и каждому в отдельности - тогда инициативное и работящее большинство будет жить по-человечески, а не платить дань по-золотоордынски.


Содержание номера Архив Главная страница