Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(211), 16 февраля 1999

Ефим МЕРХЕР (Флорида)

ТРИ ПИСЬМА

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

Уважаемый Виктор!

Вот уже почти два года, как я на пенсии. Всё, о чём Вы прочтёте ниже, связано со многими событиями, личными наблюдениями, переживаниями, мыслями и даже конфликтами. Всё это было со мной, не с кем-нибудь. Я пишу об этом с грустью, ибо время моё ушло, и начни я здесь хотя бы лет на 20-30 раньше, может быть, кое-что мог бы если не изменить, то... ну... громко высказать свою точку зрения. Я пишу об американской школе, о так называемой Public School. По образованию я филолог, педагог. Окончил Латвийский университет в Риге. В Америке непосредственно по своей профессии я начал работать в середине 80-ых годов. Два года в Калифорнии, в Институте иностранных языков при Министерстве обороны США (очень интересное учреждение, заслуживающее специального рассказа), а потом уже в Нью-Йорке, в школе. От моей беззаботной жизни в Калифорнии не осталось и следа. Конфликты начались сразу же на следующей неделе после начала работы.

И тут я должен кое-что рассказать, объяснить. В Нью-Йорке в то время собралась довольно большая группа бывших советских учителей, разных и по степени знания английского языка и по опыту жизни в Америке. Система образования в США отличается от систем многих стран, и от той, из которой мы все приехали. Нам бы разобраться, вникнуть, в чём всё-таки разница. Увы... Большинство из нас сразу же решили "поправлять", а некоторые даже пробовали "внедрять" то, что им казалось прогрессивным, передовым. В чужой монастырь со своим уставом...

Ну и что, что у тебя диплом, степень даже. Это там у тебя было. Здесь ты должен сдать на License - лицензию. Так постановил когда-то Городской отдел народного образования. Есть у тебя диплом учителя или нет - это не совсем важно. В школу на работу принимают прямо с улицы. Прочитали объявление, приходят в Отдел образования и сдают этот экзамен. Понимаете, Виктор, сдают на право работы в школе. С детьми! С будущим страны!

Представьте себе, что Вам предложили спеть в Метрополитен-Опере партию Каварадосси в "Тоске" Пуччини. Уверен, что Вы ответите так: "Простите, но я никогда не пел. Для этого нужны голос, талант, специальное музыкальное образование, наконец!" А кто сказал, что в школе можно работать без специального образования, без таланта учителя?! Оказывается, можно. И работают. Я однажды встретился с коллегой на отдыхе. Радостно она сообщила, что её дочь, которая уже год как без работы, наконец-то сдала на License и в сентябре выйдет на работу в четвёртый класс. В четвёртый класс!! Простите, Виктор, Вы помните свою первую учительницу? Или учителя? Помните. Уверен. Я тоже помню. Анну Никаноровну. Все мы, оттуда, помним наших Екатерин Васильевных, Ивановных и даже Абрамовных и Моисеевных. Помним! Здесь же дети попадают в первый класс, а через год он уже у другого учителя, а потом ещё у другого. У учителей здесь этакая "специализация" - по первым, вторым и т.д. За 6 лет начальной школы дитя меняет учителей, классы, даже школы. И если ребёнок, не дай Бог, с "проблемами", то, заметив её (проблему) в первом классе, во втором и в третьем, у других учителей, проблема превращается в беду. У педагога такой ребёнок будет под пристальным вниманием все годы начальной школы. А постоянный коллектив детей в классе - весьма важный фактор в становлении характера ребёнка. Но ведь никто не собирается "воспитывать" детей. Изначально такой задачи не ставилось! Америка когда-то решила, что школа (я говорю о государственных школах) должна научить ребёнка читать, писать, считать и... остальное - весьма поверхностно. Познакомить с физикой, химией, географией под общим названием предмета наука - science, ну и математика, чтение и т.д. Основная задача учителя не воспитывать, не заниматься тонкими психологическими разработками, не любовь к детям, а грамотное прочтение инструкции, наставлений и прочей макулатуры, которой непомерно много.

