Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(211), 16 февраля 1999

Гарри ЛЮБАРСКИЙ (Чикаго)

КОЕ-ЧТО ИЗ ИСТОРИИ "ДРУЖБЫ НАРОДОВ" СССР И АФГАНИСТАНА

Одним из самых жестоких и кровавых преступлений против человечества, совершенных правящей в СССР кликой медленно угасавших герон-тократов, была развязанная ею в конце 70-х годов война в Афганистане, не принесшая славы русскому оружию и "радости новых побед несокрушимой и легендарной". Эта война, принесшая неисчислимые потери противоборствующим сторонам, искалечившая духовно и физически десятки тысяч молодых людей и окончательно подорвавшая авторитет Советского Союза на международной арене, вопреки ожидаемым прогнозам, не укрепила, а расшатала устои некогда великой и могучей державы и явилась, по существу, первым серьезным импульсом поголовной криминализации российского общества. А иначе быть и не могло. Ведь именно участники афганской войны, привыкшие безнаказанно убивать, насиловать, грабить, потреблять и распространять наркотики, составили основу боевых отрядов большинства преступных группировок, действующих в России и терроризирующих ее население. Последствия этой бессмысленной бойни еще долго будут сказываться на жизни многих российских граждан, потерявших своих родных и близких.

Проклиная эту войну и ее зачинщиков, подавляющее большинство наших земляков до сих пор остаются в неведении того, что она была не первой и не единственной в истории этих государств. Да и откуда нам всем было об этом знать, если первая война между СССР и Афганистаном, несмотря на крупномасштабный характер военных действий, велась втайне от собственного народа, ни в каких средствах массовой информации не освещалась, а основные ее действующие лица скрывались под чужими именами. Все, связанное с этой войной, было настолько засекречено, что дало повод некоторым историкам высказать предположение о том, что весьма ограниченная брежневская камарилья, принимавшая решение о вводе войск в соседнюю страну, вообще не имела представления о событиях 50-летней давности. И только сейчас, накануне третьего тысячелетия, эти покрытые мраком неизвестности события стали постепенно всплывать на поверхность, демонстрируя полное единство взглядов и действий руководителей советского государства, между которыми "пролегла" пропасть "глубиною" в 50 лет.

Так что же произошло в том далеком 1929 году? В это время в Афганистане у власти находился эмир Аманулла-хан, представляющий интересы богатых землевладельцев, пользующийся поддержкой южных племен, выходцем из которых он являлся. Он находился в дружественных отношениях с советским правительством, которое планировало использовать в своих интересах его недружественную политику по отношению к соседней Индии, бывшей в то время еще колонией англичан. Аманулла-хан был для своей среды весьма образованным человеком, часто бывал в СССР и европейских странах и пытался провести в стране некоторые прогрессивные реформы. Однако эти попытки восстановили против него сторонников исламского пути развития страны, не желавших изменять свой быт, традиции и веру. В результате он был свергнут с престола своими противниками во главе с сыном кабульского водовоза, дезертиром из армии Бачаи-Сакао. Он был выходцем из самых низов и опирался на беднейшее крестьянство. Захватив власть в стране, Бачаи-Сакао сформировал кабинет министров из полуграмотных, но хорошо знавших нужды населения людей, снял с земледельцев все недоимки за прошлые годы, заменил аппарат старых продажных чиновников выходцами из народа, приступил к переделу земли. Казалось бы, что, руководствуясь призывами к классовой солидарности, о которой Страна Советов кричала на весь мир, она должна была поддержать восставших. Но этого не произошло, так как Бачаи-Сакао мало прислушивался к советам из Кремля и проводил свою независимую политику. Поэтому Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о поддержке представителя помещиков и ханов Амануллы в его борьбе против пролетария Бачаи-Сакао. С этой целью в Среднеазиатском военном округе была сформирована группа войск численностью свыше 800 человек при 12 станковых и 12 ручных пулеметах, 4-х горных орудиях и передвижной радиостанции. Отряд был укомплектован переодетыми в афганцев отборными красноармейцами срочной службы и некоторым количеством сторонников Амануллы, бежавших в Советский Союз.

14 апреля 1929 года отряд, вырезав оказавшую сопротивление афганскую заставу, начал двигаться на юг страны по направлению к городу Келиф. Гарнизон этого города был поначалу настроен на решительное сопротивление, но после нескольких орудийных залпов и пулеметных очередей сдался на милость победителей. 19 апреля командующий отрядом "кавказский турок Рагим-бей" встречал уже в городе Ханабаде, гарнизон которого спешно отступил в столицу северного Афганистана - Мазари-Шариф. 22 апреля отряд подошел к этому городу, перебив на пути к нему около 2-х тысяч местных жителей. Ранним утром начался штурм. Ожесточенное сражение длилось целый день. Плохо вооруженные афганцы, расстреливаемые в упор пулеметным и артиллерийским огнем, вынуждены были бежать, потеряв несколько тысяч человек убитыми и ранеными. Затем последовал разгром армии Бачаи-Сакао под Таш-Курганом, где она потеряла убитыми около 3-х тысяч человек.

