Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #5(212), 2 марта 1999

Александр БОЛЯСНЫЙ (Бостон)

КТО ИЗМЕНЯЕТ РОДИНЕ?

В декабре 1994 года арестовали исполнительного директора Снежинского государственного экологического фонда Челябинской области (бывший Челябинск-70) Николая Щура. Присвоил, мол, государственные средства. На самом деле - за то, что предал гласности полученные этим фондом данные о радиационном загрязнении пригородных территорий.

В Снежинске расположен один из двух Российских федеральных ядерных центров - ВНИИ технической физики, который занимается разработкой ядерного оружия. Это там в свое время трудился Андрей Дмитриевич Сахаров. Когда-то институт располагался на территории лаборатории, где работал известный генетик Тимофеев-Ресовский (так называемая 21-я площадка на берегу озера Сунгуль). Со временем научное учреждение перебазировалось на берег озера Синары, оставив зараженную радионуклидами площадку 21.

Первая же экспертиза, проведенная фондом, заставила ужаснуться: экологическая ситуация в Снежинске по многим параметрам превышала допустимые уровни, а в некоторых местах была просто-таки чрезвычайной. Радиоактивные "пятна" имели фон, измеряемый сотнями, даже тысячами и десятками тысяч микрорентген в час. В основном питьевом водоеме города - озере Синара - в сильнейшей концентрации ртуть. Стоит ли удивляться массовому мору рыбы в водоемах?

Однако все эти сведения противоречили официальной бодряческой информации, поставляемой группой ЗОС (защиты окружающей среды) института. Хоть не имела она ни профессиональных экологов, ни надлежащего оборудования, однако это не мешало преданно блюсти честь мундира институтских начальников.

Как же привлечь внимание обществености к угрозе, нависшей над населением? И Николай Щур вместе с дочерью Марией пошли на отчаянный шаг: сняли фильм о деятельности лаборатории фонда, представили его городскому кабельному телевидению, а перед демонстрацией Николай выступил со своим комментарием.

На следующий же день родилось уголовное дело против него. Еще через неделю Щура арестовали и заключили на полгода в Челябинский следственный изолятор. Жена Татьяна начала самоотверженную борьбу за его освобождение и за сохранение созданной им независимой лаборатории экологического мониторинга. Суд обвинил Николая Щура... в присвоении, ни больше не меньше, 100 тысяч неденоминированных рублей, а посему приговорил его к двум с половиной годам лишения свободы. Позже предложили амнистию. Отказался. Он ни в чем не виноват, стало быть не амнистия ему нужна, а полная реабилитация в результате справедливого пересмотра сфабрикованного уголовного дела.

Рано утром 6 февраля 1996 года в Санкт-Петербурге, в его квартире, сотрудники Федеральной службы безопасности России (ФСБ) арестовали капитана первого ранга в отставке Александра Никитина, являющегося российским сотрудником известного международного экологического объединения Беллуна, штаб-квартира которого находится в Норвегии. Причина: изменил Родине в форме шпионажа, передав секретные сведения иностранной организации (Беллуне. - А.Б.) Поводом для такого обвинения послужило его участие в подготовке и написании доклада Беллуны: "Северный флот - потенциальный риск радиоактивного загрязнения". В частности, главы об авариях на атомных подводных лодках.

Вот, например, какие "секреты" он выдал:

"С 1961 года и по сегодняшний день в авариях на советских/русских атомных подводных лодках погибло по крайней мере 507 человек. Наиболее серьезные аварии, вызванные пожарами, заканчивались затоплением подводных лодок. В результате аварий ядерных энергетических установок происходил перегрев активной зоны реактора (потеря теплоносителя). Помимо крупных аварий, на АПЛ имели место множество аварийных происшествий и поломок, которые привели к утечке радиоактивности. Большинство АПЛ, потерпевших крупные аварии, базировались на Северном флоте".

Называются конкретные аварии: в Бискайском заливе, в Северодвинске, Баренцевом море, Норвежском море... Дается анализ их причин. Рассказывается о последствиях для экипажей, об угрозе для окружающей среды, в частности для мирового океана.

