Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #5(212), 2 марта 1999

Никифор ОКСЕНШЕРНА (Лондон)

ГИБРАЛТАР: ОЧЕРЕДНАЯ БЛОКАДА

Князь Клеменс Меттерних говорил: "Политика - искусство возможного". Увы, если бы так! Канцлер был последователем Гроция, представителем рационалистического подхода к международному праву, - но там, где речь заходит о земле, там рациональное начало сплошь и рядом уступает место химерам, коренящимся в глубинных пластах подсознания, в смутных народных видениях, в мифе.

Гибралтар, единственная в Европе колония, из-за которой только что в очередной раз сцепились такие союзницы по ЕС и НАТО, как Великобритания и Испания. Географическая логика как будто бы за испанцев: Гибралтар - часть Пиренейского полуострова, однако та же логика почему-то не побуждает Испанию претендовать на территорию Португалии. Историческая логика тоже тут как тут, и тоже - с изюминкой. Верно: Гибралтар принадлежал Испании: в 1462 году он был отнят у мавров королевой Изабеллой Кастильской. Но вглядевшись чуть пристальнее, видим, что Англия владеет этим пятачком земли почти на целое столетие дольше Испании, и владеет законно. В 1704 году, в ходе Войны за испанское наследство, англичане и голландцы завоевали Гибралтар; по Утрехтскому мирному договору 1713 года он отошел к Англии, и никто этого договора не пересматривал. Ведь не требует же Австрия у Италии, скажем, город Триест.

Гибралтар - крохотный скалистый полуостров: пять километров в длину, менее двух - в ширину. В Великобритани его именуют просто Скалой, - во-первых, потому, что большую часть этого аппендикса занимает известняковый кряж, поднимающийся к югу, так что высшая его точка нависает над проливом; во-вторых и в главных, - потому, что Гибралтар был и остается стратегическим опорным пунктом Великобритании в Средиземноморье. Во время Второй мировой войны союзники использовали Гибралтар для высадки в Африку. В наши дни в порту колонии швартуются корабли НАТО. О временах более ранних - и говорить нечего: выгоды, вытекавшие из владения северным Геркулесовым столпом, всегда были очевидны.

Последний по времени конфликт, на первый взгляд, не стоит выеденного яйца. Испанское рыболовецкое судно нарушило правила, установленные для территориальных вод Гибралтара, и было задержано в гибралтарской гавани. В ответ испанские рыболовецкие суда блокировали акваторию Скалы с моря. Когда между рыбаками и гибралтарцами было достигнуто соглашение, вмешался Мадрид, - с тем, чтобы это соглашение не признать. Испанские пограничные власти искусственно затруднили въезд в Гибралтар и выезд из него. В автомобильных пробках перед заставой люди проводят по 5-6 часов. Главным образом это ударило по испанцам, постоянно работающим в колонии, а таковых - 11 тысяч, притом что всё население колонии - 30 тысяч человек (большинство приезжих рабочих обслуживает британский гарнизон и туристов). Деловая жизнь Гибралтара практически парализована. Испанские пограничники пытаются даже оспаривать водительские права, выданные в Гибралтаре, а министр иностранных дел Абель Матутис пригрозил закрыть испанское воздушное пространство для рейсов гражданской авиации, связывающих Гибралтар с внешним миром.

Наибольшее раздражение в Мадриде вызвало именно то, что Гибралтар действовал самостоятельно, как автономная территория, а не через Лондон. В самом деле, в Лондон гибралтарцы обратились за помощью только после начала блокады. Оттуда последовал адресованный Мадриду формальный протест.

Вообще накал страстей превзошел все ожидания. В Лондоне заговорили о временах Непобедимой армады, рассеянной в Ламанше в 1588 году. Все парламентские партии встали на дыбы. Раздавались возгласы вроде: "Долой лайковые перчатки в отношениях с Мадридом!" или "Любители боя быков понимают только силу, а мы играем с ними в крикет!" Утверждается, что Испания подвергла Гибралтар настоящей экономической блокаде - как во времена Франко. Вспомнили, что львиная доля британских отчислений в фонды ЕС попадает из Брюсселя в Испанию. Было внесено предложение послать к Скале корабли военно-морского флота - так сказать, поиграть мускулами. Словом, трудно было поверить, что речь идет о союзнице, более того, о стране, теснейший блок с которой Великобритания еще недавно планировала противопоставить блоку Германии и Франции, заправляющему, как полагают в Лондоне, делами ЕС.

После 1713 года Испания целых 15 раз пыталась отбить Гибралтар. Осады с моря и суши затягивались на месяцы и годы, но результатов не дали. Сегодня Испания, судя по всему, отказалась от надежд присоединить Гибралтар к своей территории и требует только совместного с Великобританией управления колонией. Однако и такой исход маловероятен.

Вопрос о статусе решается в наши дни, исходя из воли кровно заинтересованной части населения, - но что-то не видно, чтобы настроения гибралтарцев за последние 30 лет изменились. В 1967 году плебисцит дал 12138 голосов за то, чтобы остаться британской колонией, и всего 44 (сорок четыре) - за присоединение к Испании. Как и в Ольстере, демократическое большинство стоит за британское подданство (разница только в том, что в Ольстере это большинство - не столь убедительное, да еще в том, что Северная Ирландия никогда не была колонией).

Этнически население Гибралтара весьма пестрое. Сегодняшние гибралтарцы - потомки генуэзцев, англичан, испанцев, мальтийцев и португальцев. А название полуострова происходит от арабских слов жабаль Тарик (гора Тарика) - так мавры назвали Гибралтар в честь полководца Тарика ибн Зияда, отвоевавшего в 711 году Испанию у готов.

Между прочим, сама Испания преспокойно владеет в Марокко двумя колониями, и обе - больше Гибралтара: это Мелиллья (12 кв. км, население 64 тыс. человек) и Сеута (площадь 13 кв. км, население 73 тыс. человек). В прошлом году правительство Марокко предложило рассмотреть вопрос о двойном гражданстве жителей Сеуты и Мелилльи, но Мадрид от переговоров отказался.


Содержание номера Архив Главная страница