Первое упорное сопротивление советским войскам оказал гарнизон старинной крепости Дейдади, который осадил непрошеных пришельцев в занятом ими городе Мазари-Шариф. Рагим-бей вынужден был просить о помощи. Однако посланный на соединение с ним эскадрон с пулеметами под давлением превосходящих сил противника был вынужден вернуться на советскую территорию. Помощь осажденным была оказана благодаря авиации, доставившей в город 10 пулеметов и 200 снарядов. Тем не менее попытки афганцев овладеть потерянным городом не прекращались, а становились все более настойчивыми и изощренными. Оказавшись под угрозой полного разгрома Рагим-бей уже не просит, а взывает о помощи, требуя, как минимум "200 газовых гранат (!) и эскадрон головорезов". На этот раз помощь поспела вовремя. 6 мая авиация Среднеазиатского военного округа несколько раз штурмует позиции противника, а днем раньше к основным силам присоединился прорвавшийся с боем второй отряд, насчитывающий 400 бойцов при 6-ти орудиях и 8-ми пулеметах. Афганские войска были вынуждены снять осаду и отступить в крепость Дейдади. Но и она держалась недолго. 8 мая после бомбардировки с воздуха и длительного артобстрела афганский гарнизон покинул цитадель.

Такое положение дел не устраивало правительство Афганистана, которое бросило против оккупантов свои самые отборные войска под руководством одного из лучших своих полководцев Сеид-Гуссейна. В это время Рагим-бей был отозван в Москву, а его место занял Али-Авзаль-хан. Он продолжил движение в глубину афганской территории. Тем временем дивизия Сеид-Гуссейна внезапным броском выбила красноармейцев из Таш-Кургана и перерезала тем самым пути снабжения. Али-Авзаль-хан вынужден был развернуть свои войска и двинуться к Таш-Кургану. 25 мая начался штурм города. Бой продолжался более двух дней. Его исход решила поддержка с воздуха. Афганцы вынуждены были отступить. Но развивать успех уже не было сил. Сказались серьезные потери в живой силе и технике, враждебное отношение местного населения и поражение в бою с правительственными войсками отрядов Амануллы, шедших на соединение с частями Али-Авзаль-хана. Продолжать дорогостоящую кровопролитную войну еще неокрепшему советскому государству было бессмысленно. 28 мая штаб СВО отдал приказ войскам о возвращении на родину, который был выполнен в течении нескольких дней. Так бесславно закончилась очередная авантюра правящего в СССР режима, сведения о которой долгое время не подлежали разглашению.

А кто же руководил советскими войсками, скрываясь под вымышленными восточными фамилиями? Рагим-беем был хорошо всем известный Виталий Примаков, которому немало строк посвятил Виктор Суворов в своей новой книге "Очищение". Под псевдонимом Али-Авзаль-хана воевал менее знакомый читателям кадровый командир Александр Черепанов. Во время Второй мировой войны он командовал 23-ей армией, оборонявшей Ленинград, в послевоенное время находился на руководящей работе в Министерстве обороны. Награжден орденом Ленина, пятью орденами Красного Знамени, орденом Кутузова 2-й степени. Умер в 1984 году.

В заключение хочу сообщить еще об одном любопытном факте. В отличие от андроповского КГБ, при решении вопроса о вводе войск в Афганистан тогдашнее ОГПУ в лице начальника иностранного отдела и одновременно зам. председателя М.А.Трилиссера решительно выступило против этой авантюры. Однако, Политбюро приняло тогда точку зрения возглавляемого Чичериным Наркомата иностранных дел, слабо знакомого с реалиями внутриполитической обстановки в соседней стране. Проявленная строптивость не осталась незамеченной. Через короткий промежуток времени Михаил Абрамович Трилиссер, крупнейший специалист своего дела, вдумчивый и интеллигентный человек, уважаемый всеми своими сотрудниками, был отстранен от руководства разведкой и отправлен вроде бы на повышение - заместителем наркома РКИ. Немалую роль в этом сыграл постоянно интриговавший против его Ягода, видевший в нем своего главного конкурента на пост председателя ОГПУ. Эта "рокировка" позволила Трилиссеру пережить Ягоду на 3 года. Он был расстрелян, как "враг народа" при последней предвоенной чистке в 1940 году.


Содержание номера Архив Главная страница