Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №5(212), 2 марта 1999

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ПОСЛЕ СУДА НАД КЛИНТОНОМ

Патриарх Сената 81-летний Роберт Берд (демократ от Западной Вирджинии) был предельно откровенен в интервью с журналисткой телекомпании AВС Куки Робертс. Он говорил ей за несколько дней до того, как Сенату предстояло решить, следует ли удались президента Клинтона из Белого дома по двум статьям импичмента - лжесвидетельству и чинению препятствий правосудию.

- Я не сомневаюсь, что он лгал под присягой и что он обманул американский народ, и - на это указывают факты - препятствовал правосудию, - говорил Берд, депутатствующий в Сенате с 1959 года и по праву считающийся экспертом по процедурным вопросам Конгресса и толкованию Конституции.

- То, что он сделал, - продолжал сенатор, имея в виду президента, - очень огорчительно, не имеет оправдания и служит плохим примером. Давая лживые показания под присягой, он наносил удар системе правосудия. А он лгал под присягой!

- Но вот вопрос: являются ли совершенные им поступки серьезными преступлениями и правонарушениями? - спросил Берд и сам же ответил:

- Я считаю, что да, являются. Я нисколько не сомневаюсь в этом... А Конституция требует, чтобы в случае признания виновности президент немедленно автоматически изгонялся из офиса, безо всяких "но"...

Так говорил Берд, и каждый, кто слушал его, должен был придти к однозначному - логическому - заключению: сенатор объявит о принятом им решении голосовать за осуждение президента. Однако вопреки логике и всему тому, что он только что сказал, Берд заявил:

- Но есть много других факторов, которые мы также должны принять во внимание. Никакого президента не следует, по моему суждению, изгонять с поста, когда экономика на высоте. Народ голосует своими кошельками и отвечает (на вопросы об импичменте) в опросах общественного мнения. Люди не хотят, чтобы его изгнали... И я могу прийти к заключению, что по этим причинам нам не следует изгонять его...

Сенатора Берда можно упрекнуть в чем угодно, но только не в отсутствии откровенности. Он был, пожалуй, единственным сенатором, честно объяснившим, почему оправдал Клинтона по обоим предъявленным президенту обвинениям. Между тем, 55 сенаторов (45 демократов и 10 республиканцев) сочли, что президент не лгал под присягой, и 50 сенаторов (45 демократов и 5 республиканцев) сняли с него обвинение в чинении препятствий правосудию. Берд - и я отмечаю это снова - был единственным, кто вслух сказал: президент виновен, но признать его виновным нельзя, потому что он пользуется поддержкой большинства американцев. Иными словами: человек может быть виновен в совершении преступления, но его следует оправдать, потому что он популярен в народе. И Берд был не единственным, разумеется, сенатором, голосовавшим за оправдание Клинтона по этой причине. Среди тех, кто голосовал за оправдание, таких было большинство. Им, правда, не хватило мужества сказать об этом вслух. Но нельзя требовать мужества от каждого.

"Невиновен, потому что популярен!" Не напоминает ли вам, читатель, такая формулировка судебный процесс, свидетелями которого мы были несколько лет назад?

Когда 3 октября 1995 года жюри присяжных на процессе О-Джей Симпсона, убившего бывшую жену и ее приятеля, вынесло вердикт "невиновен", большинство американцев было потрясено. Многие белые американцы объясняли вердикт тем, что жюри, состоящее в основном из негров, руководствовалось расовыми мотивами. Этим белым, писал недавно в газете New York Post политический обозреватель Дэвид Гелернтер, следовало бы теперь извиниться в душе перед присяжными на процессе Симпсона. Ведь присяжные, оправдавшие убийцу Симпсона, руководствовались, возможно, теми же принципами, какими руководствовались сенатор Берд и его коллеги, оправдавшие клятвопреступника Клинтона. Один из лучших игроков в истории американского футбола Симпсон был очень популярен в стране и особенно популярен среди негров. Как бы отнеслись к членам жюри их соседи, если бы популярнейший черный футболист, ставший киноактером, был осужден? Не было бы это воспринято как заговор белых против черных?.. Демократы, начиная с супруги Клинтона и кончая обозревателями провинциальных газет, утверждали, что консервативные республиканцы устроили заговор с целью сместить популярного в народе президента. А разве белые расисты не могли устроить заговор с целью упрятать за решетку популярного среди негров спортсмена?