"Атомная подводная лодка "Комсомолец" затонула в Норвежском море, недалеко от острова Медвежий, 7 апреля 1989 года. На борту атомной подводной лодки, находящейся на глубине 1685 метров, - один водо-водяной реактор и две ядерные боеголовки".

"...по состоянию на 1995 год на дне океана покоятся 6 атомных подводных лодок: две американских ("Трешер" и "Скорпион") и четыре советских (К-8, К-219, К-278 "Комсомолец", К-27). Три атомные подводные лодки СССР погибли в результате аварии, и одна была затоплена в Карском море по решению ответственных государственных ведомств, ввиду невозможности восстановления и дороговизны утилизации. Все АПЛ принадлежали Северному флоту".

"...личный состав ПЛ, особенно офицеры, работает постоянно в условиях физических и нервных перегрузок, при ненормированном рабочем дне и нерегулярном отдыхе, что также в немалой степени сказывается на безопасности эксплуатации атомных подводных лодок".

10 месяцев и 8 дней Никитин провел за решеткой следственного изолятора. Затем, по настоящее время, - в Санкт-Петербурге, под подпиской о невыезде. За это время ФСБ 7 раз пыталась предъявить ему необоснованные обвинения. Не выходило - защита доказывала их абсурдность.

Во-первых, потому, что все приведенные в докладе "секреты" были ранее опубликованы в открытой печати в разных странах, в том числе в регулярно выходящем в США сборнике "Военно-морские силы государств мира" и даже в Интернете. Во-вторых, поскольку преследование и обвинение Никитина основывались на секретных приказах министра обороны, которые, понятно, в открытой печати не публиковались. По российскому законодательству подобные обвинения силы не имеют. Не говоря уж о том, что сами эти секретные приказы появились на свет или после увольнения Никитина в запас, или уже после открытия его уголовного дела. С их же содержанием не были ознакомлены не только обвиняемый и его адвокат, но даже... следователи ФСБ!?.

Только 20 октября минувшего года Никитин предстал перед Санкт-Петербургским городским судом. Слушания продолжались всего 9 дней. Судья счел обвинение неконкретным, а представленные заключения экспертов неприемлемыми. Другими словами, ФСБ оказалась перед фактом, что состряпанное обвинение Никитина - результат трехлетнего расследования - топорно. А коль так, судья отказался далее его рассматривать и направил дело в городскую прокуратуру для дополнительного расследования.

- История России и Советского Союза не знает слу-чаев, когда дело об измене родине, инициированное КГБ/ФСБ, возвращалось судом, - заметил потом на пресс-конференции адвокат Никитина Юрий Шмидт.

То была первая ощутимая победа. Помогли, безусловно, личные качества опального капитана, но значительную роль сыграла и мощная поддержка международной общественности. Еще в сентябре 1996 года организация "Международная амнистия" в ответ на неоднократные нарушения следствием элементарных прав человека, объявила Александра Никитина "узником совести". Европарламент принял три резолюции по этому вопросу. Билл Клинтон письменно выразил глубокую озабоченность процессуальными нарушениями, допущенными ФСБ, а Совет Европы назначил специального наблюдателя за этим делом. Свое слово сказала и Международная хельсинкская федерация. Она сочла, что осуждение Александра Никитина будет равносильно возврату к практике советских времен. Оправдание же его явится подтверждением приверженности нынешней России основам конституционной демократии и гражданского общества, где экологи могут свободно поднимать проблемы, оставшиеся в наследие от "холодной войны".

Вскоре определение Санкт-Петербургского суда было направлено в Верховный суд России, ибо ни прокурора города, ни самого обвиняемого прежнее судебное решение не устраивало. Прокурора - потому, что ничего нового в деле Никитина найти невозможно, а стало быть, это дело нужно закрыть. Защита же настаивала на прекращении абсурдного дела в связи с отсутствием состава преступления.