Не буду обобщать. Несомненно, в школах есть и талантливые учителя, и прекрасно изданные учебники, и очень успешные школьные программы. Единой школьной программы в Америке нет. Каждый штат, город, район имеют право на свою программу по каждому предмету. Только экзаменационные национальные программы - для всей страны. Виктор, а знаете ли Вы, что Америка тратит на образование больше, чем все вместе взятые европейские страны? Почему? Всем охота отведать от огромного "пирога". Обратите внимание: по статистике 80-ых годов, в Японии на 100 работающих учителей было всего 2 административных работника. А у нас, в Америке, на те же 100 - 35 внеклассных работников. В лето 1990 года для летней программы (летний лагерь) в нашем районном отделении было рекрутировано около 30 учителей и столько же помощников учителя (есть и такая должность). Помимо этого - полный состав столовой, охрана. Из отдела ежедневно приезжали 5-6 человек для проверки. Зарплата за работу в летней программе начислялась так, как будто никто из нас в системе не работает. Это мой отпуск, я за него получил уже, а тут вроде как бы дополнительный приработок. Для нас это очень выгодно, грех жаловаться. Для работы нам привезли целую машину всяческих принадлежностей, игры, альбомы, музыкальные инструменты. Господи, да я такого никогда и не видел! Когда мы всё это сумеем использовать!? Вот такой размах, вот как здесь тратят деньги! Ничего не жалко для народного образования! Образования, после которого много, непропорционально много выпускников восьмилетних школ не умеют читать, писать и даже считать. Все 8 лет их в основном развлекали, уговаривали вести себя прилично, просили... не обижать своих учителей. Однако и побитые учителя были (а иногда и убитые: вспомните волну последних убийств в школах, о которых сообщали все СМИ), и девочки 12-13-летние, рожающие детей. В нашей школе две девочки забеременели от своих одноклассников... О каком образовании может идти речь?! Простите меня...

Я нарисовал весьма неприглядную картину, не так ли? Однако всё так или почти так. Когда-то в весьма благополучную систему школьного образования вмешалась Большая политика. Это было вызвано и объективными причинами: сегрегация, приход чёрных ребятишек в белые школы. Стало очень трудно. Всё надо было делать по-другому. А как? Никто не знал. И до сих пор не знает. Это только там, в стране победившего социализма, знали как надо. Всегда знали.

Я написал статью. На английском языке. Моя кузина Роза (светлой памяти!) помогла с переводом. Статью я отправил в редакции нескольких газет. Не приняли. А статья ходила по рукам среди учителей, её даже обсуждали где-то в колледже, где один из моих коллег делал свою магистерскую степень. И вдруг однажды меня вызывает директриса нашей школы, умная, приятная дама где-то за пятьдесят. Подруга из какой-то газеты прислала ей экземпляр. "Я прочла, - говорит, - твою статью. Ты что, с ума сошёл? Если начальство узнает об этой статье, тебя просто уволят с работы. Забери и никому не показывай! Запомни: никто не занимается у нас образованием в твоём понимании. Наша система вся политизирована и коррумпирована. Первооткрывателей, педагогику - всё давно забыли!" Так или почти так говорила со мной моя директорша, которую я зауважал после этого разговора ещё больше. Помните, Виктор, после этого разговора я Вам обещал, что только после ухода на пенсию напишу о том, что думаю. Тогда было ещё не время.

Наверное, не все будут согласны с моими оценками. В русских газетах часто появляются статьи наших русских учителей. У каждого своя точка зрения. У каждого по своему сложилась судьба здесь, в Америке.

Очень консервативная группа учёных - педагогов, учителей издает солидный журнал. Все проблемы, мной обозначенные, там излагаются, и предлагаются программы для их решения. Тон статей далеко не категоричный. Никто не утверждает: надо так! - нет. Да, давайте уйдём на единую школьную программу, единую для всех школ страны. Это может помочь. Давайте решим проблему единого учебника по данному предмету. (Помните: Шапошников и Вальцев и другие имена авторов - учебник один на всю страну.) Объявим конкурс, выберем лучший на всю страну. Это может помочь. И давайте подготовим кадры учителей прежде всего. И дальше в таком же духе. Всё на уровне эксперимента. Никто ничего не утверждает. Всё надо осторожно менять, ибо каждый новый шаг, который все (и я в том числе) считают чисто педагогическим, научным и крайне важным для улучшения системы народного образования, должен пройти через профсоюзы учителей (об этом профсоюзе два слова: это и "Большое вам спасибо! Без вас бы загнулся!", а с другой стороны - никаких новаций! Оставить всё как есть! И не дай Бог - критиковать). Я уже не упоминаю битвы в Конгрессе, где люди, далёкие от проблем образования, играют в политику.

И всё-таки в системе американского народного образования есть то, чего нет ни в одной стране мира - "специальное образование". Больные от рождения, калеки и умственно отсталые собраны в отдельные классы, разделены на группы по схожим проблемам. Есть даже специальные школы. Очень грамотные кадры подобраны в этих коллективах. Учителя с медицинскими знаниями. Некоторые дети имеют одного сотрудника, за ним присматривающего. Из труднодоступных районов таких детей возят в школу даже на самолёте. Вы об этом не знаете? Я знаю. Но об этом надо писать отдельно.

Америка непредсказуема. Она решает свои проблемы на свой лад. В школьной системе часто работают и бюрократы, и честные, совсем не равнодушные люди, патриоты. Я встречал и тех и других. Я уверен, что американцы преодолеют этот кризис в системе образования. Хороших людей всегда больше, и они должны одержать победу. Вот и всё, о чём я хотел с Вами поделиться.

(Продолжение в следующем номере)


Содержание номера Архив Главная страница