Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #7(214), 30 марта 1999

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ПРОКУРОР СЛЕДИТ ЗА ЗАКОНОМ, ЗА НИМ ТОЖЕ ПРИГЛЯДЫВАЮТ

Мы будем жить плохо, но мало.
В.Черномырдин.

Виктор Степанович несколько преувеличил. Есть тяга и к хорошей, и к долгой жизни. Тяга есть, а жизни нет. Только втянутся, как их норовят скинуть те, кто еще больше хочет.

С генпрокурором Юрием Скуратовым вышел большой шум.

Посудите сами, каково было положение Скуратова - он по долгу службы должен был выдавать на гора борьбу с преступностью, иначе скинут. Всякая борьба с этой преступностью приводит быстрым способом на самый верх - не в смысле карьеры, а как раз наоборот - наверху они и засели. Нет, не преступники, но... те, кто хочет жить хорошо и долго.

22 января в Лугано в швейцарской компании Mabetex случился обыск, который возглавила лично (таких прецедентов в Швейцарии не припомнят) Федеральный прокурор Карла дель Понте. Как пояснили ее пресс-секретарь, а позже и прокурор кантона Жак Дюкри, расследование касалось высоких должностных лиц и "сомнительных финансовых операций между Москвой и Лугано". Они также сообщили, что поводом для обыска стало отдельное поручение из Москвы, подписанное 10 ноября 1998 года Юрием Скуратовым. Это происходило в последней декаде января, а Скуратов внезапно подал в отставку 1 февраля после разговора в Кремле с Николаем Бордюжей.

Пока в Москве одни злорадствовали, другие сочувствовали, а третьи привычно рылись в "компромате", госпожа дель Понте протянула коллеге руку: возможно, не только из личных симпатий или прокурорской солидарности, но и лучше понимая причину "нездоровья" российского коллеги. Швейцарская прокуратура, в принципе принимающая все меры для сохранения тайны расследования по компании Mabetex, дала утечку в парижскую газету Le Monde. И эта публикация от 26 февраля могла стать причиной сердечного приступа уже у Бордюжи.

По сведениям Le Monde, компания Mabetex выполняла не только заказы по ремонту Кремля и "Белого дома", но ее президент Беджет Паколли "был посредником при приобретении для российского президента двух яхт (за государственный счет) за 500 тысяч долларов". "Что касается сопрезидента Mabetex Виктора Столповских (другой сопрезидент - косовский албанец Беджет Паколли. - В.Л.), он зарегистрировал на свое имя дворец, который Татьяна Дьяченко попросила построить для нее в 1996 году под Москвой на Николиной горе", - пишут далее журналисты Le Monde (МН от 18 марта).

Все эти страсти разгорались тогда, когда над Клинтоном нависли большие тучи.

И появилась идея - а не проверить ли генпрокурора? Пример Валентина Ковалева, "банного министра", показал. Убрали его на пенсию - сиди тихо. Но он вдруг вздумал сочинять какую-то партию и заниматься политикой (дающей такую хорошую, но, увы, короткую жизнь), и тут сразу же и выяснилось, что он растратил средства какого-то социального фонда в крупных размерах. Так что он теперь сидит тихо, но в Бутырке.

Итак, если уж Клинтона при всех успехах Америки хотели (в январе-феврале) убрать, то почему же нельзя этого сделать с каким-то генпрокурором? Он и сам это прекрасно понимал - не дашь материала по разоблачению преступности - уволят за неспособность. Дашь - за беспринципность, нечистоплотность и аморализм. А то, что аморализм есть, никто не сомневался. Ибо никакой он не аморализм, а просто хорошая жизнь. Люди шли во власть вовсе не ради плохой жизни, этого хватает и без власти. И с их точки зрения, валяться в объятиях гурий - это и есть хорошая жизнь. Даже отличная.

Люди Березовского, в то время еще члена Семьи, из его конторы "Атолл" живо все сняли видеокамерой на явочной квартире прокуроров и министров. Она давно была оборудована трехспальной кроватью "Ленин всегда с нами". Но общался с прокурором не вождь, а две теластые девицы, сильно превосходящие по весу одного вождя. Ни одна из них, как сообщил комментатор государственного канала ВГТРК - "Вести", показавшего ночью 18 марта (хотя снимали днем) порнофильм с уведомлением "Детям до 18 лет смотреть запрещается", не была женой генпрокурора. Показали, вне всякого сомнения, по повелению самого Ельцина - начал делать, так уж делай, чтоб не встал (по поступившим достоверным сведениям, указание выдать видеосъемку в эфир дала "Вестям" лично Татьяна Дьяченко, но за три часа до "Вестей" скандальную пленку показала грузинская частная телекомпания "Рустави-2"). Начальник ВГТРК Михаил Швыдкой дал дивное обоснование якобы самоуправного показа 4-минутной порнухи с порнозвездой Скуратовым во главе: "Мы не хотели давать в руки шантажистам компрометирующий материал". Другими словами, только шантажисты вознамерились было угрозить прокурору разоблачением и показом, как мы уже успели раньше. Мы уже показали, так что можете более не грозить своим показом. Нечего вам показывать, когда мы уже это сделали. И нечем вам грозить, потому что уже и без вас все видели.