Томас Соуэлл - социолог, экономист, историк - один из самых образованных людей в современной Америке - писал после суда над президентом в Сенате: "Со времени оправдания О-Джей Симпсона и вплоть до оправдания Клинтона не было такого второго суда, на котором был бы достигнут вердикт, противоречащий фактам. И на процессе Симпсона выслушали по крайней мере свидетелей. В суд в Сенате свидетелей не допустили..."

Ни один разумный человек не поставит знак равенства между преступлением, совершенным Симпсоном, и преступлениями, совершенными Клинтоном. Можно не сомневаться, что если бы Клинтон совершил такое же, как и Симпсон, преступление, то даже сенатор Берд признал бы президента виновным. Но где, однако, проходит граница, разделяющая преступления, за которые следует наказывать даже популярного в народе человека, и преступления, которые тянут, так сказать, на оправдание популярных? Следует ли наказывать популярного за изнасилование? За вооруженное ограбление? За обычную кражу? За нанесение увечья в уличной драке?

Где эта граница?

Для страны, живущей по законам, вопросы подобного рода звучат, конечно, дико. Члены жюри - будь-то никому неизвестные граждане, как на суде над Симпсоном, или же известные всей страны, как на суде в Сенате над Клинтоном, - должны руководствоваться законом, а не поисками границы, позволяющей оправдать преступника. И так в общем-то всегда и было. Конечно, и в прошлом случалось, что преступнику удавалось уходить от ответственности: суд в демократическом обществе так же несовершенен, как и это общество, но, как заметил сэр Уинстон Черчилль, лучшего общества пока не придумали. Однако в 90-е годы завершающегося столетия моральный климат в стране стал меняться, чему в немалой степени способствовал изменившийся климат в Белом доме.

Какому президенту до Клинтона могло, например, прийти в голову сдавать в аренду спальню Линкольна, как сдают номер в придорожном мотеле! Кому могло прийти в голову продавать места за обеденным столом с президентом и первой леди! Всякое бывало в Белом доме, но только не такое. Вино лилось рекой при президенте Уоррене Хардинге в годы "сухого закона". Проституток высшего ранга возили президенту Джону Кеннеди и его окружению. Но и эти аморальные личности не продавали места рядом с собой за столом. Был уровень, ниже которого президенты не опускались. Президенты и - вся страна.

С окончанием суда над Клинтоном в Сенате совпало почти день в день решение Тэда Тернера пригласить на работу телекомментатора Марва Алберта. Популярный баскетбольный комментатор Алберт был, как помнит, наверное, читатель, уволен несколько лет назад телекомпанией NВС после того, как вся страна узнала о его сексуальных похождениях. Начальство Алберта сочло невозможным держать на работе человека, которого слушают - и видят в перерыве между двумя таймами баскетбольного матча - миллионы. Ну, а 2 апреля любители спорта вновь услышат и увидят его. В этот день Алберт в первый раз после долгого перерыва будет вести телерепортаж на всю страну.

Случись история с Албертом не во второй половине 90-х годов, а 10-15 лет назад или, тем более, 20-30, он почти наверняка оказался бы отлученным от микрофона навсегда. И это при том, что Алберт - действительно отличный телекомментатор, один из лучших в своей профессии. Но тележурналист общенациональной компании, которого слушают и видят миллионы людей, должен иметь пристойную репутацию. Алберт покрыл себя позором, и уважающей себя телекомпании вряд ли следовало пользоваться его услугами.

Но мы живем в 90-е годы. В эти годы Клинтон достоин занимать пост президента, потому что опросы общественного мнения свидетельствуют в его пользу. А если Клинтон достоин быть президентом, то Алберт, уж конечно, достоин быть телекомментатором. Ведь ни один другой спортивный телекомментатор в англоязычном мире не говорит смачно "Ye-e-esss!!!" так, как Марв Алберт.

- Люди не хотят, чтобы его изгнали, - сказал сенатор Берд о президенте Клинтоне.

Ну, а Тэд Тернер считает, что массовый болельщик не хочет, чтобы Алберта отстраняли от микрофона, и, не исключено, что так оно и есть. Опрос, проведенный в Нью-Йорке, где живет Алберт и где он стал спортивным комментатором, показал, что большинство ньюйоркцев не видит ничего страшного в том, что он снова начнет вести репортажи. Так думает, возможно, и вся страна.

Общество стало больным, и кто знает, когда оно выздоровеет.


Содержание номера Архив Главная страница