Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #7(214), 30 марта 1999

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ПЕРЕЧИТЫВАЯ ЭРИКА БРЕЙНДЕЛА

Эрик Брейндел (1955-1998)

Он умер 7 марта 1998 года, не дожив до 43 лет, но и в таком молодом по современным меркам возрасте уже был знаменит, хоть и не был ни киноактером, ни рок-звездой, ни звездой спорта. Эрик Брейндел зарабатывал на жизнь журналистикой - писал политические комментарии, главным образом для New York Post. За неполные 12 лет сотрудничества в этой газете он написал более 500 статей, принесших ему общенациональную известность. Среди тысячи с чем-то почитателей, пришедших проститься с ним в крупнейшую нью-йоркскую синагогу, были мэр Рудольф Джулиани и бывший мэр Эдвард Коч, губернатор штата Нью-Йорк Джордж Патаки и сенатор Дэниел Патрик Мойнихен, бывший госсекретарь Генри Киссинджер и сын бывшего нью-йоркского сенатора Роберт Кеннеди-младший, владелец всемирной газетно-журнально-телевизионной империи Руперт Мердок, которому принадлежит Post, и Норман Подгорец - почетный редактор ежемесячного журнала Commentary, в котором активно сотрудничал покойный.

Сенатор Мойнихэн, бывший профессором Брейндела в Гарвардском университете, а затем ставший его боссом в сенатском комитете, сказал над его гробом: "Я учил его два года... и следующие двадцать учился у него". Не каждый, согласитесь, учитель может сказать подобное о своем ученике.

- Эрик всегда стремился познать правду... и никогда не боялся четко определить свою позицию, - сказал о покойном мэр Джулиани.

Вот это-то и отличало, на мой взгляд, журналиста Брейндела от большинства его коллег, живущих в "политически корректном" обществе, где все разложено по полочкам "хорошо" и "плохо", где существуют темы, на которые наложено табу и которые не принято затрагивать, - если, конечно, автор не желает восстановить против себя политический истеблишмент и читательские массы.

Много ли мы найдем журналистов, которые постоянно пишут о росте антисемитизма среди негров? Много ли мы найдем журналистов, которые по поводу и без повода не обливают грязью сенатора Джозефа Маккарти?

Многие ли журналисты ставят знак равенства между советским коммунизмом и немецким национал-социализмом?

Желающие преуспеть журналисты не пишут обо всем этом не потому, что не знают или не понимают, а потому что избегают писать правду, дабы не повредить своей карьере. Брейндел писал правду - потому что был честен и видел свое призвание в том, чтобы писать правду.

Только один пример: он был первым нью-йоркским журналистом, назвавшим погромом события августа 1991 года в бруклинском районе Краун-Хайтс в Нью-Йорке. В американской столице средств массовой информации работают тысячи журналистов, но кто из них, кроме Брейндела, решился именно так охарактеризовать избиение неграми евреев?!

Брейндел-комментатор был волен сам выбирать темы, а жизнь - нью-йоркская, американская, международная - ежедневно предлагает десятки, сотни тем. Но он не разбрасывался, не хватался за все. Он не был всеядным. Хотя круг его интересов был огромен, а знания энциклопедическими, Брейндел-комментатор ограничил себя тремя темами (по алфавиту): первая - антикоммунизм, вторая - Нью-Йорк, третья - судьба евреев.

Знакомство с биографией журналиста позволяет понять, почему именно эти темы были главными - и единственными - в его творчестве.

Эрик Брейндел родился в Нью-Йорке в 1955 году, его родители были выходцами из Европы и чудом уцелели в Катастрофе европейского еврейства. Социалистические идеи сын впитывал с молоком матери. Еще в школьные годы он заинтересовался историей коммунизма и, в частности, историей Коммунистической партии Соединенных Штатов. Он с отличием закончил одну из самых престижных частных школ в стране - Академию Филипса, основанную в 1780 году в городе Андовер (Массачусетс), а затем - также с отличием - колледж Гарвардского университета. Затем изучал экономику во всемирно известной Лондонской школе экономики, а в 1982 году завершил школу юриспруденции Гарварда. Перед 27-летним блестяще образованным молодым человеком открывалась дорога в будущее, и он начал ее в Вашингтоне в качестве помощника сенатора Мойнихена в комитете по делам разведки. Но в это время Брейндел уже не был социалистом.

Интерес к марксизму, к истории коммунизма, современной истории евреев, наконец, интерес к экономике изменили взгляды Брейндела. За годы учебы он проделал путь от либерализма рузвельтовского "нового курса" к консерватизму Рейгана, осознав, что только капитализм - свободное предпринимательство и частная инициатива при минимальном вмешательстве государства - способен гарантировать демократические свободы и поднять уровень жизни. Он понял также, что коммунизм советского образца не многим отличается от национал-социализма. В своей политике, направленной против евреев и Израиля, убедился Брейндел, советские вожди проявили себя как единомышленники и последователи Гитлера. Американская Компартия, убедился он, защищает интересы Москвы и находится у нее на содержании.