20 ноября 1997 года. Владивосток. Новый арест. На сей раз - корреспондента газеты Тихоокеанского флота "Боевая вахта", капитана второго ранга Григория Пасько. Члена международного Союза журналистов, российских Союза журналистов и Союза писателей, лауреата литературных и журналистских премий. Он писал об утилизации отслуживших свое атомных подводных лодок, о переработке использованного ядерного топлива; предупреждал о грозящей экологической катастрофе в тихоокеанском регионе из-за преступных действий коррумпированных военных властей. Много писал. Остро. Честно.

"Как стало известно из кругов, приближенных к специалистам-экологам, на ТОФ (Тихоокеанском флоте. - А.Б.) подготовлен доклад по экологии (с грифом "Секретно"). Комментируя этот гриф, один из офицеров сказал: "Если это рассекретить, то народ пойдет с оружием на военных..."

Вице-адмирал О.Фалеев подтвердил существование доклада. Однако сообщил, что подготовлен он по приказанию Главного штаба ВМФ и только по его указанию может быть рассекречен" (Газета "Боевая вахта", 16 июня 1993 г. "Удивительное рядом, но оно запрещено. Субъективные заметки об экологии и секретности").

"2 апреля японская газета "Асахи симбун" со ссылкой на "Гринпис" сообщила дополнительные сведения о сбросах радиоактивных отходов в дальневосточные моря. В частности говорится, что районов сброса в зоне действия Тихоокеанского флота десять. Самый большой сброс был в районе 7д (юго-восток Камчатки). Всего же на Тихоокеанском флоте было сброшено 6863 контейнера с твердыми отходами и затоплено 38 кораблей" (Газета "Владивосток" за 20 апреля 1993г. "Ядерные отходы угрожают всем нам").

"В тот день на судоремонтном заводе во время перезагрузки активной зоны по вине обслуживающего персонала произошел взрыв реактора на атомной подводной лодке К-431. (...) Десять человек обслуживающего персонала погибли на месте. По неофициальным данным (других пока нет) во время ликвидации последствий аварии тысячи человек получили дозы радиоактивного облучения в диапазоне от 2 до 140 бэр (...) А несколько месяцев назад на Камчатке прямо у пирса затонул списанный атомоход" ("Боевая вахта" за 12 августа 1997 г. "Приморский Чернобыль. Истинные последствия взрыва атомной подлодки в поселке Чажма неизвестны до сих пор").

Эти публикации визировались в надлежащем на флоте порядке. Более того, по заданию начальства Тихоокеанского флота Пасько сотрудничал с японскими газетой "Асахи" и телекомпанией NHK, делая для них экологические репортажи на основе несекретных материалов.

За неделю до ареста, 13 ноября, во владивостокском аэропорту, откуда он вылетал в служебную командировку в Японию, у Пасько изъяли все материалы, которые журналист взял с собой. Они не имели никаких ограничений для распространения. По возвращении же из командировки Григория задержали сотрудники военной контрразведки по подозрению в государственной измене. Посадили за решетку. На восьмые сутки подозрение вылилось в официальное обвинение. Обыски в редакции, квартире, гараже. Изъяты все материалы, собранные за 14 лет журналистской работы, компьютер и другая оргтехника, даже автомобиль, записанные как "орудия преступления". Словом, история похожа на "никитинскую".

Прошлой осенью дело передали в суд. Все это время Пасько ожидал его за решеткой, где чего только не пережил. Осмелился передать на волю письмо - наказание: проштрафившегося "шпиона", как сообщил заместитель главного редактора владивостокской газеты "Новости" Александр Радушкевич, перевели из четырехместной камеры к уголовникам, где на десяти квадратных метрах содержатся 12 зеков, а спят они на трехэтажных нарах по очереди в три смены. В другой раз запретили свидания с женой и братом. Тюремные условия заметно подорвали здоровье (подозрение на туберкулез). Жена, адвокаты забили тревогу - бесполезно. Запрос адвокатов об изменении меры пресечения на подписку о невыезде Военная коллегия Верховного суда России отклонила. Мотивировка: мол, по мнению "оперативного источника", Пасько в таком случае намерен скрыться на территории Украины.

