Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #7(214), 30 марта 1999

Александр СИРОТИН (Нью-Йорк)

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

ТРУДОВЫЕ РЕЗЕРВЫ ПОСЛЕ 65

Итак, основная масса работающих американцев достигла среднего возраста. И чем старше становятся так называемые бэби-бумеры, то есть родившиеся в первые годы после Второй мировой войны, когда рождаемость была сверхактивной, тем ближе кризис рабочей силы в США.

Сегодня возраст почти половины американских работников от 35 до 54 лет. В 2000 году каждому третьему работнику будет 45 или больше. В 2006 году средний возраст американского работающего будет 40,5 лет. К 2011 году первые бэби-бумеры перешагнут за 65-летний рубеж. А если все бэби-бумеры выйдут на пенсию к 2030 году, в стране не хватит молодых работников, которые бы заполнили освободившиеся места. Острая нехватка рабочей силы может чувствоваться всю первую половину XXI века. И работодателям ничего не останется, кроме как заполнять рабочие места седовласыми ветеранами пенсионного возраста, теми самыми, которых в конце 90-х безжалостно увольняют за то, что они слишком дорого стоят, слишком осторожно и медленно работают.

Люди сейчас живут дольше, они здоровее, чем предыдущее поколение, и сегодня человек 65 лет уже не считается стариком. 65-летние говорят:

- У меня еще немало планов на будущее. Я не собираюсь проводить весь день в кресле-качалке. Мне нужны впечатления, разнообразие, чтобы было интересно жить!

Геронтолог Кен Дычволд предсказывает, что этапы традиционного пути "школа-работа-пенсия" не будут так резко отделены друг от друга. Уже теперь стало обычным делом, что человек в 50 лет идет учиться в колледж или на курсы, а 70-летний начинает новую карьеру или получает банковский заем на покупку дома с выплатой на 30 лет.

До недавнего времени у какой-то части работников старше 50-ти возникало желание уйти на раннюю пенсию, то есть не в 65, а в 62 года и раньше. В ближайшем будущем, как полагают эксперты, все больше пожилых людей захотят оставаться на своих рабочих местах - то ли для того, чтобы быть занятыми, то ли ради дополнительного заработка.

Многие работодатели понимают преимущества работников пожилого возраста: у них большой опыт работы, они более надежны и преданы своей фирме, не прыгают из одной компании в другую в поисках более высокого заработка, как молодые. И все чаще такие люди достаточно продуктивны.

Все больше пожилых людей занято в сфере услуг. Например, в кафе McDonald's раньше работали только 18-20-летние. Сейчас вы почти всегда встретите там на раздаче двух-трех пенсионеров. Вышедшие на пенсию идут работать официантами, продавцами универмагов.

11 тысяч американцев ежедневно справляют 50-летние.

Самое главное и самое дорогое достояние высокоразвитого государства - люди, человеческий капитал. И он не ограничивается наиболее продуктивным возрастом 25-45 лет. Успех может сопутствовать человеку и после 65-ти.

ИМПОРТНАЯ СТАЛЬ И ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В США

Влиятельный в Америке профсоюз сталелитейщиков - оплот Демократической партии США - предупредил Белый дом, что откажет в поддержке кандидату в президенты Алберту Гору, если президент Клинтон наложит вето на законопроект, ограничивающий ввоз дешевой импортной стали. Этот законопроект, направленный прежде всего против стали из Японии и Бразилии, был принят Палатой представителей в соотношении: 289 голосов "за", 141 - "против". Теперь по законопроекту должны будут голосовать сенаторы. А чтобы законопроект обрел силу закона, потребуется подпись президента. Президент уже заявил, что наложит вето. Профсоюзы и сталепроизводители утверждают, что из-за дешевой стали, ввозимой из-за границы, потеряли работу 10 тысяч американских сталеваров.

На наши вопросы отвечает американский экономист, научный сотрудник института Кейто в Вашингтоне Дэн Гризволд.

- Мистер Гризволд, может ли и Сенат проголосовать за ограничения на ввоз стали из других стран?