А уж после того как показали, Ельцин, по словам борца с шантажистами Швыдкого, порекомендовал больше эти кадры не показывать. А зачем? Теперь эти кадры вкупе с банными утехами Ковалева идут по десятке долларов на Горбушке, каждый интересующийся может купить. А если каждый день гонять по ТВ, так ведь и цену сбить можно. Любопытна и официальная формула показа: "Кадры, на которых присутствует некто, похожий на генпрокурора Скуратова". Впрочем, он сам не отрицал.

Лидер АДГ (аграрников) Николай Харитонов потребовал проведения следственного эксперимента. Стоящие рядом дамы захихикали. В каком смысле "эксперимента"? Поместятся ли две девицы со Скуратовым на той лежанке? Сумеет ли он повторить все кульбиты и пирамиды, которые так ловко выстраивал наедине с прелестницами? Это вряд ли. Имен их не знает. Не говоря уж о фамилиях. Пойди теперь, найди. А без них следственный эксперимент теряет свою чистоту.

Итак, снять (не в постели, а с поста) нужно было. И Скуратов это хорошо понял. Написал, лег в больничку. Моралист Скуратов всех надул со своей болезнью. Моралист Ельцин поддержал ложь о болезни перед всем честным народом. Констанин Титов, губернатор Самарщины, тоже высказался неплохо: "Вообще-то мы не против морали". Вообще-то...

Комментируя ночной показ "Вестями" видеопленки с его "частной жизнью", Скуратов на приеме у Ельцина в ЦКБ 18 марта впервые сказал, что он лично вел расследование дела Mabetex и за это поплатился. Скуратов сообщил, что дело касается подкупа высокопоставленных чиновников при заключении строительных контрактов. Mabetex построила больницу в Норильске и здание Комдрагмета в Якутии, восстанавливала сожженный "Белый дом", реконструировала гостиницу "Золотое кольцо" - Swiss Daimond Hotel (бывший "Белград-1") на Смоленской улице. На нее было потрачено более 60 млн. долларов. Затем реконструировала здания Кремля, "Белого дома" и карельской резиденции Ельцина "Шуйская Чупа". Эта "Шуйская Чупа" (прости, Господи) - сказка. Строители Mabetex сделали там пол из итальянского мрамора с подогревом, огромную сауну из канадского апаша и самый дорогой в Европе крытый теннисный корт.

Система получения строительных контрактов фирмой Mabetex была стандартной: чиновники, подписавшие контракты, получали за это деньги от руководства фирмы, которые затем включались в смету строительства, так что взятки оплачивались российским бюджетом. Более того. Установить конкретные фамилии взяткобрателей было просто: швейцарские бизнесмены с целью уменьшить уплату своих налогов, сообщали в свои налоговые органы номера счетов и имена людей, которым они платили "комиссионные", чтобы эти суммы не облагались налогами.

И обыск в офисе этой фирмы в Лугано был проведен по просьбе Генпрокуратуры. О том, кто же именно шантажировал его скандальной видеозаписью, генпрокурор умолчал, пообещав рассказать это прессе, лишь если его не захочет выслушать президент. Ельцин Скуратова принял, поэтому дальнейших разоблачений пока не состоялось.

На встрече Евгения Примакова с Зюгановым и другими лидерами левых обсуждалась возможность уголовного преследования Татьяны Дьяченко (и управделами администрации Павла Бородина). Документальное подтверждение участия ближайшего окружения президента в расхищении госсредств 23 марта в Москву привезет прокурор Швейцарии Карла дель Понте, прибывающая в связи с расследованием деятельности в России швейцарской фирмы Mabetex. Примаков благосклонно слушал, сказав, что "уже устал" от общения с президентом. Качается трон, качается. Что-то будет?

Несколько ранее произошло нечто непредвиденное. Молодцы из "Атолла" сняли и записали всякие частные разговоры самого Хозяина - Бориса Николаевича. И это стало известно после обысков в "Атолле" и других вотчинах Березовского, ордера на обыск которых подписал не кто иной, как Скуратов!

И отбросил президент пригревшуюся гадюку Березовского с груди своей, осиротил семью.

С одной стороны, Скуратов поступил правильно - выявил змеюку. Но с другой, писал тайные гнусные письма своей знакомой прокурорше Карле дель Понте в Швейцарию с требованием обыска в Mabetex, даже фотографировался с ней, когда она недавно была в Москве. И теперь она против его снятия, защищает сластолюбца.