По словам Джона Подгореца, друга и коллеги Брейндела, в Вашингтоне начала 80-х годов Брейндел был самым многообещающим демократом. Со временем он мог стать одним из архитекторов внешней политики Соединенных Штатов, не исключено - госсекретарем. Но его судьба сложилась по-иному.

Эрик учился еще в средней школе, когда у него начались проблемы со здоровьем. Сначала - болезнь почек. Затем заболела правая кисть, и пришлось прибегнуть к хирургическому вмешательству. Операция не помогла. Временами боль была невыносимой. Иногда она исчезала, но появлялась вновь и вновь. Он испробовал все, что можно. Случалось, прибегал к помощи наркотиков, чтобы передохнуть от боли. В 1983 году Брейндел пытался купить героин, продавцом оказался агент ФБР. Брейндела арестовали, и, как говорят в таких случаях, не было бы счастья, да несчастье помогло. Америка потеряла, вероятно, толкового госсекретаря, но зато приобрела прекрасного журналиста.

В университетские годы он писал и редактировал студенческую газету Гарвардского университета, потом время от времени пописывал статьи в газеты и журналы. Арест и последующий уход с государственной службы заставили его искать другую работу. Другой стала журналистика. Он недолго работал на телевидении, столь же недолго писал редакционные статьи в нью-йоркскую газету Daily News, а в 1986-м Мердок предложил ему пост редактора редакционной полосы в Post с дополнительной нагрузкой - писать политические комментарии.

В 1997-м он получил повышение - стал ведущим вице-президентом мердокской компании News Corp., но по-прежнему продолжал писать статьи в газету.

Справедливо мнение, что газета живет один день, и большинство того, что печатает газета, вряд ли представляет интерес на следующий день после ее выхода в свет. Попытки журналистов издать отдельной книгой статьи, написанные ими для газеты, обречены, как правило, на провал, потому что газетные статьи редко выдерживают испытания временем. Это справедливо, конечно, и для многих политических комментариев Брейндела. Для многих, но не для всех.

Джон Подгорец внимательно перечитал все написанное его другом для New York Post и из более чем пятисот статей выбрал 69. Он собрал их в книгу "Страсть к правде: избранные статьи Эрика Брейндела" ("A Passion for Truth. The Selected Writings of Eric Breindel"), и на днях сборник вышел в свет в издательстве HarperCollins.

С некоторым недоверием я раскрыл эту книгу: боялся разочароваться в журналисте, статей которого всегда ждал, всегда читал и в которых, что скрывать, часто находил темы для своих заметок. Опасения оказались, к счастью, ложными. Отобранные Подгорецом статьи Брейндела современны сегодня не меньше, чем в тот день, когда они были опубликованы. Будь то статьи об американских евреях, Израиле и Катастрофе. Или статьи о событиях нью-йоркской жизни. Или о противостоянии демократического Запада и, в частности, США международному коммунизму. Любая из вошедших в сборник статей злободневна и сегодня, хотя написаны они между 1987 и 1997 годами.

Самая ранняя - "Называя коммуниста коммунистом" - датирована 9 мая 1987 года, но созвучна спорам самых последних дней - спорам о присуждении Элиа Казану "Оскара" за вклад в киноискусство. Голливудские леваки занесли имя этого выдающегося режиссера театра и кино в черный список, поскольку Казан выступил в 1952 году с показаниями в Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности Палаты представителей и назвал имена коммунистов, с которыми работал в театре в середине 30-х годов, когда и сам был коммунистом. Казан назвал коммунистов коммунистами, и поэтому год за годом его имя вымарывали из списка кандидатов на "Оскара". Но как только в этом году Академия киноискусства приняла решение наградить режиссера, как его вновь стали обвинять в "доносительстве".

Так вот, еще 12 лет назад в статье, не случайно, разумеется, написанной Брейнделом в 30-ю годовщину со дня смерти сенатора Маккарти, автор положительно оценивает поступки американских граждан, которые назвали коммунистов коммунистами. Можно только представить, что написал бы Брейндел о Казане, доживи он до марта 1999 года.

Брейндел не дожил. Еще в 1991 году у него диагностировали рак, он прошел курс химиотерапии, и опухоль исчезла. Осенью 97-го у него вновь начались боли, рак, казалось, вернулся, но проверка показала, что это не так. Боли, однако, не проходили. В последнюю неделю февраля 98-го года случилось внутреннее кровоизлияние, и больного доставили в больницу в бессознательном состоянии. Из больницы Брейндел уже не вышел.

Он ценил дружбу и оставался верен друзьям при любых обстоятельствах. Об этом в день прощания с ним говорил Роберт Кеннеди-младший, который подружился с Брейнделом в Гарварде.

- Несмотря на то что наши идеологические пути разошлись, Эрик оставался одним из моих ближайших друзей, - говорил социалист Кеннеди о консерваторе Брейнделе.

У Эрика Брейндела было много друзей. Читателей было во сто крат больше, и, полагаю, книга его избранных статей займет почетное место в тысячах частных библиотек.

Сборник статей Эрика Брейндела на английском языке "A Passion for Truth. The Selected Writings of Eric Breindel" можно приобрести в магазине "Books.com".


Содержание номера Архив Главная страница