- Сенат менее настроен защищать протекционизм. Дело в том, что сенатор представляет интересы всего штата, тогда как член Палаты представителей представляет интересы своего округа в штате и легче поддается политическому давлению со стороны профсоюзов и местных предприятий. Сенатор-демократ от штата Западная Вирджиния Джей Рокфеллер, внесший на рассмотрение Сената законопроект об ограничении импорта стали, получил поддержку всего 15 сенаторов. Так что шанса у законопроекта в его нынешней редакции практически нет. И как заметил конгрессмен-республиканец Дэвид Дрейер из Калифорнии, многие члены Палаты представителей проголосовали за законопроект только потому, что знали: он не пройдет в Сенате и уж точно не будет подписан президентом. Хотя для президента это политически рискованный шаг - наложить вето на законопроект, который долгое время лоббируют и влиятельные сталепроизводительные компании, и профсоюз сталелитейщиков. Одни могут отказать Гору в денежной поддержке его президентской кампании 2000 года, другие - в поддержке голосами. Но многие члены администрации Клинтона, в частности министр финансов Роберт Рубин, понимают, насколько опасно пойти на поводу у сталелитейной промышленности. Опасно и для американской экономики в целом, и для американской промышленности, за исключением сталелитейной. Мы говорим о тех отраслях промышленности, в которых используется сталь. Если ограничить ввоз иностранной дешевой стали, то автомобилестроителям, например, или производителям домашней техники придется использовать более дорогую отечественную сталь, из-за чего продукция станет дороже, снизится ее продажа, сократится производство и уже не 10 тысяч сталелитейщиков, а сотни тысяч рабочих в других областях промышленности потеряют работу. Такие последствия защиты сталелитейщиков гораздо хуже, чем потеря 10 тысяч рабочих мест. Ограничение импорта стали в США нанесет нам ущерб и за границей. Нас осудит Всемирная торговая организация за то, что мы, с одной стороны, требуем от других либерализации экономической политики, открытия внутренних рынков, осуждаем Японию и другие страны за протекционизм, а с другой стороны, наши законодатели из Нижней палаты Конгресса принимают протекционистские законы. Это прекрасно понимают министр финансов Рубин и министр торговли Дейли, и они сумели убедить президента не подписывать закон о квотах на ввоз стали.

- Газета Wall Street Journal указывает, что закон, принятый Палатой представителей, противоречит правилам Всемирной торговой организации. Каким правилам?

- Закон явится прямым нарушением правил ВТО, по которым всякие квоты, всякие ограничения в области международной торговли незаконны, за исключением особых случаев. Даже согласие одного государства под нажимом другого на добровольное ограничение экспорта является нарушением основополагающих принципов ВТО.

- Если все же Сенат вслед за Конгрессом проголосует за принятие закона (пусть в более мягкой формулировке) об ограничении импорта стали, а президент не наложит на законопроект вето, каков может быть механизм работы закона и как квоты отразятся на экономике стран-экспортеров стали?

- Будет установлен потолок поставок стали из Японии, Бразилии, России и ряда других стран на уровне середины 1997 года. Это означает, что импорт стали будет снижен приблизительно на 25%. Такое снижение больно ударит прежде всего по экономике Японии, Бразилии и России, хотя мы очень заинтересованы, чтобы экономика этих трех стран как можно скорее вышла из кризиса. Если они сократят продажу своей стали на американском рынке, сократится и поступление твердой валюты в их казну. А это рикошетом отрицательно скажется и на состоянии американской экономики, потому что страны, переживающие экономический застой - плохие покупатели американской продукции.

- Мистер Гризволд, как вы смотрите на согласие России добровольно ограничить продажу своей стали на американском рынке?

- Ограничение экспорта плохо для России, как и для любой другой страны. 5-7% твердой валюты поступают в Россию от экспорта стали. Сталь - один из немногих производимых сейчас в России продуктов, способных конкурировать на мировом рынке. Именно поэтому американские сталелитейные компании увидели в российской стали опасного конкурента. Для России увеличение, а не уменьшение экспорта стали - жизненно важно. Но следует понимать, что американская политика, в том числе и экономическая, не однородна. Иногда политика Белого дома расходится с политикой Палаты представителей, с политикой профсоюзов и некоторых отраслей промышленности. В вопросе о квотах на импорт стали администрация президента Клинтона, в отличие от Конгресса, заняла правильную позицию.


Содержание номера Архив Главная страница