И вот 21 января нынешнего года Григорий Пасько предстал перед военным судом Тихоокеанского флота. В качестве заседателей в него вошли два офицера из пограничных войск, которые непосредственно относятся к структуре ФСБ.

В обвинительном заключении - ни одного факта незаконных действий обвиняемого в шпионаже журналиста. Не указано даже, в чью конкретно пользу он "шпионил". Заметное беспокойство вызывало у суда присутствие общественных защитников: директора российского "Пен-центра" А.Ткаченко и председателя совета ветеранов Тихоокеанского флота, контр-адмирала в отставке, бывшего начальника флотской разведки А.Максименко. Беспокоило и присутствие журналистов. Ну, с теми - без церемоний: по распоряжению председателя Военного суда Тихоокеанского флота В.П.Славина журналистов НТВ, РТР и "Интерньюс", которые приехали снимать материалы о ходатайстве адвокатов, просто выставили из здания (раньше их не допускали только в зал суда).

Уже на восьмой день процесса, 29 января, из заявления Центра общественных связей ФСБ по поводу этого суда стало известно: слушания отложены. Немудрено: ведь к тому времени так и не прояснилось, что же конкретно уголовно наказуемого сотворил военный журналист.

Как и в истории с Никитиным, не осталась безучастной к сфальсифицированным уголовным делам Щура и Пасько общественность, включая международную. Члены Совета Программы по ядерной и радиационной безопасности Международного социально-экологического союза обратились с открытым письмом к Президенту Ельцину:

"В случаях с Никитиным, Щуром и Пасько при профессиональной и непредвзятой работе следователей не требуется много времени, чтобы на основании имеющихся документов определить характер разглашаемой ими информации. Между тем судебное преследование этих людей длится годами, а заключение под стражу - многими месяцами. Во всех случаях нарушаются их гражданские права, а обращение с ними носит иногда бесчеловечный характер... Помогите нам, господин Президент, в нашей общей борьбе за экологически безопасную, достойную Россию, за сохранение здоровья ее граждан и природы. Помогите демократии в нашей общей стране".

Известные российские общественные деятели, ученые, литераторы создали Общественный комитет в защиту Григория Пасько.

Тем временем события во Владивостоке неожиданно повергли в замешательство флотское начальства и блюстителей законности. В Военный суд Тихоокеанского флота поступило письмо от горизбиркома с ходатайством об изменении меры пресечения содержащемуся в СИЗО Григорию Пасько, поскольку тот... зарегистрирован в качестве кандидата в городскую думу. Как, мол, он сможет вести на равных борьбу с другими кандидатами за место в законодательном органе города, сидя в следственной камере?

...А контрразведчики-то, представьте, позорно оплошали. Когда делали на квартире Пасько обыск, проморгали ценнейшую видеопленку. Ее Григорий снял по разрешению флотского начальства, когда недалеко от порта, где глубина небольшая, затапливали старые боеприпасы. В нынешнем российском Уголовном кодексе такие действия однозначно квалифицируются как экоцид. А его устроители в лице руководства Тихоокеанского флота, следовательно, подлежат уголовной ответственности.

18 января нынешнего года, за 3 дня до начала суда над Пасько, Комитет в защиту Григория Пасько провел в московском Доме журналиста пресс-конференцию. Та обличающая видеопленка была впервые обнародована. До показа же - передана тогдашнему Генеральному прокурору России Ю.Скуратову.

Российская "охота на ведьм-экологов" - в разгаре. Незадолго до начала нынешнего года в Москве, возле здания Минатома России, арестовали лидеров общественных движений "Антиядерная кампания", "Яблоко" и одного студента. Они проводили акцию протеста против ввоза в Россию иностранных ядерных отходов. Арестованные - известный российский эколог, координатор Антиядерной кампании Международного социально-экологического союза Владимир Сливяк, председатель молодежного отделения "Яблоко" Андрей Шаромов и представляющий Свободный профсоюз студентов Леонид Диденко.