Решено было так. Скуратова по совокупности достижений уволить, но не сажать, а дать пост председателя Центризбиркома. Там тоже можно жить хорошо. А долго ли? Это никому не ведомо.

Но к этому времени был полностью реабилитирован Клинтон. Ветер и дух изменился. Мы же берем пример с самой передовой страны. Если уж там за утехи в рабочее время и в рабочем кабинете ничего не сделали президенту, то за что карать нашего прокурора, который жил хорошо в нерабочее время и не в казенном кабинете? Кроме того, свербила мысль: спасти прокурора, сделать его обязанным и ручным. Чтобы он более не вздумал делать запросы в Швейцарию или еще куда, а жил бы просто мирно и хорошо. У сенаторов-губернаторов тоже мало ли чего припасено там для хорошей и долгой жизни.

Произошло нечто невероятно запутанное: вопреки всем прогнозам и ожиданиям Совет Федерации 17 марта 144 голосами против 6 поддержал Скуратова. И поддержал вопреки желанию Ельцина, а теперь уже и Примакова. Несмотря на то, что сексуальные игры Скуратова на явочной квартире оставляли Клинтона далеко позади. Российские сенаторы с удовольствием посмотрели запись, но вознегодовали - шантаж, мол. Здесь не только мужская солидарность членов Совета Федерации, у коих все рыльце в пушку по поводу такого рода игр, но здесь желание видеть послушного им прокурора. Теперь он будет смирным - если останется вообще на своем месте. Ибо очередной политический кризис, нагрянувший на Россию, только начался. Ельцин и Примаков категорически против аморального типа, который не может заниматься борьбой с преступностью. Он же легко может стать жертвой шантажа преступников. Да и вообще этот Скуратов не раскрывал заказных убийств. А как их раскрыть, хныкал Скуратов перед сенаторами, когда могущественные силы не дают - вот и меня облепили, преступными методами вторгаются в мою личную и интимную жизнь, тайно снимают.

Сейчас все говорят о попрании морали. О какой-то демократии. Какая мораль и демократия?! В то время как был опущен главный правовой принцип - соблюдение процедуры. Откуда взялась пленка? Кто снимал? На каком основании? Кто ее изымал и по какому праву? Кто передал на телевидение (на той неделе)? Кто приказал показать ее по телевидению почти в час ночи? Статья Щекочихина в "Новой газете" от 18 марта о том, что это все проделки управделами Генпрокуратуры Назира Хапсирокова, крайне неубедительна и апологетична по отношению к Скуратову. Чего стоит только одна его фраза: "Когда Скуратов приехал в гости, там в "мужской компании" оказались и девушки. Сразу скажем: ничего особенного на пленке той нет. Это не "солнцевская баня" министра Ковалева".

Статья Щекочихина вышла 18 марта, то есть после показа порнофильма. Но писалась - до.

А потом газета - процесс. Написал, сверстал, сдал в типографию. И назад хода нет.

Скуратов пока не взял свое заявление об отставке обратно. Это и вообще-то странное было желание. И даже невозможное. В его ранге нельзя давать делу обратный ход через полтора месяца. Да если еще учесть, что заявление тогда же (2 февраля) было подписано Ельциным. Получается: прокурор поддался шантажу и ушел, соврав о болезни. Потом, получив поддержку коммунистов, решил вернуться и стал сам шантажировать президента компроматом. Если ты прокурор, то должен сразу же давать законный ход полученным данным о нарушении закона (начинать расследование и, если надо, открывать уголовные дела), а не держать в качестве компромата за пазухой. Иначе ты не прокурор, а интриган и политикан.

Сейчас дело стоит так: позиции президента еще раз сильно пошатнулись. Удар по Ельцину, конечно, силен. Ведь почти весь Совет Федерации, а это губернаторы, то есть вся региональная власть, выступили против Ельцина. Думу он может распустить согласно Конституции, как только они начнут приставать к нему со своим импичментом 15 апреля, а вот как быть с Советом Федерации? По Конституции его распустить нельзя вообще. Если вспомнить, что на днях Дума подкузьмила Примакова, снизив на 5% НДС, вопреки требованиям МВФ и просьбам Примакова, то становится понятным, что Ельцин решил срочно переориентироваться. Он быстро забыл свое желание попридержать Примакова в тени и вошел с ним в союз борьбы против Скуратова и сенаторов. А затем - и Думы. Да, неожиданным решением Совет Федерации вдруг сделал из Скуратова значимую политическую фигуру.

Зная непредсказуемость и необузданный нрав российского президента, пусть и больного, сейчас от него можно ждать самых невероятных акций. Как минимум, он потребует от сенаторов пересмотреть свое решение. Да, придется, может быть, Совету Федерации на своей сессии в апреле вынести совсем другое решение.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ОФИЦИАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ И ОТЗЫВЫ ПРЕССЫ


Содержание номера Архив Главная страница