Повод для ареста: московские власти не дали "добро" на акцию. Своевольная троица была тут же осуждена Замоскворецким судом г. Москвы. Баркашовцев, которые вскоре открыто провели фашистскую акцию, московские блюстители порядка тронуть побоялись. Это уже потом, под влиянием международного возмущения российскими нацистами, против них возбудили уголовное дело. Судить же вольнодумных экологов-интеллигентиков решили сразу.

Грустно... Российская Конституция закрепляет за гражданами право на полную и правдивую информацию о состоянии окружающей среды. В законе России "Об охране окружающей природной среды" однозначно сказано, что предоставление полной и достоверной информации о радиационной обстановке является обязанностью всех без исключения - в том числе и военных - должностных лиц и организаций. А российские законы "О государственной тайне" и "Об информации, информатизации и защите информации" прямо запрещают экологическую информацию относить к информации с ограниченным доступом, сокрытие же ее влечет за собой ответственность, в том числе уголовную. Стало быть, люди имеют право знать, чем чреваты радиоактивные "пятна" в их городе? Где затоплены атомные подводные лодки со смертельной радиоактивной "начинкой"? Где захоронен и затоплен арсенал дальневосточного химического оружия - десятки тысяч тонн отравляющих веществ? Какую опасность несет импортируемое в Россию отработанное ядерное топливо?

Так кто же изменяет России?! Те, кто по велению совести и служебного долга обнародуют "невкусную", но честную и нужную информацию об экологической угрозе, рискуя собственным благополучием? Или те, кто, оберегая свой мундир, пренебрегают юридическими и моральными законами, подвергая здоровье и жизнь миллионов людей (и не только, кстати, своих сограждан) огромнейшему риску, исходящему от России?

...4 февраля 1999 года, когда писались эти строки, стало известно, что российский Верховный суд отклонил жалобу защиты Никитина и протест прокурора, подтвердив решение Городского суда Санкт-Петербурга о направлении дела на дополнительное расследование в ФСБ. Александру Никитину сохранена мера пресечения в виде подписки о невыезде. Его адвокаты намерены обратиться в Европейский суд по правам человека. Юрист Беллуны Йон Гаусло уверен, что у Никитина есть все шансы выиграть в Страсбурге дело. В пресс-релизе Беллуны приводится его предсказание в таком случае:

- Россия будет вынуждена следовать решению Европейского суда, или потерять членство в Совете Европы.

После зачтения решения Верховного суда, там же, в зале, началась импровизированная пресс-конференция.

- Мне жаль, что я живу в государстве, где демократия существует только на словах, - заявил Александр Никитин.

Что к этому добавишь... Разве то, что все еще висит в воздухе многолетнее дело "шпиона" Пасько? Что так и нет справедливой официальной оценки историй Николая Щура и активистов Антиядерной кампании? Что в России в числе "неблагонадежных" числятся и защитники окружающей среды?

Так кто же изменяет России?..

* * *

В статье использованы материалы международных экологического объединения Беллуна (Норвегия) и Социально-экологического союза (Россия). Автор глубоко благодарит также за предоставляемую информацию Льва Федорова (Москва) - доктора химических наук, президента Союза "За химическую безопасность", главного редактора бюллетеня "Проблемы химической безопасности", издаваемого при финансовой поддержке Института "Открытое общество".

* * *

P.S. Когда эта статья уже была написана, из Владивостока пришло сообщение: закрытый военный суд над Григорием Пасько возобновил работу. Он по-прежнему всячески ограждается от всего, что может развалить обвинение. Судья отстранил от участия в процессе одного из защитников Григория - известного московского адвоката Карена Нерсисяна. Видно, слишком "неудобным" он оказался, ибо одновременно представлял на суде ряд международных правозащитных организаций: Международный пен-центр, Комитет защиты гласности, "Международную амнистию" и "Международных наблюдателей".


Содержание номера Архив Главная страница